14 ноября, среда | evrazia.org |  Добавить в закладки |  Сделать стартовой
Интервью | Аналитика | б.Украина | Политика | Регионы | Тексты | Обзор СМИ | Геополитика | Кавказ | Сетевые войны
Абубакаров - воспитанник традиционного для Дагестана и Чечни ислама, последовательно и смело выступал против ваххабизма, изобличая его идеологию, практику Военные столкновения между ваххабитами и последователями суфизма
Российские власти прозевали ваххабизм"
Начавшийся в Чечне процесс шариатизации показал полную неподготовленность граждан и духовенства к этой ситуации - республике практически не было глубоко подготовленных шариатских судей Шариатское правление в Чечне и его последствия
Кавказ не готов к обустройству исламского государства"
Практические деяния ваххабитов, во всяком случае, тех, кто маскировался под ними, сопряжены многочисленными преступлениями против личности Исламский радикализм как фактор общественной угрозы
Ваххабизм был привит Кавказу мондиалистами"
«К сожалению, Сербия находилась многие годы в режиме либеральной глобалистской оккупации и внешнего управления и там, несмотря на присутствие братского, самого близкого нам народа – сербов, - православного народа, который выходит с нами из единых культурн Коровин: Сербы заявляют свою волю
Сербы и постчеловечество"
Нетривиальный взгляд на происходящие в Новороссии события всегда радует. Тем более, если это мнение неравнодушного и буквально вжившегося в ситуацию человека, который по своему духу русского, живя за тридевять земель от русского Донбасса принимает близко Коробов-Латынцев : Новороссия сейчас — самое важное место на Земле
Новороссия - самое важно место на Земле"
Интервьюировал Геннадий Дубовой Абдула: Если мы не поможем русским на Донбассе, то кто потом поможет нам?
Абдула: Афганистан и Донбасс"
Операция ВС Турции в сирийском Африне против курдских вооруженных формирований направлена на ослабление позиций США в Сирии, что в интересах как Москвы, так и Дамаска, заявил РИА Новости председатель турецкой партии "Родина" (Vatan) Догу Перинчек. Он расц Перинчек: Операция в Африне ослабляет позиции США в Сирии
Турция vs США или... ?"
Несмотря на чудовищно подрывную миссию так называемых «национал-демократов», наша русская, евразийская империя свободных народов найдёт место и для них Евразийство vs национал-демократия: кому действительно нужна Великая Россия?
«Нацдемы» не смогут остановить Империю"
Запад - внутри нас во всех смыслах, включая сознание, анализ, систему отношений, значений и ценностей. Нынешняя цивилизация еще не вполне русская, это не русский мир, это то, что еще только может стать русским миром Шестая колонна - главный экзистенциальный враг России
У России есть враг и пострашнее «пятой колонны»"
«Пулемёт Максим» - это словосочетание для человека неискушенного давно стало устойчивым. Ну не РПК же, ПКМ, Печенег и тд или хотя бы ППШ вспоминает обыватель, когда слышит слово «пулемёт»! Только «Максим» - эта ассоциация железобетонная и обжалованию не п «Максим» - человек и пулемет: 130 лет в России
8 марта и пулемёт Максим"
Итак, свершилось очередноё «чёрное дело», совершённое либерально-капиталистическим глобалистским Западом во главе с США, которым уверенная, де-факто имперская, политика России, направленная на  формирование многополярного мира – как «кость в горле»! Ведь Международная Евразийская Спартакиада?
Без нейтральных флагов"
В редакцию портала «Евразия» поступило обращение народного движения «Олга Каракалпакстан» к Президенту Российской Федерации Владимиру Владимировичу Путину. Обращение движения «Алга Каракалпакстан» к Президенту России
Что происходит в Узбекистане?!"
Палестина: современность Палестина: современность
Решение - 50/50"
Победа над спарринг-партнёром вскружила голову мечтателям о господстве над миром и серьёзно притупила бдительность. Они всерьёз решили, что «враг» повержен, и можно более не напрягаться. Была даже популярна мысль о «Конце истории». Как результат – ряд рок Глобальные косяки глобального Запада
