8 февраля, среда | Аналитика | б.Украина | Политика | Интервью | Регионы | Тексты | Обзор СМИ | Геополитика | Кавказ | Сетевые войны
Напуганные Соросом: кто и зачем пугает Азербайджан «новым СССР»? Напуганные Соросом
Так ли страшна интеграция?
Операция ВС Турции в сирийском Африне против курдских вооруженных формирований направлена на ослабление позиций США в Сирии, что в интересах как Москвы, так и Дамаска, заявил РИА Новости председатель турецкой партии Родина (Vatan) Догу Перинчек. Он расц Перинчек: Операция в Африне ослабляет позиции США в Сирии
Турция vs США или... ?
Несмотря на чудовищно подрывную миссию так называемых «национал-демократов», наша русская, евразийская империя свободных народов найдёт место и для них Евразийство vs национал-демократия: кому действительно нужна Великая Россия?
«Нацдемы» не смогут остановить Империю
История принадлежит великим историческим общностям, а не бумажным лимитрофам, созданным волею руки вполне конкретных людей для вполне конкретных целей. Стоит взглянуть на карту и всё станет яснее. Какой союз внутри ЕС первым приходит на ум? Вышеградская ч Галицийский прорыв вен
Грязные бумаги, грязные дела
Владимир Путин сравнил Россию с плавильным котлом – гласят заголовки СМИ. Выступая на форме Валдай, российский лидер заявил о том, что Россия, как и США, тоже плавильный котёл, состоящий из множества общностей. Однако из сказанного далее следует, что пр “Плавильный котёл” для России?
Слово не воробей
Афганистан: США бежали. Что дальше? Афганистан: США бежали. Что дальше?
Талибан порядка или США хаоса?
Сейчас, в судьбоносные для нашего народа дни, внимание многих, вдруг пробудившихся от повседневной дрёмы, людей приковано к смерти. С обеих сторон ведут подсчёт убитых: сочувствующие Украине заявляют о 4000 тысячах убитых русских воинах, Министерство Обор Приказа умирать не было
Солдат и смерть
20 октября – день культуры Кубы. В этот день в 1868 году впервые прозвучал гимн Байамо, который, в дальнейшем стал государственным гимном Республики Куба. Именно в честь этой знаменательной даты 20 октября 2021 года в московском ресторане «Кубанито» прошл Прикасаясь к «Острову свободы»
Куба далеко? Куба рядом!
Вышедший недавно клип «Победишь!» Виталия Аверьянова, известного философа, зампреда Изборского клуба заместителя председателя Изборского клуба затрагивает глубинную тему метаполитики. Незримый исток грядущей победы
Подполье VS Надполье
23 марта 2022 года в Центральном Доме Ученых РАН, Фонд имени Фиделя Кастро и Российское общество дружбы с Кубой провели в круглый стол, посвященный 60-летию плана операции «Нортвудс» США против Кубы. В мероприятии приняли участие и выступили с докладами р «Нортвудс», далее везде
Операции США под ложным флагом
Американские военные требуют от Россия отказаться от системы ответного ядерного удара под названием «Периметр», которую на западе прозвали «Мертвая рука». В Вашингтоне хотят запретить нашей стране использование этого уникального комплекса, который в случа Кого пугает «мёртвая рука»?
Будет вам ответка!
8 октября 2021 года в Доме общественных организаций состоялся круглый стол на тему «Сетевые войны на постсоветском пространстве. Вмешательство и разрушение государств со стороны Запада». В мероприятии приняли участие эксперты из стран, ощутивших на себе и Сетевые войны: осознать и действовать
Война сетей
14 июня 2022 года, в день рождения знаменитого кубинского команданте в Москве в Доме учёных состоялся круглый стол на тему «Че Гевара: идея справедливости и её перспективы», который провели которых Фонд имени Фиделя Кастро, Российское общество дружбы с Ку Че Гевара: его боялись США
Жизнь и смерть ради справедливости
В конце 2021 года в Москве прошел благотворительный вечер в честь презентации Фонда содействия развитию русско-кубинских отношений имени Фиделя Кастро.  Организация была создана полгода назад общественными деятелями и экспертами, чья жизнь и работа связан Россия-Куба: вместе мы создаем многополярный мир
Москва-Гавана: новое измерение
Акция, посвящённая памяти лидера Кубинской революции Фиделя Кастро (Fidel Alejandro Castro Ruz) прошла 25 ноября 2021 года в Москве. Об этом сообщает официальный сайт Фонда им.Фиделя Кастро, главной задачей которого является увековечивание его памяти. Как Пять лет без Фиделя
