23 ноября, четверг | evrazia.org |  Добавить в закладки |  Сделать стартовой
б.Украина | Интервью | Аналитика | Политика | Регионы | Тексты | Обзор СМИ | Геополитика | Кавказ | Сетевые войны
Абубакаров - воспитанник традиционного для Дагестана и Чечни ислама, последовательно и смело выступал против ваххабизма, изобличая его идеологию, практику Военные столкновения между ваххабитами и последователями суфизма
Российские власти прозевали ваххабизм"
Начавшийся в Чечне процесс шариатизации показал полную неподготовленность граждан и духовенства к этой ситуации - республике практически не было глубоко подготовленных шариатских судей Шариатское правление в Чечне и его последствия
Кавказ не готов к обустройству исламского государства"
Практические деяния ваххабитов, во всяком случае, тех, кто маскировался под ними, сопряжены многочисленными преступлениями против личности Исламский радикализм как фактор общественной угрозы
Ваххабизм был привит Кавказу мондиалистами"
Несмотря на чудовищно подрывную миссию так называемых «национал-демократов», наша русская, евразийская империя свободных народов найдёт место и для них Евразийство vs национал-демократия: кому действительно нужна Великая Россия?
«Нацдемы» не смогут остановить Империю"
Запад - внутри нас во всех смыслах, включая сознание, анализ, систему отношений, значений и ценностей. Нынешняя цивилизация еще не вполне русская, это не русский мир, это то, что еще только может стать русским миром Шестая колонна - главный экзистенциальный враг России
У России есть враг и пострашнее «пятой колонны»"
Америка сегодня падает. Это падающий гигант. Падение статуи Свободы будет внушительным. Однако сегодня падает и Россия. Ее падение не столь масштабно, но чувствительно Ставка в международной политике: кто рухнет первым
Государство как идеология не ограничено ничем"
Ремень от РПК привычно натирает плечо, мы возвращаемся на обед со своих позиций в место постоянной дислокации, находящейся недалеко от наших позиций в дачном поселке. До войны это был прекрасный поселок, окруженный живописным степным пейзажем со множество Очерки окопной войны
Тайна войны в Великой степи"
Попалась на глаза одна сопливая история на днях. Украинофильный портал bbcccnn.com.ua написал историю про боевика "АТО", онкобольного, молодого, отвергнутого семьей и друзьями, в общем, самого разнесчастного кровопийцу Владимира Бабия. Родом это туловище Отработанные "патроны" Порошенко или куда деваются "киборги"
Судьба "киборга""
Согласно всем социологическим опросам, проведённым на Украине, Юлия Тимошенко уверенно лидирует среди потенциальных кандидатов в президенты Украины. Вместе с тем, всё чаще поднимается вопрос о проведении там досрочных выборов президента. С одной стороны, Украинский Трамп или конец Украины?
Украина: продлить агонию"
Америка на пути к распаду Америка на пути к распаду
СШа трещат по швам"
Америка мягко стелет, но в России спать на её кроватках жестковато Под мягким каблуком
Под каблуком"
Метод захвата медиапространства состоит в том, что определенная организация работает со всевозможными СМИ и при этом не дает показаться в информационном поле другим организациям Тихо и незаметно: способы ведения информационной войны
Если войны не видно, это не значит, что ее нет"
«Мы показали, что в мире больше нет одного хозяина, который вправе распоряжаться судьбами народов только по собственному произволу» Признание, окончательно и бесповоротно
Россия спасла от геноцида осетин и абхазов"
Неоевразийство — политическая философия, наследующая классическому евразийству и русской консервативной мысли. Классическое евразийство возникло в среде русской эмиграции, размышлявшей о причинах краха русской культуры и гибели государства. Неоевразийство Неоевразийство как ценностная система
И снова об идеях..."
Десять лет исполняется сегодня, 17 сентября 2016 года, со дня референдума о независимости и присоединении к России, который прошёл в Приднестровской молдавской республике (ПМР) в 2006 году. 97,2% граждан, принявших участие в голосовании, поддержали курс н Евразийский вектор Приднестровья
10 лет выбора ПМР"
Действовать жёстко, с кровью, не был готов никто из элит - советские элиты были очень миролюбивы, - кроме отмороженных либералов-русофобов Американский переворот в пользу Ельцина
Пора привлечь к ответу виновников октябрьской бойни"
