26 сентября, воскресенье | Аналитика | б.Украина | Политика | Интервью | Регионы | Тексты | Обзор СМИ | Геополитика | Кавказ | Сетевые войны
Структуры «Сороса», радио «Свобода» и грузинские спецслужбы уже не скрывают своей причастности к политкризису в республике Южной Осетии угрожает прозападный «майдан»
«Майдан» в Цхинвале?
Азербайджан: мечты о Российской Империи Азербайджан: мечты о Российской Империи
Азербайджан стремится в состав России
К глубокому сожалению, Греция захвачена глобалистами. В самом начале была надежда на то, что Ципрас и его правительство начнут действовать в интересах греческого большинства. Однако греческий экономический кризис оказался настолько глубок, что не сложными Европейские реалии: Греция захвачена глобалистами
Афины на пороге позора
Московских моржей зовут объединиться Московских моржей зовут объединиться
Люди проруби
Посмертные маски и лунная медиумичность Посмертные маски и лунная медиумичность
А Есенин хотел жить...
Наука молодых и коронавирус Наука молодых и коронавирус
Лучшие из лучших
Ростов, Ростов-на-Дону, казак, Казакия, национальность, перепись населения Ростовские власти продолжают дело Сороса и USAID
Национальность - «казак»?
Поправки в Федеральный закон от 07.07.2003 года № 126-ФЗ «О связи» в части оказания услуг подвижной радиотелефонной связи вступили в силу с 1 июня 2018 года. Об этом рассказывает Федеральное агентство новостей в статье «Связь по паспорту: с 1 июня анонимн Поправки ФЗ «О связи»: что кому грозит
Конец эпохи анонимных «симок»
Цифровая платформа, позволяющая мелкому и среднему бизнесу Евразийского Экономического Союза быстро и с минимальными издержками продать свою продукцию за рубеж разрабатывается сегодня специалистами Пермского государственного университета (ПГНИУ). Группа р Цифровая платформа на базе Блокчейн
Многополярная альтернатива VeXA
Проведение съезда партии «Другая Россия Эдуарда Лимонова» было запланировано на ближайшее воскресенье, 25 апреля 2021 года и должно было состояться в московской гостинице «Измайлово». «Другая Россия»: съезд и история провокаций
Власть и партийцы
Cuba no esta sola! Евразийский союз молодёжи поддержал международную акцию в поддержку Кубы Cuba no esta sola! ЕСМ за Кубу
ЕСМ - за Кубу
Зачем «Чёрному Ленину» гражданство РФ? Зачем «Чёрному Ленину» гражданство РФ?
Пассионариев много не бывает
Евразийство, геополитика, идеи, идеология, Евразийский союз, конференция, «Евразийский союз: перспективы, вызовы, идеологемы». Евразийский союз: не только экономика
Идеи для Евразии
Айо Бенес, Латвия, национал-большевик Русофобия и политические репрессии в Латвии
Есть ли в Латвии правосудие?
Пётр Шапко: семья, Союзное государство, история. Движение «Родина» стремится к влиянию на власть. К чему стремиться «Родина»? Пётр Шапко: Семья, Союзное государство, история
К чему стремиться «Родина»?
Единство русских, Донбасс, Украина, война, Новороссия, ДНР, ЛНР, ЛДНР «Единство русских»: форум на фоне обстрелов
Кто победил Украину?
Заболеваемость COVID-19 на Украине растет. «Спутник V» как шанс для Украины. Какой вакциной привьют украинцев? «Спутник V» как шанс для Украины
Какой вакциной привьют украинцев?
Детский смех Победы Детский смех Победы
Войну способна бояться
Напуганные Соросом: кто и зачем пугает Азербайджан «новым СССР»? Напуганные Соросом
Так ли страшна интеграция?
Операция ВС Турции в сирийском Африне против курдских вооруженных формирований направлена на ослабление позиций США в Сирии, что в интересах как Москвы, так и Дамаска, заявил РИА Новости председатель турецкой партии Родина (Vatan) Догу Перинчек. Он расц Перинчек: Операция в Африне ослабляет позиции США в Сирии
Турция vs США или... ?
Несмотря на чудовищно подрывную миссию так называемых «национал-демократов», наша русская, евразийская империя свободных народов найдёт место и для них Евразийство vs национал-демократия: кому действительно нужна Великая Россия?
«Нацдемы» не смогут остановить Империю
Валерий Коровин: слово о Русском Кавказе Валерий Коровин: слово о Русском Кавказе
Кавказ и русские: спасти или потерять Россию?
Встреча президента России Владимира Путина с исполняющим обязанности премьер-министра Армении Николом Пашиняном прошла на днях в Москве. Основные темы их беседы так или иначе касались армяно-российской стратегической повестки, а также развития процессов и Армения накануне революционных перемен
Армения на пути в Евразию
Международный круглый стол на тему «Российские и азербайджанские проекты – драйверы экономического развития Каспийского региона. Навстречу экономическому форуму» прошёл 7 июня 2021 года в Президент-Отеле в Москве Кто и что грозит обрушить экономики стран Каспия?
Каспий: момент истины
Афганистан: США бежали. Что дальше? Афганистан: США бежали. Что дальше?
Талибан порядка или США хаоса?
Матеуш Пискорский: Вежливость России усиливает её позиции на фоне истерики Запада Пискорский: Вежливость России усиливает её позиции на фоне истерики Запада
Ответ на истерику
Новый путь России Новый путь России
Исторические возможности за пределами Путина
Руководитель Центрального исполкома общественного движения «Донецкая Республика» Алексей Муратов в эксклюзивном интервью порталу «Евразия» рассказал о выстраивании работы с первыми активистами борьбы за независимость Донбасса, внутренних проблемах и идеол Алексей Муратов призвал украинцев* вырвать страну из рук Запада
Донбасс и бывшая Украина?
Гаджиев: Алиев не будет рисковать своими интересами Баку, Азербайджан, Анкара, Северный Кипр, Ильхам Алиев, Гейдар Алиев, Турция, признание, Турецкая республика Северного Кипра, ТРСК Гаджиев: Алиев не будет рисковать своими интересами
Признание непризнанных
Беларусь, Белоруссия, Минск, Алексей Дзермант, Пётр Шапко, политика, партия, движение Родина Дзермант: Движение «Родина» нуждается в политконсалтинге
Есть ли будущее у «Родины»?
 АВТОРСКИЕ КОЛОНКИ