Россия – с Кубой!
Проблема свободы слова является актуальной многие годы, и в наше время ничего не изменилось. Достижение Российской Федерацией своих национальных интересов дает нам возможность взглянуть на эту проблему под другим углом в режиме реального времени. Данную п Свобода слова теперь в прошлом
Где демократия?
Международная выставка рисунков «Дети рисуют Мир. Дети Донбасса – детям Карабаха» и международного круглого стола «Проблемы обеспечения безопасности детей в зонах боевых действий» прошли 11 ноября в штаб-квартире «Россотрудничества». Мероприятие организов Дети: право на жизнь и идентичность
Дети Донбасса и Арцаха в опасности
Евразийство, геополитика, идеи, идеология, Евразийский союз, конференция, «Евразийский союз: перспективы, вызовы, идеологемы». Евразийский союз: не только экономика
Идеи для Евразии
Один из организаторов Русской весны в Харькове, лидер организации «Русь Триединая» Сергей Моисеев о том, почему главный центр Слобожанщины не был взят в первые дни специальной военной операции, ренегатах и предателях внутри харьковской верхушки Почему до сих пор не взяли Харьков
СВО и многовекторность
Муратов: Успехи Донбасса должны побудить жителей Украины к борьбе против киевского режима Муратов: Успехи Донбасса должны побудить жителей Украины к борьбе против киевского режима
Убрать таможню?
Руководитель Центрального исполкома общественного движения «Донецкая Республика» Алексей Муратов в эксклюзивном интервью порталу «Евразия» рассказал о выстраивании работы с первыми активистами борьбы за независимость Донбасса, внутренних проблемах и идеол Алексей Муратов призвал украинцев* вырвать страну из рук Запада
Донбасс и бывшая Украина?
Экспертный круглый стол на тему «Американская стратегия “Анаконды”: угроза включения Закавказья в пояс нестабильности» состоялся 13 сентября 2022 года в Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ (РАНХиГС). Участник Закавказье: сплотиться против «Анаконды»
Кльца сжимаются
Валерий Коровин: слово о Русском Кавказе Валерий Коровин: слово о Русском Кавказе
Кавказ и русские: спасти или потерять Россию?
Встреча президента России Владимира Путина с исполняющим обязанности премьер-министра Армении Николом Пашиняном прошла на днях в Москве. Основные темы их беседы так или иначе касались армяно-российской стратегической повестки, а также развития процессов и Армения накануне революционных перемен
Армения на пути в Евразию
россия, куба, президент отель, многополярный мир, Российско-кубинские отношения в свете становления многополярного мира, Валерий Коровин, Александр Дугин, Сергей Бабурин, Сергей Миронов Россия и Куба: вместе против расчеловечивания и однополярности
Удар в брюхо США
Мы не сможем выиграть у Запада, играя по его правилам. Почему МВФ управляет нашим ЦБ, почему там Набиулина до сих пор, а не Глазьев или Геращенко? Сейчас наши предприятия готовы расширять производство, набирать новых рабочих, им как воздух нужен кредит, н Хватит мямлить! Вырабатывайте командный голос!*
Полумерами отделаемся
Структуры «Сороса», радио «Свобода» и грузинские спецслужбы уже не скрывают своей причастности к политкризису в республике Южной Осетии угрожает прозападный «майдан»
«Майдан» в Цхинвале?
14 декабря 2022 года российские хакеры из группировки «Anarchist Kombatant» взломав сайт украинского военного командования получили доступ к спискам 35 тысяч 382 военнослужащих ВСУ, которые числятся как «пропавшие без вести». Едва ли генерал Залужный и ве Фронтовики или подопытные кролики?
ВСУшник, где твои почки?
Выступая на пресс-конференции в Астане 14 октября 2022 года, президент России Владимир Путин подчеркнул, что не жалеет о начале специальной военной операции на Украине. Российский лидер назвал ситуацию «малоприятной, мягко говоря», но подчеркнул, что «всё Спецоперация на Украине предотвратила Третью мировую войну
Ради чего началась СВО?
На Украине принято иронизировать, когда происходящее в этой стране сравниваешь с событиями Великой Отечественной войны, а действия украинских «патриотов» с действиями немецких нацистов. При этом они, не стесняясь, используют нацистскую эстетику, символику Трибунал за геноцид: как открыть миру глаза на происходящее в Донбассе
Накануне прозрения
 АВТОРСКИЕ КОЛОНКИ

