14 декабря, суббота | б.Украина | Аналитика | Политика | Интервью | Регионы | Тексты | Обзор СМИ | Геополитика | Кавказ | Сетевые войны
Абубакаров - воспитанник традиционного для Дагестана и Чечни ислама, последовательно и смело выступал против ваххабизма, изобличая его идеологию, практику Военные столкновения между ваххабитами и последователями суфизма
Российские власти прозевали ваххабизм

Начавшийся в Чечне процесс шариатизации показал полную неподготовленность граждан и духовенства к этой ситуации - республике практически не было глубоко подготовленных шариатских судей Шариатское правление в Чечне и его последствия
Кавказ не готов к обустройству исламского государства

Практические деяния ваххабитов, во всяком случае, тех, кто маскировался под ними, сопряжены многочисленными преступлениями против личности Исламский радикализм как фактор общественной угрозы
Ваххабизм был привит Кавказу мондиалистами

Операция ВС Турции в сирийском Африне против курдских вооруженных формирований направлена на ослабление позиций США в Сирии, что в интересах как Москвы, так и Дамаска, заявил РИА Новости председатель турецкой партии "Родина" (Vatan) Догу Перинчек. Он расц Перинчек: Операция в Африне ослабляет позиции США в Сирии
Турция vs США или... ?

Несмотря на чудовищно подрывную миссию так называемых «национал-демократов», наша русская, евразийская империя свободных народов найдёт место и для них Евразийство vs национал-демократия: кому действительно нужна Великая Россия?
«Нацдемы» не смогут остановить Империю

Запад - внутри нас во всех смыслах, включая сознание, анализ, систему отношений, значений и ценностей. Нынешняя цивилизация еще не вполне русская, это не русский мир, это то, что еще только может стать русским миром Шестая колонна - главный экзистенциальный враг России
У России есть враг и пострашнее «пятой колонны»

Поправки в Федеральный закон от 07.07.2003 года № 126-ФЗ «О связи» в части оказания услуг подвижной радиотелефонной связи вступили в силу с 1 июня 2018 года. Об этом рассказывает Федеральное агентство новостей в статье «Связь по паспорту: с 1 июня анонимн Поправки ФЗ «О связи»: что кому грозит
Конец эпохи анонимных «симок»

Цифровая платформа, позволяющая мелкому и среднему бизнесу Евразийского Экономического Союза быстро и с минимальными издержками продать свою продукцию за рубеж разрабатывается сегодня специалистами Пермского государственного университета (ПГНИУ). Группа р Цифровая платформа на базе Блокчейн
Многополярная альтернатива VeXA

Америка на пути к распаду Америка на пути к распаду
СШа трещат по швам

Сто лет расстрела: уврачевать раскол Сто лет расстрела: уврачевать раскол
Сверхидея: пространство и судьба

Размышления о том, почему мы и дальше будем наслаждаться привычными кадровыми решениями президента Новое правительство б/у чиновников
Почему мы и дальше будем наслаждаться кадровыми решениями

Перед грядущими президентскими выборами сторонники Владимира Путина вспоминают самые разные его заслуги. Политическая стабильность, экономический рост, международный авторитет и суверенная внешняя политика, возвращение Крыма и строительство Керченского мо Вертикаль власти – главная стройка Владимира Путина
Главная стройка Путина

К глубокому сожалению, Греция захвачена глобалистами. В самом начале была надежда на то, что Ципрас и его правительство начнут действовать в интересах греческого большинства. Однако греческий экономический кризис оказался настолько глубок, что не сложными Европейские реалии: Греция захвачена глобалистами
Афины на пороге позора

«Мы показали, что в мире больше нет одного хозяина, который вправе распоряжаться судьбами народов только по собственному произволу» Признание, окончательно и бесповоротно
Россия спасла от геноцида осетин и абхазов

Неоевразийство — политическая философия, наследующая классическому евразийству и русской консервативной мысли. Классическое евразийство возникло в среде русской эмиграции, размышлявшей о причинах краха русской культуры и гибели государства. Неоевразийство Неоевразийство как ценностная система
И снова об идеях...