Запад и Беларусь"
На прошлой неделе в Министерстве Обороны прошла коллегия, на которой были подведены итоги выполнения майских указов Президента России. Признаться, изменения в армии и на флоте за пять лет произошли впечатляющие. Об этом можно судить даже не по тем цифрам, К вопросу о компетентности
Неразборчивая критика"
Поправки в Федеральный закон от 07.07.2003 года № 126-ФЗ «О связи» в части оказания услуг подвижной радиотелефонной связи вступили в силу с 1 июня 2018 года. Об этом рассказывает Федеральное агентство новостей в статье «Связь по паспорту: с 1 июня анонимн Поправки ФЗ «О связи»: что кому грозит
Конец эпохи анонимных «симок»"
Цифровая платформа, позволяющая мелкому и среднему бизнесу Евразийского Экономического Союза быстро и с минимальными издержками продать свою продукцию за рубеж разрабатывается сегодня специалистами Пермского государственного университета (ПГНИУ). Группа р Цифровая платформа на базе Блокчейн
Многополярная альтернатива VeXA"
Америка на пути к распаду Америка на пути к распаду
СШа трещат по швам"
Сто лет расстрела: уврачевать раскол Сто лет расстрела: уврачевать раскол
Сверхидея: пространство и судьба"
Размышления о том, почему мы и дальше будем наслаждаться привычными кадровыми решениями президента Новое правительство б/у чиновников
Почему мы и дальше будем наслаждаться кадровыми решениями"
Перед грядущими президентскими выборами сторонники Владимира Путина вспоминают самые разные его заслуги. Политическая стабильность, экономический рост, международный авторитет и суверенная внешняя политика, возвращение Крыма и строительство Керченского мо Вертикаль власти – главная стройка Владимира Путина
Главная стройка Путина"
К глубокому сожалению, Греция захвачена глобалистами. В самом начале была надежда на то, что Ципрас и его правительство начнут действовать в интересах греческого большинства. Однако греческий экономический кризис оказался настолько глубок, что не сложными Европейские реалии: Греция захвачена глобалистами
Афины на пороге позора"
«Мы показали, что в мире больше нет одного хозяина, который вправе распоряжаться судьбами народов только по собственному произволу» Признание, окончательно и бесповоротно
Россия спасла от геноцида осетин и абхазов"
Неоевразийство — политическая философия, наследующая классическому евразийству и русской консервативной мысли. Классическое евразийство возникло в среде русской эмиграции, размышлявшей о причинах краха русской культуры и гибели государства. Неоевразийство Неоевразийство как ценностная система
И снова об идеях..."
Разделяй и властвуй принцип управления и поглощения весьма известный еще в дремучем средневековье, и такой подход применяют по отношении к Православной Церкви. Но кто заказчик? Откуда растут ноги украинской «автокефалии»? Откуда растут ноги украинской автокефалии?
При Ватиканском обкоме..."
Поэтесса Ревякина: Новым улицам – имена наших новых героев Поэтесса Ревякина: Новым улицам – имена наших новых героев
Зачем Киеву проспект Макеейна?"
Айо Бенес: Кризис на Украине углубляется Айо Бенес: Кризис на Украине углубляется
За перемогой - перемога"
Россия, Комсомол, Профсоюз, Традиция… и нету других забот! Россия, Комсомол, Профсоюз, Традиция… и нету других забот!
Ради будущего"
Три «В» российской системы воспитания Три «В» российской системы воспитания
Без идеи мы потеряем всё"
Свiдомий по-украински и свядомы по-белорусски означает сознательный. Этими терминами агрессивные этнократические меньшинства в Белоруссии и на Украине обозначают самих себя. В Интернет-блогосфере их окрестили, поэтому свядомитами и свидомитами. Чем белорусские свядомиты отличаются от украинских свидомитов
Западники и национализм"
 АВТОРСКИЕ КОЛОНКИ