Феномен левого евразийства и критика евразийства слева


Поступающее по каналам НКВД агенту Эфрону финансирование предназначалось исключительно для курируемого им Союза возвращения на родину 28 апреля 2011, 09:00
Версия для печати
Добавить в закладки
Частичное отсутствие систематизации евразийства начала XX века открывает новые горизонты возможностей прочтения этого учения применительно к культурным и политическим реалиям XXI века

В литературе, касающейся исследований евразийства, распространено неверное утверждение, что левое евразийство, во-первых, является лишь побочным и малозначительным ответвлением классического евразийства Николая Савицкого и Николая Трубецкого, во-вторых, что оно самим своим появлением обязано агентуре ОГПУ и НКВД, действовавшей преимущественно в Париже и отчасти в Праге. Многие исследователи евразийства признают тот факт, что так называемое левое крыло евразийского движения в эмиграции сформировалось благодаря действиям агента ГПУ Сергея Эфрона, напрямую получавшего финансирование из Москвы. В настоящей статье мы постараемся проанализировать допустимость таких предположений и рассмотреть институциональные и теоретические основы деятельности левых евразийцев в среде русскоязычной белой эмиграции в 20-е годы XX века.

Деятельность левых евразийцев связана преимущественно с примкнувшими впоследствии «молодыми» евразийцами. Расцвет и институционализация левого евразийства связаны с деятельностью так называемой Кламарской группы.

Начать стоит с того, что утверждения об «агентурной» природе левого евразийства не могут соответствовать действительности по многим причинам. Так, согласно биографу Марины Цветаевой (жены Эфрона) Анны Саакянц, Эфрон стал добровольно работать на советскую разведку - ГПУ лишь в 1931 году, а по материалам другого исследователя евразийства Андрея Исаева, вербовка Эфрона ГПУ произошла в 1932 году. В том и другом случае это произошло уже после формирования и даже распада левоевразийской группы, составлявшей Евразийский семинарий в Кламаре (1927-1928) и выпускавшей «Евразию» (1927-1929). Ту же самую точку зрения, что Эфрон в период своего участия в газете «Евразия» еще не работал на советские спецслужбы, высказывает авторитетный французский исследователь евразийства Марлен Ларюэль.

С другой стороны, согласно архивным данным советской внешней разведки, поступающее по каналам НКВД агенту Эфрону финансирование предназначалось исключительно для курируемого им Союза возвращения на родину («Союз» отправил в Испанию немалое количество русских добровольцев). А финансированием группировки левых евразийцев во Франции занимался Петр Сувчинский, который был достаточно крупным по парижским меркам издателем и не зависел от советских «опекунов».