Евразийский меридиан должен быть не столько границей между Европой и Азией, сколько границей между Западом и Востоком, между западными и восточными культурами и цивилизациями Время Евразийского меридиана
Россия в праве ввести очень перспективный бренд

Мифы, мечта и постмодерн Мифы, мечта и постмодерн
Архетипы и Голливуд

«Пулемёт Максим» - это словосочетание для человека неискушенного давно стало устойчивым. Ну не РПК же, ПКМ, Печенег и тд или хотя бы ППШ вспоминает обыватель, когда слышит слово «пулемёт»! Только «Максим» - эта ассоциация железобетонная и обжалованию не п «Максим» - человек и пулемет: 130 лет в России
8 марта и пулемёт Максим

Если Франция не хочет хранить свою традицию, она получит чужую, выстроенную на обломках христианской цивилизации Пожар умирающей Европы
По ком струится чёрный дым?

Россия, Комсомол, Профсоюз, Традиция… и нету других забот! Россия, Комсомол, Профсоюз, Традиция… и нету других забот!
Ради будущего

Три «В» российской системы воспитания Три «В» российской системы воспитания
Без идеи мы потеряем всё

...Прежде всего в себе нужно разбудить Мефистофеля, язычество, стихии - огонь, землю, воду, ветер... Бред здорового воображения
Интервью с Ником Рок-н-Роллом (Николаем

Грузия с Россией: новая молодежная сила готовится менять вектор Тбилиси Грузия с Россией: новая молодежная сила готовится менять вектор Тбилиси
Куда повернет Грузия?

«К сожалению, Сербия находилась многие годы в режиме либеральной глобалистской оккупации и внешнего управления и там, несмотря на присутствие братского, самого близкого нам народа – сербов, - православного народа, который выходит с нами из единых культурн Коровин: Сербы заявляют свою волю
Сербы и постчеловечество

На арене Беня На арене Беня
Встречайте нового президента бывшей Украины!

Как украинский криминал сращивается с властью, влияет на политику и управляет государством Украина криминальная: кровавый экспорт за пределы и схватка за власть
Украниский криминал во власти

Разделяй и властвуй принцип управления и поглощения весьма известный еще в дремучем средневековье, и такой подход применяют по отношении к Православной Церкви. Но кто заказчик? Откуда растут ноги украинской «автокефалии»? Откуда растут ноги украинской автокефалии?
При Ватиканском обкоме...

Новый путь России Новый путь России
Исторические возможности за пределами Путина

Палестина: современность Палестина: современность
Решение - 50/50

Победа над спарринг-партнёром вскружила голову мечтателям о господстве над миром и серьёзно притупила бдительность. Они всерьёз решили, что «враг» повержен, и можно более не напрягаться. Была даже популярна мысль о «Конце истории». Как результат – ряд рок Глобальные косяки глобального Запада
Запад и Беларусь

 АВТОРСКИЕ КОЛОНКИ

Российская военно-космическая оборона и бреши противоракетной «философии» Алексея Арбатова (Часть вторая)


Вырабатывать критерии для характеристики противостоящей российским силам ядерного сдерживания противоракетной обороны атлантистов Россия должна исключительно сама 18 июня 2013, 09:00
Версия для печати
Добавить в закладки
«Озабоченность» некоторых экспертов состоянием дел в создании и развитии системы ВКО РФ являет собой не что иное, как озабоченность Запада практической готовностью России к реализации самостоятельной и долгосрочной политики

Начало здесь

От философии к «конкретике» и «разделению» по решаемым задачам

Порассуждав на философские темы, академик Алексей Арбатов переходит к постановке вопросов вполне конкретных и на этом пути, снова «идёт по кругу»:

«Пока нет никакой ясности относительно конкретных задач ВКО. Во всяком случае, в официальных источниках и большей части экспертных работ. В частности: должна ли ВКО отразить удары баллистических или аэродинамических средств нападения и в каком оснащении (ядерном или обычном); нацелена ли она на перехват межконтинентальных ракет (МБР и БРПЛ) или ракет средней дальности (БРСД), авиации и крылатых ракет; призвана ли она парировать массированные или одиночные и групповые удары; должна ли защитить объекты военно-политического управления, стратегических ядерных сил (СЯС) или административно-промышленных центров и экономической инфраструктуры?»

При отражении удара СВКН противника будет задействован не только потенциал противовоздушной и противоракетной обороны, но и потенциал системы контроля воздушной обстановки и управления движением гражданской авиации.