Партийный вопрос: не только слово, но и дело


Эпигонское заимствование зарубежных «титульных аналогов» попросту приводит в недоумение среднестатистического избирателя (таких подавляющее большинство) - за какую же демократию голосовать? 18 марта 2013, 09:00
Версия для печати
Добавить в закладки
Смысл существования реальной партии состоит в соединении своего сегмента гражданского общества с государством - в противном случае в обществе появляется великое множество псевдолидеров-параполитиков

Итальянский и американский философ и социолог Джованни Сартори не впал в соблазн типологизации партийных систем только по количественному критерию. Он справедливо считает, что необходимо учитывать идеологическую дистанцию («полярность») между партиями, а также их центробежную или центростремительную направленность. В партийную систему не включаются партии «бесполезные» для правящего большинства и те оппозиционные партии, которые не вынуждают правящие партии совершенствовать механизмы конкуренции. Такой субъективизм маститого партолога заслуживает критики, особенно первое утверждение: даже в правящей партийной коалиции (правящем большинстве) находится в силу неодинаковости статусов ее членов место для «бесполезности».

В России и на Украине весьма заметна тенденция внутриорганизационной рационализации в ущерб социально-организационной деятельности партий, которая должна проявиться в установлении контактов с массами и их организациями.

Но типология Сартори, на наш взгляд, эффективна в оценочном качестве: семь типов партийных систем размещаются между двумя полюсами: «однопартийной» (моноидеологической) системой и «атомизированной» (идейно разнородной). Промежуточные типы-системы с «партией-гегемоном», «доминирующей партией», «двухпартийные», «ограниченного плюрализма» и «радикального плюрализма» выражают степень развития и дифференциацию вариантов идеологического плюрализма в функционировании одной или нескольких партий.

Автор далек от наклеивания только «черных» ярлыков на все организации, именующие себя партиями, но склоняется к такой нелицеприятной характеристике карликовых партий: «партийная карликовость» есть раздутая до размеров Голиафа партийная «идея» и съежившаяся до минимальнейших размеров социальная «сцепленность» даннной партии, ее генетическая либо самодельная изоляция от масс и непреходящий статус «вечного мальчика».

(«Вечный мальчик» (лат. Puer aeternus) - алхимический термин, обозначающий божественную вневременность «младенчества» и «дитяти». Это - общая всем мифологиям черта: их герои, хотя бы в каком-то определенном аспекте, неизменно удерживают на вечные времена свой возраст. В интерпретации Карла Густава Юнга, архетип «вечного» мифологического дитяти имеет психологический смысл констатации неразрушимости некоторых инфантильных черт в психике взрослого мужчины. У нас это - политический инфантилизм карликовых партий.)