Существуют также веские основания считать, что левое евразийство не было лишь побочным продуктом «старого» евразийства князя Трубецкого и Савицкого. Для этого рассмотрим вкратце институционализацию движения в среде белой эмиграции.

Евразийство как самостоятельное интеллектуальное течение сформировалось в среде русской эмиграции в 20-30 годах XX века. Его появление следует рассматривать не в последнюю очередь как продукт морального надлома и постреволюционного духовного кризиса в среде белой эмиграции - сродни экзистенциальному кризису немцев после поражения во Второй мировой войне. Воспаленное болью поражения сознание представителей русской интеллигенции, духовенства, дворянства и военных, не желая мириться с горечью поражения, металось словно между Сциллой и Харибдой между ненавистью к большевикам и допустимостью исторической преемственности от царской России к советской. Так, например, «сменовеховству» в интеллектуальном споре противостоял Русский Обще-Воинский Союз и кадеты, устряловскому национал-большевизму - правоверный антибольшевизм Флоровского. Этот роковой разлом, прошедший по всей белой эмиграции, затронул и евразийцев.

Намеренно оставив без внимания перипетии зарождения и первых лет идейного становления евразийства в русском зарубежье, отметим, что деятельность левых евразийцев связана преимущественно с примкнувшими впоследствии «молодыми» евразийцами. Расцвет и институционализация левого евразийства связаны с деятельностью так называемой Кламарской группы (по названию местечка во Франции, где работала группа). Костяк группы составили представители парижской кружка евразийцев: Лев Карсавин, Петр Сувчинский, Сергей Эфрон, Дмитрий Святополк-Мирский, Константин Родзевич, а также менее известные молодые евразийцы, примкнувшие к кламарской группе позднее.

Наиболее известным и влиятельным в евразийской среде среди них был публицист и музыковед Сувчинский, который входил в «редакционную Тройку» (Трубецкой, Савицкий, Сувчинский) и занимался непосредственно изданием во Франции евразийских монографий и периодики. К левым евразийцам были близки также Петр Малевский-Малевич и Константин Чхеидзе, позднее перешедший на сторону Трубецкого и Савицкого. Исследователь левого евразийства Рустам Вахитов относит к этой же группе и идеолога русского национал-большевизма Николая Устрялова, который в переписке сам себя открыто назвал левым евразийцем.

Здесь уместно привести цитату из письма Устрялова Сувчиноскому за 1926 год, то есть до раскола: «Давно я пристально присматриваюсь к евразийству. Читал все ваши сборники. Чувствую в них много себе созвучного. Слывя сменовеховцем, я в действительности ближе к евразийству, чем к недоброй памяти европейскому сменовеховству. Недавно в статье Петра Струве ("Возрождение", 7 октября) прочел, что левое евразийство тождественно "национал-большевизму". Кажется, Струве, в известной мере, прав.

Да, национал-большевизм, несомненно, соприкасается с евразийством. Но разница между нами в том, что судьба сделала из меня более политического публициста, чем философа национальной культуры. Вы, евразийцы, далеки от непосредственных и текущих злоб дня. Вы куете большую идеологию, расположившись вдали от политических битв, базаров и суетни. Вы - в эмиграции и ориентируетесь в лучшем случае на завтрашний день. И по-своему Вы правы и делаете нужное дело».

Основными теоретиками левого крыла евразийства были религиозный философ Карсавин (именно ему кламарцы обязаны ориентацией на т. н. «философию общего дела» русского философа Николая Федорова), литературовед и публицист Святополк-Мирский. Все они принадлежали к так называемым младшим евразийцам, то есть второму «призыву» евразийской группы, пришедшему в нее после 1925 года. Из «старших евразийцев» к ним примкнул Сувчинский - участник первого евразийского сборника «Исход к Востоку». Карсавину, Сувчинскому, Святополк-Мирскому принадлежат большинство программных статей журнала «Евразия», ставшего с октября 1927 года рупором кламарских евразийцев.

Как явствует из впервые опубликованных в 2008 году писем Трубецкого к Сувчинскому, формальным поводом для идеологического размежевания послужил первый номер «Евразии», в котором предельно четко была заявлена просоветская и промарксистская и антибуржуазная ориентация французской группы евразийцев. Для обстоятельной беседы с лидерами «уклонистов» в Кламар приехал Савицкий.