Совершенно понятно, что при чёткой доктринальной направленности нашей ВКО упоминание в качестве ОСНОВНОЙ её задачи - «обороны важнейших объектов», - является исчерпывающим. Необходимая Арбатову-младшему «ясность» по конкретным задачам предполагает уже, собственно говоря, раскрытие характера защищаемых объектов, состава сил и средств, охраняющих и обороняющих защищаемые объекты и районов их дислокации. Кому это надо? Академик мотивирует свой профессиональный и гражданский интерес заботой о рациональном расходовании средств ГПВ 2020. Как представляется автору, при такой конкретизации по решаемым нашей ВКО задачам, куда как больше бюджетных средств сэкономит потенциальный противник. В частности, за счёт сокращения расходов на добывание соответствующей информации такими структурами, как АНБ, ЦРУ и РУМО.

Впрочем, автор тоже выступает за максимальную открытость, но исключительно на паритетных условиях. Пусть сначала США и НАТО «конкретизируют» и раскроют свои национальные и коллективные планы применения своих стратегических наступательных сил (СНС) на ближайшие 10-15 лет. Включая и ядерное, и высокоточное оружие. А уж затем мы «конкретизируем» и раскроем задачи нашей ВКО по отражению их ударов по России. Логика паритетного подхода должна действовать и здесь.

Далее отметим, что в рассуждениях на тему ВКО под прикрытием такой совершенно пустопорожней схоластики, как выяснение вопроса, что является средством воздушно-космического нападения (СВКН), а что нет, Арбатов-младший и прочие «авторитеты», упорно акцентируют внимание на ближайшей перспективе и продвигают тезис о неизбежной «отчётливой раздельности» по решаемым задачам. Вот что говорит академик, ссылаясь на отставного генерала Дворкина, ныне сотрудника Центра международной безопасности РАН и подчинённого Арбатова-младшего:

«Впрочем, самые авторитетные российские специалисты ставят под сомнение обоснованность отнесения ракетно-планирующих систем к разряду средств воздушно-космического нападения. Например, генерал Владимир Дворкин (бывший начальник 4-го ЦНИИ МО) пишет: "Ни одно государство не имеет и в ближайшем будущем не будет иметь на вооружении так называемые воздушно-космические средства, способные решать боевые задачи одновременно и в атмосфере, и в космосе". Что касается экспериментальных систем "Быстрого глобального удара", то основная часть траектории полета таких аппаратов (более 70%) будет проходить в атмосфере, поэтому защита от них должна осуществляться средствами ПВО.

Конечно, гиперзвуковая скорость наступательных средств предъявит к обороне повышенные требования. "По крайней мере, в ближайшие 10-15 лет, - подчеркивает генерал Дворкин, - средствами «воздушно-космического нападения» останутся средства воздушного нападения (авиация и крылатые ракеты различных типов базирования) и баллистические ракеты". Соответственно, указывает он, задачи воздушно-космической обороны «отчетливо распадаются на самостоятельные задачи противовоздушной и противоракетной обороны и практически не пересекаются ни по боевым, ни по информационным средствам».

О философской путанице, царящей в головах Арбатова-младшего и генерала Дворкина в контексте средств воздушно-космического нападения и «воздушно - космических средств» автор уже писал в первой части и повторяться не будет.

Теперь напомним отставному генералу и новоявленному академику о другом.

Современная мировая тенденция в развитии вооружённой организации государства в целом и вооруженных сил страны в частности, современная мировая тенденция в развитии и использовании средств вооружённой борьбы, совершенно чётко проявляется во всё большей интеграции потенциалов всех видов сил, родов войск и систем управления. И, соответственно, в заблаговременном создании условий для максимально быстрой и эффективной интеграции, в любой «неожиданной» сфере, если внезапно появится такая необходимость. Как минимум, на протяжении последних полутора десятилетий, повсюду - в официальных доктринах, в аналитических работах, в практической политике, только мелькают - «объединённые» командования, «объединённые» штабы, «объединённые» силы… Причём, всё это дополняется выдвижением требований по обеспечению максимальной совместимости потенциалов и способности любой системы, с равной эффективностью функционировать, как в централизованном, так и в децентрализованном режиме.