Обозначенные черты в той или иной степени присущи и партиям, претендующим на массовость, продолжение политической традиции и весомость в стране с явным дефицитом зрелого и преуспевающего гражданского общества.

Суммарно-политически все сущностные черты, признаки и свойства «карликов» аккумулируют параполитические негативы в их явном и латентном виде. «Карлики» игнорируют основной принцип социальной целесообразности и политической жизнеспособности партий - принцип завоевания определенной части электората на свою сторону («часть завоевывает часть») агрегированием мотивационного как социально-значимого для этой части, превращения потребностей в рельефно очерченные интересы и превращение интересов в цели.

Рационализация функций - неотъемлемый атрибут любой партии, претендующей на комплексное руководство «своей» социальной группой, слоем или классом. Например, в России и на Украине весьма заметна тенденция внутриорганизационной рационализации в ущерб социально-организационной деятельности партий, которая должна проявиться прежде всего в установлении теснейших контактов с массами и их организациями. Здесь впору вспомнить Ленина, рекомендовавшего держать руку на «пульсе массы» и не отрываться от нее в изолированном «умничании».

В славянских странах весьма слабой выглядит структурно-ценностная сегментация общества в форме неполитических связей, отношений и ассоциаций, создаваемых самими гражданами без чьей-либо подсказки. Граждане самореализуются индивидуально в социально-экономической подсистеме в «скромной» надежде выжить под напором истребительных реформ-новаций. А их со всех сторон атакуют партии, предлагая разношерстное меню, сотканное из импортированных идей, идеек и «панацейных» рекомендаций. Нельзя плестись в хвосте у массы, потакая ее сиюминутной потребностной мотивировке поведения, но одинаково нелепо предлагать ей заимствованные зарубежные идеологические «рецепты», абсолютно не востребованные обществом, чуждые и непонятные ему.

Странным выглядит дробление политических партий на многочисленную «семью» с единой общей составляющей в их титулах - «демократическая». Если «народовластная идея» есть организационно-смысловой стержень этих партий, то их лидеры и теоретические штабы должны четко осознать и оценить особенности национально-культурной среды своей страны. То, что характерно для заморского демократического социума, не отражает структурно-ценностную дифференциацию общества постсоветской страны. Эпигонское заимствование зарубежных «титульных аналогов» попросту приводит в недоумение среднестатистического избирателя (таких подавляющее большинство) - за какую же демократию голосовать? «Социальную», «народную», «национальную», «христианскую», «объединенную» и т. д.? Здесь густо попахивает параполитической демагогией. Карл Ясперс тонко подметил, что демократия и демагогия происходят из одного корня, но демагогия лишь паразитирует на древе демократии и губит ее: без политических партий нет народовластия, но они должны произрастать снизу, а не превращаться в оторванную от масс партийную олигархию.

Raison d'être (смысл существования) реальной партии состоит в соединении своего сегмента гражданского общества с государством. При отсутствии оного в обществе появляется великое множество псевдолидеров-параполитиков, стремящихся реализовать свою амбициозно-властную интерес-претензию на основе своей клиентелы.

Чем можно объяснить неналичие идеологического, а тем более политического «стыка» между этими партиями? Идея демократии как уникальная ценность по логике вещей просто обязана соединить их в единый партийный блок и увенчаться объединительным успехом во всех офисах - центральной и региональной власти.

Инфантильное качество партий-«карликов» проявляется в их формальной ориентации на активистский тип политической культуры населения. Это результат неизученности реальной ценностной шкалы представляемой ею социальной группы (если таковая вообще имеется) и всего общества. Инфантильность состоит в «эффекте опережения» - забегании вперед общества: оно еще не созрело для создания «самообъединительных» неполитических структур, а ему навязываются политические «педагоги» в лице самотканных «партий».