О сути разногласий с Сувчинским он пишет в пояснительной записке, составленной по просьбе Маленовского-Малевича: «В первой половине ноября я узнал, что Сувчинский и Мирский собираются укрепить свои отношения с известным поэтом и в то же время коммуноидом и атеистом Владимиром Маяковским путем помещения обращения-приветсткия Маяковскому в газете "Евразия". Тогда это намерение было от меня укрыто. Но приблизительно через две недели, а именно 20 ноября, я получил "на одобрение" приветствие Маяковскому Марины Цветаевой, против помещения этой вещи я возражал категорически. Мнение Трубецкого, по существу, несомненно, совпадало с моим. Сувчинский ощущал себя хозяином печатного станка. Ему предстояло выбирать между поэтом и коммуноидом, атеистом Маяковским и евразийскими связями. Он поддержал отношения с Маяковским. И пошел на разрыв с Трубецким и мною».

Именно после этой публикации раскол в рядах евразийцев можно было считать состоявшимся.

Далее Савицкий продолжает: «Я думаю, что и сказанного достаточно: если кто-либо делает предложение пригласить Сувчинского на евразийские собрания, я делаю контрпредложение: пригласить на эти собрания представителя ГПУ. Эффект будет тот же. А положение будет ясней и проще». В личных беседах с представителями кламарского кружка молодые евразийцы убеждали его, что «Интернационал - это наша песня, но мы хотим одухотворить ее и вложить в нее новый смысл».

Говоря о расколе в рядах евразийцев, необходимо упомянуть не только институциональные моменты противостояния, но и теоретические споры. Наиболее ожесточенные заочные споры велись между правыми и левыми евразийцами по вопросу о религии. Правые, чья позиция известна наиболее полно, утверждали непременный примат православия в возрождении России-Евразии. Левые открыто критиковали правых в газете «Евразия». Левые, с одной стороны, признают преемственность от старого «правого» евразийства Трубецкого и Савицкого, но преемственность эта, по их мнению, «не прямая линия, а диалектика».

Так, Трубецкому вменялось в вину, что он «в противовес «романо-германскому» шовинизму утверждал самоценность неевропейских и «неисторических» культур». В восьмом номере газеты «Евразия» наиболее последовательно излагалась критика старого евразийства, стоявшего во многом на позициях универсализма монархизма и православия: «"Правое" евразийство (расцветшее в 1923-1925 годах) идеализировало Московское царство и бытовое Православие, оно рисовало себе будущее России в образе "Православного царства", опирающегося на "демотию" "добрых хозяев". Не все в этих уклонах было ложно. Многое было недораскрытой правдой.

Правые евразийцы утверждали возможность государственной и частной собственности, в то время как левые отстаивали лишь собственность социалистическую и невозможность экспансии в Россию иностранного капитала.

Принятие "демотиям привело нас к понятию истинного (советского) народоправства. Увлечение монархическими формами было детской болезнью той идеи организации, которая теперь стала центральным нервом евразийства. Но организацию мы теперь видим как задачу, осуществляемую в настоящем и будущем, а не как воскрешение чего-то прежде осуществленного, будь то Москвой или Монголией. Мы поняли организацию как религиозный долг, как борьбу с человеческим хаосом - организацию природы. В связи с этим мы поняли русскую революцию как революцию интернациональную, нужную и благую для всего человечества. Продолжая считать (тут, не изменяя себе и не предавая себя, мы не можем перемениться) убогой и дефективной философию вульгарного марксизма, мы признаем работу современной России в существе своем на общее с нами дело и не считаем возможным это дело предавать (как бы критически мы ни относились к конкретной политике ВКП)».

Наиболее острая критика «левого уклона» представлена видным евразийцем Алексеевым в декабре 1928 года: «Вместо того, чтобы превратить коммунистов в евразийцев, кламарцы проделали противоположное движение - из евразийцев стали коммунистами, причем не ясно, что остальных у них от евразийства. Они с необходимостью теперь одобряют практику коммунизма в России и, в частности, считают совершенно правильной теперешнюю линию Сталина. При этом кламарцы часто ссылаются не на Маркса, а на "Философию общего дела" Федорова… я убежденный противник коммунизма, считаю коммунизм системой звериной и бесовской - и этот момент, когда евразийство принимает коммунизм, расходится моя дорога с евразийством…».

Левые евразийцы, чье мнение в передовице очередного номера «Евразии» выразил Сувчинский, заключалось во взгляде на воинствующий атеизм большевиков как на религиозную по своей природе борьбу с окостеневшей и продавшейся буржуазии частью православного клира: «Вера растет, крепнет и закаляется в сомнении. Вот почему мы видим ценность даже в искреннем воинствующем атеизме, разумеется,- пожалуйста, не передергивайте, елейные критиканы! - не в пошлых, принимаемых на веру шаблонах атеизма и не в грубом атеистическом насилии и засилье, а в пафосе и вере атеизма.