Только для сумасшедших
Не нужно болтать и о Традиции, но следует пытаться видеть её проявления в самых простых вещах: закрытой книге, электропроводке, кипячёной воде, табачном дыме, деревянном стуле, кошачьей свадьбе 5 марта 2010, 09:00
Версия для печати
Добавить в закладки
Традиция и метафизика сегодня не могут быть предметами обсуждений и размышлений: о них можно только петь и проповедовать, рисовать, писать живопись и сочинять стихи, а в остальном – молчать

М. Б. Ex Borea Lux

Выдающийся феноменолог Эдмунд Гуссерль считал, что источником того, что он определил как кризис европейского человечества, явился не столько рационализм, сколько искажённая, дефектная рационалистическая тенденция эпохи Просвещения, основанная на механицистском редукционизме и исключившая всё, принадлежащее духовной сфере. Однако, даже беглый обзор философских тенденций нескольких последний столетий заставляет усомниться в верности этого на первый взгляд совершенно оправданного предположения.

Иллюзия, называемая современностью – модерна ли или постмодерна - оказывается гораздо более честной по отношению к непроизносимой высшей реальности Традиции, чем сами последователи великих традиционалистов в большинстве своём.

Духовное и сакральное, мистическое и мифологическое остаются неизменной осью, вокруг которой вращаются занимающие человечество идеи. Всё без исключения рано или поздно становится священным, либо превращается в миф, либо раскрывает свой мистический потенциал. И мир всё больше поддаётся склонности выдавать свои тайны, а ещё чаще просто придумывать вместо подлинных тайн нечто, что можно не без эффекта выдать за таковые – какие-то незначительные секреты, так что создаётся впечатление, будто у каждого явления - от булавки до священнослужителя - в не слишком тщательно спрятанной, уголком торчащей из-под покрывала шкатулке хранятся оккультный дневник, паучьи лапки и астральная нить.

С обращением к духовному, совершающимся якобы вопреки вольтерьянству, кантианству и позитивизму, кризис только усугубляется, что особенно очевидно на примерах теософии, оккультизма, спиритуализма, а в последнее время и традиционализма – этой новейшей моды на одежды, скроенные из материалов древности.

Насколько подлинно традиционалистское восхваление одухотворённой старины и отрицание представителями этого радикального течения светской современности, в то время как Сакральная Традиция не может быть утрачена, а Божественная воля обойдена ни при каких обстоятельствах, поскольку, чем отдалённей от её источника мы находимся, тем ближе оказывается и возможность нашего возвращения? Ответ прост: таков стиль.

Прекрасные и немногие служители прошлого презирают грязь современности, но не потому ли только, что она своими пятнами портит изысканные одежды их Weltanschauung (мировоззрения)? Они знают, что остановить процесс всемирной деградации невозможно, так как он заложен в самой логике развития человечества, но, тем не менее, пытаются притормозить мировые тенденции, отделяя себя от них и тем самым лишая их тотальности. Это так же бессмысленно и необходимо, как повседневное соблюдение чистоты тела – деятельность столь же обречённая и потому требующая длительной череды регулярных повторений.

Традиционалисты соблюдают гигиену в отношении своей веры, часто очищенной и от того, во что следовало бы верить, точно так же, как большинство людей соблюдает гигиену тела. Конечно же, иногда честнее бывает вымазаться в грязи. Но только не в этом случае: красивые строгие одежды гораздо более ценны, чем вызванное непростительно человеческой гордыней смирение. Возможно, беда этого мира не в том, что короли – голые, а в том, что слишком часто платья принимают за королей? Но вероятно и то, что по одной только этой причине наш мир всё ещё можно считать благословенным.

И всё же, почему рассуждения традиционалистов так вычищены, выхолощены, разумны, осмысленны? Почему их цель так ясна и стерильна в своей недостижимости?

От традиционалистов нельзя услышать бессмысленного бормотания: вместо травмированного внутренним конфликтом языка – взвешенные слова, вместо стенаний и жалоб, перебиваемых идиотическим хохотом, – подходящие к разговору имена и уместные цитаты, вместо нелепых замыслов и поступков – прагматичные действия, вместо вызванной неловкостью грубости – умение держать себя в контексте происходящего, но всегда быть немного над и чуть в стороне. Они не сморкаются во время молитвы, и не чихают за разговорами о сакральных текстах – возможно, зря, особенно если вспомнить Тимофея из Газы, цитировавшего туманное рассуждение Аристотеля о носе: «…Через него идет и чихание, выход сжатого воздуха – единственный, относящийся к движению воздуха, предвещательный и священный признак».

Однако, такая гигиена в отношении поведения и мировоззрения совершенно недостаточна, а, окажись она достаточной, то может стать и опасной, поскольку необходимо также постоянное соблюдение интеллектуальной чистоты. Проблему составляет то, что традиционалисты обращаются к своим классическим источникам – Генону, Эволе, Элиаде, Вирту, Головину и Дугину – как к источникам знания, сокровищнице фактов и фраз, как будто боясь спуститься или подняться немного ближе и оказаться поглощёнными энергией непостижимого, проникающей каждую недосказанность учителей.