Нередко мы видим, как во внешне едином партийном «хозяйстве» причудливо сочетаются две разнородные партийные системы - атомизированная и поляризованная. Первая включает в себя множество партий, между которыми мало разницы в их программном измерении. Вторая - это наличие политического центра, имеющего реальную власть, и двусторонней оппозиции - левой и правой. Впрочем, различие между последними носит условный характер. Представители левых и правых склонны идти на компромисс с Центром. Однако, отметим, что в Западной Европе нет такой страны, в которой парламент потрясали бы стратегические противоречия, касающиеся основных параметров общественного строя.

Поведенческая логика действий партийных фракций в парламенте проста: поскольку ни одна из них не «ведет» за собой минимально-заметную часть нации (опять «часть»!) в лице одной или нескольких общественных групп, то у них в парламентских ристалищах нет весомого аргумента - социальной поддержки. И как результат - взаимные наскоки и перебранки. «Камнем преткновения» между ними выступает госбюджет и социальная политика. В них, как на рентгеновском снимке, виднеются принципиальные разногласия плутократии и «партии бедности». Где же выход? Наверное, в осуществлении блоковой стратегии.

Феномен «карликовости» очевиден, когда сопоставляешь минимально-необходимую атрибутику такой партии в ее качестве результативно функционирующего социально-полезного института с ее реальным ролевым статусом.

Если их «стерильный» социальный статус и бесплодное идеологическое эпигонство более чем наглядны, то оргструктуры, социальная роль, приверженность политической традиции, технология политического действия, социальный возраст и функциональность этих партий заслуживают непредвзятого анализа. Именно в этих компонентах зримее и полновеснее проявляется псевдополитическое, возрастающее в прямой пропорции с численностью партий. Партия-«карлик» в одиночку не в состоянии обусловить даже ситуативную массовую дезориентацию, но множество партий-«карликов» интегрируют усилия политических дилетантов и авантюристов и создают «параполитический эффект», тогда такая дезориентация возможна.

Она объясняется не только специфическими социально-историческими условиями развития определенного общества, но и «эффектом возрастания» дезориентирующего воздействия на массы: количество перерастает в качество, тогда такой вид дезориентации становится устойчивым.

К тому же социальное расслоение в любой постсоветской стране не есть следствие естественного эволюционного развития общества. Разломы в социально-классовой структуре бывших республик СССР носят рукотворный внеэкономический характер. Маргинализованное большинство не в состоянии даже относительно рационально самоопределиться политически под напором домотканных вариаций многочисленных чужеродных идеологий и конъюнктурных посулов «карликов». Если в стране утвердится пропорциональная избирательная система, то ситуативная массовая дезориентация станет нормой и государственная власть станет легкой добычей разномастных политических парвеню, по нехитрой формуле «популистские обещания взамен на государственные должности».

Оргструктуры «карликов» подвержены действию закона, установленного немецким социологом Робертом Михельсом. В них также заметно «самовыделение» инструктивно-руководящего ядра, нацеленного на приобретение мандатов и удостоверений любого достоинства. Такие «профессионалы» - будущие лоббисты - нередко пользуются спонсорской поддержкой влиятельных финансово-экономических групп и располагают достаточной материальной базой для организации «черного пиара» в ниспровержении конкурентов.

«Карлики» самочинно присваивают себе роль авангарда определенной социальной группы, а в отдельных случаях дезинтегрируют ее в угоду амбициозным установкам ее лидеров. Создавшийся калейдоскоп партий может опираться на мозаичную и разветвленную или неполитическую структуру, созданную гражданским обществом по его же собственной инициативе. Но такой структуры попросту нет в таком количестве, которая нуждается в такой многослойной политической «кровле». Псевдополитизация бьет ключом, так как «карлики»-генералы без реальной армии. Впрочем, электоральные услуги взрослое население оказывает им в силу унаследованного от былых времен стереотипа: «надо же за кого-то голосовать».