Это, в сущности, был и есть флаг брокеров, маклеров, эксклюзивных дистрибьютеров, архитекторов саморазрушающихся финансовых пирамид и топ-менеджеров нефтегазовых монополий День торговли
Бело-сине-красный триколор по-прежнему символизирует торговлю"
Американских сторонников Трампа, разочаровавшихся в нем после ударов по Сирии и военных выпадов против Северной Кореи, на неделе порадовала новость о поддержке отечественного производителя. «Покупай американское, нанимай американцев», - так коротко назвал Трамп против "болота"
Доктрина Монро как шанс для мира"
В преддверии одного из главных государственных праздников России – Дня народного единства хочу поделиться своим педагогическим опытом, который способствует воспитанию детей и подростков в духе традиционных ценностей Российской Евразийской цивилизации, оли По евразийской дороге добра
Путь к солидаризму"
12 октября 2017 года в уютном помещении кофейни «Белая ворона» состоялось одно из самых семантически насыщенных слушаний иркутского сообщества «Интеллектуальная среда», посвященное обсуждению уже успевшей приобрести скандальную репутацию скульптуры Даши Н Ваал на Байкале: proetcontra
Ольхон и мифы"
В сентябре 2017 года исполняется 75 лет подвига подпольной комсомольской антифашистской организации «Молодая гвардия» шахтёрского города Краснодона в годы Великой Отечественной войны. Представители трёх, родившихся в советское время, из четырёх живущих ны Отлучённые от будущего
Изъятые из школьной программы"
Нетривиальный взгляд на происходящие в Новороссии события всегда радует. Тем более, если это мнение неравнодушного и буквально вжившегося в ситуацию человека, который по своему духу русского, живя за тридевять земель от русского Донбасса принимает близко Коробов-Латынцев : Новороссия сейчас — самое важное место на Земле
Новороссия - самое важно место на Земле"
Интервьюировал Геннадий Дубовой Абдула: Если мы не поможем русским на Донбассе, то кто потом поможет нам?
Абдула: Афганистан и Донбасс"
Наталья Макеева Андрей Чернов Луганск 1 Новороссия, ДНР, ЛНР, Донецк Луганск Донбасс война Русский мир – это собственно и есть идея Большой России. Ведь государство не может существовать только ради решения технических проблем – экономика, дороги, пенсии, Наталья Макеева: Русский мир – это пространство спасения
Новороссия - в наших генах!"
На прошлой неделе в Министерстве Обороны прошла коллегия, на которой были подведены итоги выполнения майских указов Президента России. Признаться, изменения в армии и на флоте за пять лет произошли впечатляющие. Об этом можно судить даже не по тем цифрам, К вопросу о компетентности
Неразборчивая критика"
Скандал вокруг возможной установки памятника Примирения сотряс не так давно Севастополь.  Хотя идея-то благая – примирение «красных» и «белых» в год столетия катастрофы двух русских революций – Февральской и Октябрьской. Несмотря на то, что поколение, зас Сто лет русской катастрофы: преодоление или новый виток раскола?
Сто лет русской катастрофы"
В феврале прошёл столетний юбилей Февральской революции. Через несколько месяцев мы отметим столетие эпохального события не только российского, но и мирового уровня – Октября 1917 года. В последнее время тема революционного столетия регулярно поднимается «Оранжевый» Февраль и Красный Октябрь 1917-го
«Оранжевый» Февраль и Красный Октябрь"
Закрытая презентация нового альбома Александра Ф. Скляра и группы «Ва-Банкъ» «Оставайтесь, друзья, моряками!», в который вошли 13 песен Владимира Высоцкого, прошла 20 ноября 2017 года в московском клубе «16 тонн». На обложку помещена работа сына Александр «Север, воля, надежда, страна без границ»
Исчерпанность и романтика"
Немного найдётся символов России, которые настолько широко известны в мире, как автомат Калашникова. И, несомненно, он – часть нашей культурной экспансии в мире. Его знаю те, кто и читать-то не умеет. Это оружие давно стало напоминанием о силе русского ор Калашников: Десять оттенков совершенства
Вселенная «Калашников»"
В 2014 году указом Президента России утверждены Основы государственной культурной политики, чего до этого не было. Либералы-западники, державшие в своих руках практически все государственные и частные СМИ на протяжении 1990-х да и               2000-х г.г Евразийство Пахмутовой
Нежность нового евразийства"
 АВТОРСКИЕ КОЛОНКИ