Классики традиционализма говорят о том, о чём говорить нельзя, к чему невозможно подобрать адекватных слов, о чём не принято даже скулить и мычать, а их последователи повторяют за ними только то, что респектабельно скрывает от слуха и глаз эту сверхъестественную дерзость: эти последние плещутся в пене у самого берега великого океана и считают себя при этом светящимися в темноте впадин глубоководными существами.

Они претендуют на избранность в том, что не превращает их в пятна и пыль только потому, что вовсе не подозревает об их существовании – на избранность в мире священного, метафизического, неназываемого, непостижимого, первоначального, смутные представления о котором доходят до нас только через великодушное веселье смыслов и символов, рассыпанных по Вселенной.

Иллюзия, называемая современностью – модерна ли или постмодерна - оказывается гораздо более честной по отношению к непроизносимой высшей реальности Традиции, чем сами последователи великих традиционалистов в большинстве своём, не желающие принять на себя ни смирения религиозных людей, их беспрекословного подчинения Божественным заветам и заповедям, ни того ощущения неудобства по отношению к священному, которое иногда проявляет себя в так называемой «светской» культуре (конечно, необходимо учитывать, что именно застенчивость зачастую является единственной причиной отрицания: так человек, чувствующий себя неловко в обществе, превращается в грубияна и может спровоцировать скандал).

Примером такой не осознающей себя (а значит, искренней) и скандальной скромности модерна может послужить программное для «Венского кружка» эссе Рудольфа Карнапа «Преодоление метафизики», автор которого считал невозможным подлинное метафизическое знание и какие бы то ни было философствования о «высших сферах», отдавая метафизику в распоряжение художественного творчества и, в частности, музыки. Не думаю, что можно предложить что-либо более точное и верное в данном отношении, тем более сегодня, спустя почти столетие со времени публикации этого эссе.

Достаточно ли ясно понимают наши скитальцы, что сверхчеловек – другое название для сумасшедшего, когда он видит то, что дано видеть только ему, и дурака, когда он ничего не может сказать об увиденном?

Современный человек не может самостоятельно (т. е. без какого-то дара свыше, снизу или со стороны) ясно мыслить о метафизике и ответственно поступать в согласии с надмирными принципами: если он не способен невероятным (сверхчеловеческим, субъектно-радикальным) усилием преодолеть эту невозможность, то не стоило бы делать вид и обманываться, будто стену, за которой простёрлись бескрайние поля трансцендентного, удалось перепорхнуть благодаря посещению лекций «Нового Университета» или прочтению книги «Люди и руины»: честный гражданин современности не мнит себя ровно стоящим среди развалин, для него они – последняя связь с прошлым. И, кроме того, как говорил Гёте, «человеку надлежит быть снова руинизированным!»

Традиция и метафизика сегодня не могут быть предметами обсуждений и размышлений: о них можно только петь и проповедовать, рисовать, писать живопись и сочинять стихи, а в остальном – молчать. Традиционалистам необходимо целенаправленно учиться простоте незнания. Нужно запретить себе произносить слово «Традиция» и вырвать язык, произносящий слово «Бог» без внутреннего подчинения этому слову.

Олег Фомин когда-то сказал: «Традиционализм – это не то, что вы думаете», и оказался абсолютно прав: мы, называющие себя традиционалистами, не должны и, более того, не способны думать о том, что это значит. Те, кто без напускного юродства способны принять данность своего полного идиотизма перед лицом священного, эти онемевшие дураки, Le Mat, нули – они-то и есть люди высокой чистоты, но много ли найдётся среди традиционалистов желающих подражать им, вытягивая из их бессловесных песенок, посвистываний и уханий тайну этой дефективной, но единственно возможной для нас мудрости?

Когда-то святые могли проповедовать птицам, теперь настало время нам научиться слушать птичьи проповеди. А потому, следуя предостережению Мейстера Экхарта, «молчи и не болтай о Боге. Ибо когда ты болтаешь о нём, то ты лжёшь, творишь грех». Не нужно болтать и о Традиции, но следует пытаться видеть её проявления в самых простых вещах: закрытой книге, электропроводке, кипячёной воде, табачном дыме, деревянном стуле, кошачьей свадьбе, не прячась за вычитанным алхимическим символизмом, а также пресекая в себе всякую мысль о рунах или Таро. «Традиционализм – это не то, что я думаю».