Целью такой интеграции является максимально полное и синхронное (согласованное по времени и РЕШАЕМЫМ ЗАДАЧАМ) использование всех составляющих военной организации страны, при решении любой задачи, связанной и предотвращением или нейтрализацией угрозы национальной безопасности. Данный подход позволяет максимально эффективно решать любую «частную» задачу, поскольку при этом усилия и потенциалы вовлечённых в решение задач структур не просто «суммируются», но умножаются. Кстати, то же касается и коалиций государств, в частности, такого реликта Холодной войны, как военного альянса НАТО. Упомянутая тенденция в контексте НАТО сегодня проявляется и дополняется реализацией атлантистами-политики т. н. «умной обороны». Эта политика предполагает максимальную интеграцию национальных потенциалов натовцев при решении задач коллективной обороны, причём не только военных потенциалов, но и научных, экономических, внешнеполитических, информационно-пропагандистских и т. д. Эта политика направлена как на обеспечение максимальной совместимости потенциалов, так и на уже упомянутое обеспечение возможности их использования в централизованном и децентрализованном режиме.

Отсюда у автора возникает вполне логичный и совсем не философский вопрос к академику Алексею Арбатову и его нынешнему подчинённому генералу Дворкину: отчего вы, господа, столь упорно навязываете России, её политикам, экспертам и вооружённым силам подходы, явно противоречащие текущим и перспективным тенденциям развития? Отчего в контексте создающейся в России системы ВКО вы пытаетесь «обосновать» и навязываете концептуальные подходы, связанные с демонстративным разделением задач решаемых компонентами системы ВКО? В частности, задач, решаемых противоракетной и противовоздушной обороной, которые вы «разводите» даже по информационно-управляющим системам? Почему вы навязываете нам дезинтеграцию по решаемым задачам силам и средствам, вместо максимально возможной интеграции? Почему вооружённые силы России должны в данном вопросе развиваться в направлении обратном тому, которым следует потенциальный противник?

Отметим - именно нацеленность на интеграцию потенциалов позволяет добиться максимального экономического эффекта при решении конкретной задачи, а, значит, и при расходовании средств, выделенных на ГПВ 2020. Об этом вроде как сильно печётся академик Арбатов-младший. Да и Военная доктрина России, характеризуя современные военные конфликты, отмечает «КОМПЛЕКСНОЕ применение в них военных и невоенных сил и средств». Так что, применительно к системе ВКО России, было бы логичным уже сегодня предположить, что при отражении и предупреждении удара СВКН противника будет задействован не только потенциал противовоздушной и противоракетной обороны, но даже и потенциал системы контроля воздушной обстановки и управления воздушным движением гражданской авиации страны.

ВКО и стратегическая стабильность

Стратегическая стабильность обеспечивается реализацией политики стратегического сдерживания. Академик Арбатов-младший утверждает:

«Диалектика систем ПРО и стратегической стабильности в настоящее время стала гораздо более сложной и противоречивой, чем во времена Макнамары. В принципе, любая система ПРО для защиты территории от одиночных или групповых ударов БР третьих стран может ослаблять потенциал ядерного сдерживания двух ядерных сверхдержав. Весь вопрос в том, насколько существенно».

Здесь откровенная демагогия - буквально в каждом слове. Во-первых, то, что Алексей Арбатов красиво называет «усложнением диалектики» во взаимоотношениях ПРО и стратегической стабильности, на самом деле является не чем иным, как появлением новых рисков военной безопасности России. Появление этих рисков связано с односторонним развитием и развёртыванием Соединёнными Штатами глобальной НПРО в условиях отсутствия реальных ракетно-ядерных военных угроз Вашингтону со стороны т. н. «третьих стран». Во-вторых, ослаблять потенциал сил ядерного сдерживания России может не «любая система ПРО», а именно система глобальной НПРО США, к практическому одностороннему развёртыванию и техническому совершенствованию которой американцы приступили более десяти лет назад.

Для защиты национальной территории Соединённых Штатов от гипотетических ракетно-ядерных ударов «третьих стран» никакая глобальная противоракетная оборона не нужна. Мало того, как полагает автор, американцам в данном случае не нужны и мобильные системы перехвата, размещаемые на морских, воздушных или, в перспективе, на космических платформах. Вполне достаточно ограниченного количества стационарных перехватчиков, размещаемых на американской территории. Причём в заранее известных районах, не прикрываемых средствами ПВО и доступных для наблюдения средств видовой и радиоэлектронной разведки. Ни Иран, ни КНДР не способны нанести удар по районам дислокации противоракетных средств США на их собственной территории, и, вообще, как-то препятствовать их функционированию. А значит, нет необходимости и в обеспечении их военного прикрытия. Последняя появляется лишь при направленности американской НПРО против России или КНР.