Проблема политической традиции становится первостепенной даже для партии, плодотворно представляющей «свой» социальный сегмент. У «карликов» она становится весьма уязвимым местом, многократно превосходящим «ахиллесову пяту». При этом традиция в политике становится весомым фактором лишь в ее практическом результативном воплощении. Здесь у «карликов» невспаханная нива. Увы, практических наработок на злобу дня, способных стать опорным ориентиром в реализации их функциональной сути, у них нет. Заимствование чужестранного опыта оборачивается невосполнимыми социальными издержками.

Традиция в деятельности партии есть механизм преемственности поколений политиков. Однако, она амбивалентна: позитивный опыт усиливает эффективность партий-последователей и, наоборот, шлейф последствий негативных достижений партии-предшественников сообщает действующим партиям разрушительное качество.

Общей причиной «стерильности» идеолого-программных основ «карликов» является неадекватность их построений и оценок реальному состоянию общества. В нем диссонируют два взаимоисключающих процесса: маргинализация и люмпенизация общества и «половодье» дублирующих друг друга идей, концепций, рекомендаций. К тому же «карлики», как правило, обнаруживают неумение прагматизировать свои программы хотя бы по минимуму. «Карлики» ориентируются на западные традиции за неимением своих, но это мультиплицированная иллюзия: «пышный» титул умножается на виртуальные идеологии и амбициозные притязания лидеров партий. В результате - политика бесплодия.

Как можно представлять интересы без их предварительного агрегирования? Невинный вопрос требует деятельностной аргументации. У «карликов» ее попросту нет.

В западноевропейской политической традиции социал-демократические партии представляют «средний класс» под разными титулами - партия труда, лейбористская, социалистическая и т. д. Там «по факту» - дифференцированная структура общества, но преобладают «средние слои». У нас «по факту» - чрезвычайно упрощенное строение общества: «бедное большинство», деформированное маргинализацией, и «новое меньшинство», обусловленное необратимыми разломами в экономических структурах страны. Там партии, пребывая у власти, служат «Ее Величеству Конституции» и «Его Величеству Закону», не приклеиваясь к доминантам своих партпрограмм. Здесь гарантией сохранения партии выступает ее служение «своей» социальной группировке через ресурсы государства: они мощнее, чем партийные возможности.

У «карликов» присутствие в органах государства выливается в расшатывание госвласти через межфракционную конфронтацию. Синергический эффект «карликов», например, на Украине ощущается сильнее, чем в России, поэтому «партия власти» в первом случае слабее, к тому же, часть ее энергии уходит на внутриноменклатурную конфронтацию. Оппозиционность антисистемных партий и оппозиционность партий, поддерживающих в основных параметрах существующую систему, разнятся в своем принципиальном качестве. Сегодня стало модным критиковать все и вся, чтобы прослыть радикальным борцом и «снискать» голоса избирателей. Это есть непродуктивная инновация, а не заимствованная традиция. Тотальный критицизм всего и вся - интегральная часть демагогической оснастки любого «карлика»: он привлекает к себе массы.

Карликовые партии в их политико-технологическом измерении мало отличаются от общепринятой классификации. Деление на «левые-правые» является скорее традиционным, чем актуальным. Доминантой для «карликов» обоих флангов есть равная удаленностъ от «центра» - конструктива, присущего для западноевропейского рационального прагматизма.

При ответе на вопрос «Почему возникают "карлики"»? и «Почему малочисленные партии с обязывающими титулами склонны к критиканству в двух его вариантах?» - на наш взгляд, заслуживает внимания синтез «идеи масштаба» и «идеи самопроявления»: «маломасштабность», умноженная на «сверх Я», дает основной эффект параполитики таких партий. Они даже «большим числом» своих членов не в состоянии обуздать индивидуальный эгоизм лидеров, а ситуация «15 лидеров - 15 партамбиций в парламенте» - наихудший вариант наступления на идею и практику центризма. Центризм несовместим с идеологией реванша, противостоит логике «или-или». Это объединение рационального.