Воинствующий атеизм не дает религиозной вере успокоиться на своей данности. Он заставляет ее погружаться в себя, осознавать себя, раскрываться. Он - обособившееся от веры, потому только и ложное, сомнение, горнило, в котором она должна закаляться и очищаться. И если огонь сомнения казался ненужным нашим дедам, жившим еще крепким традиционным Православием, он необходим сейчас, когда православное сознание обращается в себя, ищет правду своей традиции. Мы живем не в эпоху веры бессознательной и не в эпоху спокойной, уверенной в себе веры Хомякова, но в эпоху напряженных религиозных исканий и необозримо расширившейся религиозной проблематики. Для нас все стало проблемой Православия. Православные искания, хотя и не осознавшие себя таковыми, мы усматриваем и в смятении русского сектантства, и в позитивистском бреду русской интеллигенции, и в русском социализме вплоть до самых последних его формаций. Задание православия, таким образом, синтетично.

Это значит, что Православие из себя и в себе должно раскрыть как свою правду все, чем люди живы, но что они ограниченно, плохо понимают, да и не могут понять вне Православия».

Кроме религиозных вопросов, вокруг которых кипели самые острые споры, острые дискуссии вызывал вопрос о частной собственности. Правые евразийцы утверждали возможность государственной и частной собственности, в то время как левые отстаивали лишь собственность социалистическую и невозможность экспансии в Россию иностранного капитала. Савицкий, например, настаивал на том, что «устранить частное хозяйство - это значит устранить наиболее созидательную стихию производственно-хозяйственныой области (в непонимании этого обстоятельства заключается экономическое безумие коммунистов)».

Говоря о причинах заката евразийства и отказа от него самих отцов-основателей (Савицкого, Флоровского и т. д.), стоит обратить внимание на существенный недостаток евразийства 20-х годов. Он был запечатлен в заочном споре между правым евразийцем Савицким и левым «уклонистом» Сувчинским. Савицкий во все той же записке «Кламарский раскол в евразийском движении» приводит справедливые во многом слова Сувчинского относительно евразийства: «Евразийство есть то, что говорят определенные лица и не есть определенная система идей».

Далее Савицкий с досадой констатирует: «Сувчинского увлекла цельность коммунистически-марксистского мировоззрения. Он решил, что коммунизм есть система, а дотоле существовавшее евразийство "так что-то" и отнюдь не система». Недостаток системности явно диагностируется в среде левых евразийцев хотя бы в том факте, что они пытались оправдать Маркса ссылками на Федорова: «мы не "федоровцы", и в центральной идее Федорова можем видеть не более как гениального захвата миф. Но учителем своим мы его признаем, и изо всех русских мыслителей он нам самый близкий. Федоровскому кругу идей мы обязаны в значительной мере и тем, что изо всех западных мыслителей нам стал самым близким Маркс, - утверждение, которое еще два-три года назад удивило бы большинство евразийцев».

Частичное отсутствие систематизации и недостаточная проработанность отдельных частных положений евразийства начала XX века (как правого, так и левого) открывают в то же время новые горизонты возможностей прочтения и подробнейшей детализации этого учения применительно к культурным и политическим реалиям XXI века. Для этого нам необходимо обратиться не только к классическим работам Трубецкого и Савицкого, но и к их левым оппонентам из кламарского кружка.


Андрей Коваленко  
Комментарии:
Оставить комментарий
Представьтесь

Ваш email (не для печати)

Введите число:
Что Вы хотели сказать? (Осталось символов: )
система комментирования CACKLE
Возрастное ограничение: 18+ Валерий Коровин Кавказ без русских удар с юга издательство Родина

Валерий Коровин Геополитика и предчувствие войны Удар по России издательство Питер

Валерий Коровин. Имперский разговор

Александр Дугин. Русская война

Валерий Коровин. Россия на пути к Империи

Валерий Коровин. Накануне Империи

Валерий Коровин. Накануне Империи

Александр Дугин. Новая формула Путина

Валерий Коровин. Конец проекта "Украина"

Александр Дугин. Украина. Моя война

Валерий Коровин третья мировая сетевая война

А. Дугин. Четвёртый путь

А. Дугин. Ноомахия. Войны ума

Валерий Коровин. Удар по России

Неистовый гуманизм барона Унгерна

А. Дугин. Теория многополярного мира


Свидетельство о регистрации СМИ "Информационно-аналитического портала "ЕВРАЗИЯ.org"
Эл № ФС 77-32518 от 18 июля 2008 года. Свидетельство выдано "Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций".
 
Рейтинг@Mail.ru