Предательство интеллектуалов
Аполитейя есть неустранимая внутренняя дистанциированность по отношению к современному обществу и его «ценностям», отказ от всяких духовных и моральных обязательств по отношению к нему 23 марта 2016, 09:00
Версия для печати
Добавить в закладки
В вину современным философам напрашивается поставить политическую ангажированность, классовые и национальные страсти, подмену вечных ценностей временными интересами, а идеалов - практическими нуждами

В каком отношении к политическому измерению должен находиться философ, какое место ему надлежит занимать в этом проблематичном поле? Должен ли он воздержаться от политического жеста и, отстранившись от событий, вызывающих большой резонанс в обществе, предаться всецело созерцанию? Долговечен ли союз философии и политики, истины и власти, интеллекта и управления? Этими вопросами никогда не уставали задаваться.

Философ-повелитель у Ницше и философ-правитель у Платона - не пассивные созерцатели, но те, кто направляют ход времени, осуществляют свое правление через союз философии и политики, истины и номоса.

«Правящий философ» Платона, метафизический центр идеального Государства - отголосок протофилософского периода Греции, где жили и правили семь легендарных мудрецов: Фалес Милетский, Солон Афинский, Биант Приенский, Питтак Митиленский, Клеобул из Линда, Мисон из Хен, Хилон из Спарты. Все они были общественными деятелями, законодателями и, вместе с тем, мыслителями, а иные из них (например, Солон и Хилон) - поэтами. От активной вовлеченности в политическую жизнь воздерживался лишь Мисон. Таков список «семи мудрецов» Платона. Диоген Лаэртский включает в свой список правителя Периандра Коринфского (вместо Мисона).

В труде «По ту сторону добра и зла» Ницше справедливо отмечает: «Подлинные же философы суть повелители и законодатели: они говорят: "так должно быть!", они-то и определяют "куда?" и "зачем?" человека… они простирают творческую руку в будущее, и все, что есть и было, становится для них при этом средством, орудием, молотом. Их "познавание" есть созидание, их созидание есть законодательство, их воля к истине есть воля к власти». Суть этой воли к власти выражается в лаконичной, фундаментальной и, пожалуй, наименее понятой до сих пор фразе - впечатать в становление черты бытия. И природа самой воли к власти, как отметил Делез, «не в том, чтобы вожделеть, не в том даже, чтобы брать, но в том, чтобы творить и отдавать».

Философ-повелитель у Ницше и философ-правитель у Платона - не пассивные созерцатели, отстраненные от острых проблем своего времени, но те, кто направляют ход времени, осуществляют свое правление через союз философии и политики, истины и номоса. «Да и как мудрец вообще мог бы жить отдельно от всех? - вопрошает Фестюжьер. - На это у него меньше прав, чем у кого бы то ни было: сохранность государства зависит от знания справедливости, а знает её только мудрец. Правитель должен быть философом». Так считал Платон, так считал и Ницше, самый анти-платонический философ, так считал и Аль-Фараби: «Теоретическим искусством, дающим истинное знание о сущем, является философия. Практическим искусством, "выправляющим деяния и направляющим души к счастью", является политика. Они должны существовать в единстве, как един в двух лицах философ-политик».

Иной точки зрения придерживается французский философ и публицист Жюльен Бенда в своей книге «Предательство интеллектуалов». Включаться в полемику, которая возникла вокруг этой работы, безусловно, дело неблагодарное, но я не откажу себе в удовольствии кратко обозначить некоторые тезисы. С Бенда полемизировали как левые и правые интеллектуалы, так и современные философы, в ответ на что он написал новую книгу под названием «Конец вечности», где попытался дать отпор самым весомым аргументам. Согласно Бенда, предназначение подлинного интеллектуала заключается в том, чтобы быть носителем и приверженцем истины и справедливости, верным защитником идеала духовного служения, свободного от практической выгоды, сиюминутных интересов, политических страстей и мирских устремлений. Ярким воплощением такого интеллектуала для Бенда выступает Сократ.

Интеллектуал есть тот, кто «в своей деятельности, по существу, не преследует практических целей и, находя отраду в занятиях искусством, или наукой, или метафизическими изысканиями - словом, в обладании благом не временным, как бы говорит: "Царствие мое не от мира сего"». И далее Бенда продолжает: «Действительно, обозревая более чем двухтысячелетний период истории, я вижу протянувшуюся до наших дней непрерывную череду философов, религиозных мыслителей, литераторов, художников, ученых - можно сказать, почти всех, что жили в этот период, - чьи устремления составляют полную противоположность реализму масс. Если говорить конкретно о политических страстях, то интеллектуалы противились им двояко: либо, вовсе отвратившись от этих страстей, они, как Леонардо да Винчи, Мальбранш или Гете, являли образец совершенно бескорыстной активности ума и внушали веру в высшую ценность такой формы существования; либо, будучи собственно моралистами и наблюдая столкновение человеческих эгоизмов, они, как Эразм Роттердамский, Кант или Ренан, проповедовали под именами гуманности или справедливости некое отвлеченное и прямо им противоположное».