Семиотический (знаковый) анализ документов этих партий доказывает, что они особенно не «отягощены» теорией в их весьма ограниченном общении с электоратом. В партпрограммах высок уровень догматизма и с большим трудом просматривается видение перспективы. В них обязана доминировать национально-региональная конкретика без экстремистских завихрений - «правые» / «левые», базирующаяся на методологии социального компромисса и партнерства.

Политический возраст партии ощущается и у истоков ее деятельности, когда она только начинает аккумулировать свои ресурсы, и на ее функциональном «пределе». Любая партия, даже оптимально отвечающая своему предназначению, проходит в своем развитии фазы подъема, акматическую, надлом и две заключительные - инерционную и фазу обскурации подобно этногенезу.

Автор разделяет методологию Льва Гумилева и считает, что «затухание пассионарности» в равной степени присуще и политическим партиям как «живым социальным организмам».

«Карлики» пребывают в вечно «детском» возрасте; в них сочетаются признаки «детской болезни», на которые обратил внимание Владимир Ульянов, и доморощенные признаки, генетически присущие группкам носителей индивидуально-изолированной «пассионарности». Они проявляют себя двуликим Янусом: для внешнего мира они являются цивилизованными и демократическими, для своего общества - группами малопонятных, изолированных от него индивидов.

«Идеальная партия» обеспечивает связь «своего» сегмента гражданского общества с государством и выступает механизмом распределения и перераспределения в обществе властных статусов. Но эта функция предполагает тесную связь с социальной массой. «Карлики» же к массе обращаются только «впритирку» к очередной избирательной кампании, что не является характеристикой политически дееспособной партии.

«Карликовость» не обязательно обусловлена таким параметром, как численность партии. Более того, есть малочисленные партии, которые вполне дееспособны и эффективны в своем социальном представительстве. Так, большевики в 4-й Госдуме (1912-1917) вели себя вполне достойно.

Статус puer aeternus рельефно обозначается в искривленной функциональности «карликов», а точнее - в их дисфункциональности. Рассмотрим одну из важнейших функций партии - формирование общественного мнения. Это классическая электоральная функция: обеспечение избирательного корпуса информацией о реальных программах и реальных возможностях кандидатов во власть, стимулирование свободного волеизъявления и сплочение электората вокруг общезначимой цели. Именно в структурировании общественного мнения и учете его состояния, в его динамическом синтезе с проявлениями деятельностной сущности власти и реализуется функция партии как интеллектуально формирующего посредника между общественной многопроблемностью и политической сферой. Партийность - статус постоянно возрастающей социальной ответственности в прямой пропорции с законом возвышения социальных потребностей. Это аксиоматическое требование к любой партии как социально-уникальному организму, генетически связанному со всем обществом через определенную социальную группу.

«Карликовость» - проявление индивидуального честолюбия, паразитирующего на социальной потребности в политико-идеологическом структурированном представительстве.

Дефицит компетентных кадров - это проявление дисфункции «карликов» по пополнению национальных продуктивных политических элит и формированию обновленных элит, способных возвыситься до приоритета общенациональных ценностей. Любое правление по своей генетической природе является потенциально олигархическим в организационно-правовом аспекте, но разными являются источники олигархии. Режим без партий консервирует правящие элиты, которые пришли к власти посредством любых других, но не демократических технологий. Зарождение массовых партий было связано с реальным участием масс в политической жизни: этот институт позволил им реализовать право на формирование и легитимацию своих собственных элит. Но это право фактически девальвируется «карликами»: они по своей социально-деструктивной сути становятся барьером, а не посредником, продуктивно реагирующим на запросы «своей» социальной среды. Такое продуктивное реагирование обеспечивает жизнеспособность всей социальной системы.

Отсюда вытекает функция агрегирования интересов - согласования и обобщения разнородных интересов; она становится преобладающей у партий, вышедших из реального гражданского общества с его широкой диверсификацией потребностей и интересов.