Прежде чем завоевать внутреннее право на следование Генону или Элиаде, традиционалисту желательно было бы внимательно прочесть Канта, Карнапа и Витгенштейна, способных приучить человека к гносеологической гигиене, к тому, что следует молчать о том, о чём невозможно говорить. «Недостижимое достигается через посредство его недостижения». В частности, кантовская философия учит интеллектуальному аскетизму.

Рудольф Штейнер считал, что Кант осуществил спасение потустороннего от секулярной логики развития западноевропейской философии через возрождение тезиса о примате веры над разумом. Но следует добавить, что Кант совершил попытку спасения потустороннего также и от самих потусторонников, от тех, кто, не прилагая особых усилий, вторгается в сферу трансцендентного, претендуя на знание о Боге и тайнах, скрытых в окружающих нас вещах, равно как и на связанное с этим знанием избранничество.

Подобно тому, как аскет отделяет своё тело от удовлетворения на первый взгляд необходимых потребностей, Кант самым жёстким образом отказал себе в запредельном. Несправедливость северного кёнигсбергского критика по отношению к Сведенборгу, возможно, действительно боговдохновенному мистику, в применении ко многим другим оккультистам и религиозным философам оказывается горькой и суровой правдой. В «Грёзах духовидца, пояснённых грёзами метафизика» Кант писал, что «наглядного познания иного мира можно достигнуть здесь, не иначе как лишившись части того разумения, которое необходимо для познания здешнего мира».

Сведенборг, этот ясный, трезвый и глубокий ум, действительно поплатился рассудком за открытие ему ангелами сокровенных тайн: ему даны были ответы на некоторые вопросы, которые, если вновь воспользоваться кантовскими словами, «превосходят возможности человеческого разума». Но почему же так рассудочны и разумны современные традиционалисты, которым открыты даже не «вещи в себе» и не отдельные тайники сверхъестественного, а высшие духовные принципы, руководящие миром? По какой причине всего лишь туманный намёк на подобное знание не сводит нас с ума?

Говорят, что среди служителей прошлого и тайновидцев много глупцов и идиотов, но как всё-таки редко можно встретить настоящего идиота, лунатика или блаженного в подобной среде, между тем как именно последние являются единственным свидетельством подлинности поиска и ответственности в отношении отстаиваемой позиции.

Много сказано было людьми просвещёнными и просветлёнными об учёном незнании, об остановке человека перед непостижимым, о немоте, о глупости, достойной самой искренней похвалы, и об «императиве великого безумия». Выдающийся русский учёный и философ-анархист Василий Налимов утверждал: «В непрерывном расширении горизонта нашего незнания и приобщении к Миру в том его величии, которое раскрывается в осознании всей грандиозности его н е з н а н и я, - наверное, прежде всего и заключается смысл нашего существования».

Однако, незнание – это одна из столь же полезных, сколь и распространённых способностей человеческого разума. Традиционалисты же заявили о том, что ступили на дорогу, с прохождением которой не может быть связана ни одна из человеческих способностей. Это сверхчеловеческий путь.

Достаточно ли ясно понимают наши скитальцы, что сверхчеловек – другое название для сумасшедшего, когда он видит то, что дано видеть только ему, и дурака, когда он ничего не может сказать об увиденном, хотя, возможно, хотел бы произнести об этом тысячи молитвенных слов? Как это нескромно и немного старомодно в нашем мире торжествующего рассудка: быть не в своём уме, свихнувшись от наблюдения за невидимыми числами и соответствиями, формирующими мир.

Видеть основные начала – значит, быть уже слепым и безумным от северного света бесконечно малых солнц (на них видна печать креста и розы) и южного мерцания непостижимо колоссальных лун (возле каждой из них сидят огромные собака и волк, а под ними плывёт скарабей, вестник утра), на которые рассыпается, оставаясь неизменным, единый источник. Слепые инфернальные боги-идиоты играют о том же самом на флейтах в своей космической темноте. Об этом нельзя произнести ни слова. Об этом невозможно размышлять.

Отныне говорить и думать можно - если, конечно, по какому-то недоразумению ещё не пропало желание, - только о чём-то другом.