Не стоит забывать о том, что действия России по созданию своей системы ВКО являются закономерным ответом на стремление США к военному превосходству, в том числе через одностороннее развитие глобальной НПРО США.

Отметим, что даже в случае гипотетических ограниченных ракетных ударов со стороны Ирана или КНДР по территории США точки старта ракет и, более того, возможные направления подхода боевых блоков моноблочных баллистических ракет к обороняемой территории будут известны американцам практически уже заранее. И времени на выдачу целеуказания огневым средствам ПРО от систем обнаружения, захвата и сопровождения будет от 40 до 60 минут. Что вполне достаточно для гарантированного уничтожения боеголовок при обстреле каждой из них двумя противоракетами-перехватчиками наземного базирования.

Что же касается стратегического сдерживания, то Стратегия национальной безопасности России до 2020 года в контексте диалектики уже давно выросла из «пелёнок» логики мистера Макнамары. Вот что говорит Стратегия:

1. Национальная оборона

26. «Стратегическое сдерживание предполагает разработку и системную реализацию комплекса взаимосвязанных политических, дипломатических, военных, экономических, информационных и иных мер, направленных на упреждение или снижение угрозы деструктивных действий со стороны государства - агрессора (коалиции государств)».

В политике стратегического сдерживания, которое со времени самороспуска Варшавского Договора и развала СССР, Россия вынуждена реализовывать уже не только в отношении США, но и альянса НАТО в целом, она опирается, в первую очередь, на политические и дипломатические, а не военные меры. Именно в контексте этого положения, пытаясь корректно развязать (а не разрубить) узел противоречий и рисков, связанных с односторонним развёртыванием американцами глобальной системы НПРО, Россия давно предложила атлантистам и Вашингтону, в частности:

- построение открытой системы равной и неделимой безопасности в Евроатлантике;

- построение общей системы противоракетной обороны на основе «секторального подхода».

США и НАТО отвергли эти предложения о сотрудничестве в области ПРО без какого-либо серьёзного обсуждения. И странно, что Арбатов-младший, призывая Россию к взаимодействию с атлантистами в сфере разграничения т. н. «стабилизирующих» и «дестабилизирующих» характеристик противоракетной обороны, ни словом не обмолвился об этих российских инициативах. Кстати, решения Лиссабонского саммита НАТО, в которых альянс обозначил готовность к взаимодействию с Россией в области ПРО тоже забыты. Аргументы атлантистов смехотворны: Россия, мол, не является членом НАТО, поэтому этот последний реликт Холодной войны не может положиться на её защиту от ракетно-ядерных ударов «третьих стран» по Европе с восточного направления. Так на какой же платформе будем договариваться с атлантистами? На платформе американского «видения» угроз, или на базе доктринальных установок нашей Стратегии национальной безопасности?

В контексте обеспечения глобальной безопасности и стратегической стабильности любым экспертным дискуссиям о т. н. «стабилизирующих» и «дестабилизирующих» характеристиках любой ПРО должна предшествовать полная ясность в направленности создаваемых систем. Кстати, возможно и не заметив того, этот подход практикует и сам Арбатов-младший, рассуждая о «философии» ВКО российской. Сначала он безуспешно пытался выяснить её доктринальную направленность, а затем, «пришёл к выводу» о невозможности дать объективное заключение об оптимальности потенциала создаваемой системы.