Агрегированные интересы формулируются в партийных документах и представляются властным структурам. Напомним: демократическое государство есть структурированное во власть зрелое гражданское общество. Интересы этого общества в их агрегированном виде артикулируются (представляются) политическими партиями. Второе невозможно без первого. Как можно представлять интересы без их предварительного агрегирования? Невинный вопрос требует деятельностной аргументации. У «карликов» ее попросту нет.

Это «нет» обусловливает и отсутствие плодотворных текущих коммуникаций партийных структур с неполитическими структурами гражданского общества.

Отсутствие коммуникаций влечет за собой дисфункцию политической социализации. Последняя есть перманентный процесс усвоения гражданами целей и установок политической системы общества, приобщения их к системе социально созидающих ценностей, адаптации к социально значимым нормам, конструктивным стандартам политического поведения.

«Карлики» не способны на кропотливую созидательную работу в электоральной массе по ряду причин: их лидеры в большинстве своем, если судить по их «допартийной» социально-профессиональной деятельности, не обладают достаточно высоким IQ-коэффициентом умственной одаренности. Имеющие место частые смены партийного «подворья» также символ неблагополучия: частая смена «флага» свидетельствует, прежде всего, о дефиците стабильности в идеологических оценках ситуации в стране, а, если проще, то о генетической непредрасположенности лидеров «карликов» к самостоятельному мыслительному «дайджесту». Стоит взглянуть на теоретические «мудрствования» избирательных блоков партий (в их числе и партии, претендующие на массовое представительство) и сразу же напрашивается вопрос: «Произошли ли за годы суверенного развития подвижки в теоретико-идеологическом развитии самих партий?» Ответ однозначно отрицательный: в программах блоков преобладает пресный перечень витиевато-популистских посулов, при явном минимуме требований радикально-политического характера.

На закономерно возникающий вопрос: «Что делать?» (не путать с ленинской постановкой этого вопроса) - возможен такой ответ: не следует призывать граждан к революционным потрясениям, что заложено в «левом» варианте параполитики, не следует «проговаривать» многократно тиражируемые западные версии реформ (это правый вариант), а целесообразно обратить взор на реально существующее общество, выявить посредством референдумов его смысложизненный интерес, учесть архетипы национальной политической традиции и отдать политический приоритет экономически продуктивной части нации.

Данный процесс обусловит постепенное «вымывание» множащегося шлака в лице «карликов» и вызовет к жизни иные формы объединения граждан - альтернативные по их политико-экономической сути. Отсюда вытекает непреложная практическая задача - «изгнание» стереотипов любого вида, связанных с чисто технологическим осмыслением преимуществ «демократии» - обязательной многопартийности, соревнования чужеродных идеологий, формально-выборного лидерства и пр.


Владимир Холод  
Комментарии:
Оставить комментарий (1)
Представьтесь

Ваш email (не для печати)

Введите число:
Что Вы хотели сказать? (Осталось символов: )
система комментирования CACKLE
Возрастное ограничение: 18+ Валерий Коровин Конец Европы Вместе с Россией на пути к многополярности издательство Родина

Валерий Коровин Кавказ без русских удар с юга издательство Родина

Валерий Коровин Геополитика и предчувствие войны Удар по России издательство Питер

Валерий Коровин. Имперский разговор

Александр Дугин. Русская война

Валерий Коровин. Россия на пути к Империи

Александр Дугин. Ноомахия. Логос Европы

Александр Дугин. Новая формула Путина

Валерий Коровин. Конец проекта "Украина"

Александр Дугин. Украина. Моя война

А. Дугин. Четвёртый путь

А. Дугин. Ноомахия. Войны ума

Валерий Коровин. Удар по России

Неистовый гуманизм барона Унгерна

А. Дугин. Теория многополярного мира


Свидетельство о регистрации СМИ "Информационно-аналитического портала "ЕВРАЗИЯ.org"
Эл № ФС 77-32518 от 18 июля 2008 года. Свидетельство выдано "Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций".
 
Рейтинг@Mail.ru