Валентин Чередников  
Комментарии:
Вершинин Владимир (fin) (7 марта 2010, 20:53)
К становлению и выходу на "историческую арену" этого моргающего "эмпирического субъекта" (и его "жизненного мира") непосредственное отношение имеют: "функционалистская" реформа европейской системы образования (Ф.Клейн), кризисы физики и математики, относительность (А.Эйнштейн) и конструктивизм (Л.Брауэр). Социологической (через систему образования и общественное мнение) проекцией отказа от бесконечности "актуальной" (Г.Кантор) в пользу бесконечности "становящейся" (Г.Вейль) явился постепенный, но все более давлеющий отказ от больших социальных проектов в пользу творческих потенций индивидуальных эмпирик, требующих, однако, согласования "в общественных интересах" посредством КОНСТРУИРУЕМЫХ концепций наподобие "перекрывающего консенсуса" (Дж.Ролз) или "коммуникативного разума" (Ю.Хабермас, комментирующий Ролза). Но в этой поступи в до-юмовскую архаику нео-либеральные "батальоны на марше" поджидает "в засаде" известная "теорема о неполноте" К.Геделя. Рождается нешуточное подозрение, что преодолевать ее будет предложено с помощью... Мирового Правительства.
Вершинин Владимир (1) (7 марта 2010, 20:52)
Конечно, было бы странным, если И.Кант, признавая трансцендентальное исследование способностей сознания, отрицал бы возможность постижения человека КАК трансцендентного по отношению к миру существа. Кант не знал ни о "коллективном бессознательном" психоанализа (К.Юнг), ни о "габитусах" культурной антропологии (П.Бурдье). Но гениальна его догадка о том, что ментальные реакции человека на раздражители опосредованы его прошлой культурной историей, овнутренной в его сознании (посредством механизма "сигнальной наследственности" ("сигнал сигналов" - речь) М.Лобашева, используемой в теории этногенеза Л.Гумилева). То есть личность есть "продукт" коллективного исторического опыта, вне которого она вообще ненаблюдаема. И культуру можно "рационально" мыслить как сформированную коллективным историческим опытом кантовскую "априорную рамку" (А.Панарин), гарантирующую человеку избирательность его поведения, возможность отбирать события и выстраивать из них иерархии значимого и незначимого, адекватного и неадекватного. Таким образом, субъективное не тождественно индивидуальному и культура как кантовская "априорная рамка", с одной стороны, очевидно, "субъективна", а с другой - "объективна" по отношению к индивиду.

Потому история движется в соответствии с тем, кем и В ЧЕМ убеждено большинство. Это "в чем" становится "очевидностями" в следующих поколениях посредством культуры, как кантовской "априорной рамки" триады: система верований, система ценностей, система норм. Культура есть обитель кантовского "трансцендентного человека", разрушая и заменяя которую "жизненным миром" индивида, нео-либерализм превращает во "всеми гонимого" столь вожделенного когда-то (Модерном) "субъекта", о котором "Так говорил Заратустра": "Я учу вас о сверхчеловеке... "Счастье найдено нами", - говорят последние люди, и моргают" (Ф.Ницше).
G (7 марта 2010, 15:38)
Непонятно, почему автор запрещает думать о метафизике. Какие стихи и песни? Кому нужны стихи и песни в наше время, тем более "метафизические"? Этот период пройден 100 лет назад, сейчас как раз настает период ясности.
Оставить комментарий (3)
Представьтесь

Ваш email (не для печати)

Введите число:
Что Вы хотели сказать? (Осталось символов: )
система комментирования CACKLE
Валерий Коровин Геополитика и предчувствие войны Удар по России издательство Питер

Валерий Коровин. Имперский разговор

Александр Дугин. Русская война

Валерий Коровин. Россия на пути к Империи

Валерий Коровин. Накануне Империи

Валерий Коровин. Накануне Империи

Александр Дугин. Новая формула Путина

Валерий Коровин. Конец проекта "Украина"

Александр Дугин. Украина. Моя война

Валерий Коровин третья мировая сетевая война

Информационное агентство Новороссия

А. Дугин. Четвёртый путь

А. Дугин. Ноомахия. Войны ума

Валерий Коровин. Удар по России

Неистовый гуманизм барона Унгерна

А. Дугин. Теория многополярного мира


Свидетельство о регистрации СМИ "Информационно-аналитического портала "ЕВРАЗИЯ.org"
Эл № ФС 77-32518 от 18 июля 2008 года. Свидетельство выдано "Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций".
 


Рейтинг@Mail.ru