Открыто скажем натовцам и американцам: не хотите полагаться на гарантии России по «секторальному подходу» в ЕвроПРО, значит, давайте России юридические и проверяемые гарантии ненаправленности американской глобальной НПРО против российских СЯС. Именно в этих проверяемых гарантиях и будет заключаться для России то самое разграничение на стабилизирующие и дестабилизирующие факторы. И любое несоблюдение данных гарантий будет рассматриваться нами как дестабилизирующий фактор. Это совершенно правомерный и логичный подход. Ибо на уровне практической политики нет никаких абстрактных «ядерных сил» и абстрактных «систем ПРО». А есть конкретный и развивающийся потенциал стратегических наступательных сил США, есть создающаяся глобальная НПРО США, есть коллективное ядерное планирование в рамках НАТО и есть силы ядерного сдерживания (СЯС) России. Поэтому, определять, что и почему представляет угрозу нашим СЯС, а что нет, т. е. вырабатывать соответствующие критерии для характеристики противостоящей нашим СЯС противоракетной обороны атлантистов, Россия будет исключительно сама. И здесь ей договариваться не с кем и не о чем.

Не стоит забывать о том, что действия России по созданию своей системы ВКО являются закономерным ответом на стремление США к военному превосходству, в том числе через одностороннее развитие глобальной НПРО США. Это значит, что обязанность внятно мотивировать свою «противоракетную активность» лежит на Вашингтоне и НАТО.

В заключение отметим, что появление статьи Арбатова-младшего - хороший признак. Появление таких статей является свидетельством того, что Россия в военно-политическом и военно-стратегическом диалоге с атлантистами более не играет роли ведомого партнёра. Роли, которая со времён Горбачева навязывалась СССР а потом «по наследству» перешла к России. «Озабоченность» академика состоянием дел в создании и развитии системы ВКО России - это, фактически, озабоченность Запада практической готовностью России к реализации самостоятельной и долгосрочной политики в обеспечении глобальной безопасности и стратегического сдерживания. Эта готовность проявляется в проведении в жизнь ясных доктринальных установок «Стратегии национальной безопасности России до 2020 года» и «Военной доктрины России». Эти установки не устраивают атлантистов, и поэтому арбатовы, дворкины»и прочие в рассуждениях о путях развития вооружённых сил России либо демонстративно их игнорируют, либо пытаются пенять им концептуальную ущербность.

Не для Алексея Арбатова и ему подобных, а для себя самих мы должны признать, что реализация концептуально верных решений у нас на практике часто идёт «через пень-колоду». С потерей времени и неоптимальным расходованием государственных финансов и ресурсов. И система ВКО в этом плане вряд ли станет исключением. Но это чисто наши проблемы, корни которых лежат в нашем отношении к делу и решение которых никак не связано с поисками какой-то особой философии. Мы - народ страны, слишком непоследовательны в неуклонной реализации верных положений долгосрочных доктринальных документов. Мы - народ страны, слишком легко идём на поводу у политического болтуна-обывателя. Мы легко допускаем на вершины власти горбачевых и медведевых, сбивающих Россию с её уникальной цивилизационной, державной колеи в ухабы либерального хаоса и превращающих нашу страну - дом оставленный нам предками, в проходной двор и свалку для т. н. «общечеловеческих ценностей».

Тем же, кто по прочтении этой статьи всё-таки заинтересуется философскими истоками строительства нашей ВКО, автор порекомендовал бы для начала освежить в памяти знаменитую «Мюнхенскую речь».


Егор Надеждин, инженер  
Комментарии:
Оставить комментарий (2)
Представьтесь

Ваш email (не для печати)

Введите число:
Что Вы хотели сказать? (Осталось символов: )
система комментирования CACKLE
Облачный рендеринг. Быстро и удобно
от 50 руб./час AnaRender.io
У вас – деньги. У нас – мощности. Считайте с нами!
Валерий Коровин Геополитика и предчувствие войны Удар по России издательство Питер

Валерий Коровин. Имперский разговор

Александр Дугин. Русская война

Валерий Коровин. Россия на пути к Империи

Валерий Коровин. Накануне Империи

Валерий Коровин. Накануне Империи

Александр Дугин. Новая формула Путина

Валерий Коровин. Конец проекта "Украина"

Александр Дугин. Украина. Моя война

Валерий Коровин третья мировая сетевая война

Информационное агентство Новороссия

А. Дугин. Четвёртый путь

А. Дугин. Ноомахия. Войны ума

Валерий Коровин. Удар по России

Неистовый гуманизм барона Унгерна

А. Дугин. Теория многополярного мира


Свидетельство о регистрации СМИ "Информационно-аналитического портала "ЕВРАЗИЯ.org"
Эл № ФС 77-32518 от 18 июля 2008 года. Свидетельство выдано "Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций".
 
Рейтинг@Mail.ru