Бенда ставит в вину современным интеллектуалам (начиная с XIX столетия и заканчивая нашим временем) политическую ангажированность, классовые и национальные страсти, подмену вечных ценностей временными интересами, а идеалов (коими он считает справедливость, истину и разум) - практическими нуждами, снижение интеллектуального уровня, отказ от метафизического, преклонение перед частным и презрение к общему. Он называет это «предательством интеллектуалов» и отсчитывает от него время заката духовности.

Однако не следует полагать, что Бенда восстает против любых попыток вмешательства интеллектуалов в политическую сферу. Он порицает лишь привычку современных интеллектуалов прогибаться под требования времени и обстоятельств во имя достижения сугубо практических целей, не имеющих никакого отношения к тем высшим принципам, которые формируют и полностью определяют их бытийную автономию. Бенда обрушивается с критикой на интеллектуалов, которые вместо того, чтобы делать историю при помощи надыстроических ценностей, занимаются их фальсификацией и становятся пленниками меркантильных интересов и низших страстей. «Отличительная черта интеллектуала не в том, что он не участвует в реальной жизни, а в том, что он никогда не будет слепо подчиняться ее условиям и принимать на веру ее обычаи и установления (хотя иногда он просто обязан их защищать). Более того, задача интеллектуала, согласно Бенда, - не только проявлять настойчивость в служении идеалам, но и быть готовым к последствиям такого служения в случае, если государство сочтет, что такая деятельность нарушает его порядок. В этом смысле образцом интеллектуала для Бенда был Сократ, добровольно выпивший яд по приговору государства, а такую позицию не назовешь созерцательной», - резюмирует А. Матешук в статье «Жюльен Бенда: вечные ценности интеллектуала».

Отказ от духовных и интеллектуальных ценностей в пользу практических интересов (вплоть до того, что современные интеллектуалы предпочли стать «обслугой» власти, а не теми, кто формируют взгляды «власть придержащих») Бенда называет предательством. Он не прощает интеллектуалам того, что на место высших истин они, подчас заигравшись в политику, ставят истины пропагандистского толка. Он не прощает им ни заискивания перед толпой, ни профанического патриотизма, высшей ступенью которого становится ненависть ко всему «чужеземному». Бенда желает видеть идеал интеллектуала - чистого созерцателя, высшей обязанностью которого является… молитва. Он презирает не того интеллектуала, который, осознав необходимость немедленного вмешательства в тот или иной политический процесс, вынужден выходить на городскую площадь и обращаться к массам, чтобы восстановить справедливость, а того интеллектуала, который остается на этой площади навсегда, убаюканный рукоплесканиями масс.

Так, он пишет: «Спиноза спустился однажды на городскую площадь, чтобы разоблачить варварское деяние, а затем снова поднялся в свою келью, чтобы продолжать составлять «Этику»; я поклоняюсь ему и за тот и за другой поступок. Что я хочу здесь разделить, так это интеллектуала, который, будучи далек от всякого публичного действия, отдает свою жизнь поиску справедливости и истины и который, чтобы напомнить людям о почитании этих ценностей, однажды появляется на городской площади, и того, который в силу той же благородной причины проводит на этом месте всю свою жизнь. Я скажу, что какую бы ценность я ни признавал за вторым, первый кажется мне более великим (и более одиноким), потому что он в большей степени наделен чистой духовностью и, разумеется, в большей мере, избавлен от какого-либо компромисса с обыденностью. - Мне замечают также, что Гете жил не в одиночестве, а в ногу со временем. Действительно, необходимо разрушить тот предрассудок, согласно которому идея высшей интеллектуальной жизни неизбежно связана с идеей отставки. Гастон Пари, совершенный образец интеллектуала, которого я здесь восхваляю, каждый вечер проводил в каком-нибудь салоне. В этом отношении истину высказал Марк Аврелий: "Свободный человек не нуждается ни в одиночестве, ни в мире"» («Конец вечности»).

Бенда чужд дионисийскому энтузиазму (поэтому столь враждебен по отношению к Ницше), взятию Божьего царствия силой (и на этом основании он едва ли согласился бы с Эволой, несмотря на явные точки соприкосновения), ум-меч он меняет на ум-зеркало, справедливость ставит превыше доблести (вовсе не считая, что доблесть есть добродетель, которой должен быть наделен интеллектуал); поддаваясь своим пацифистским настроениям и демократическому пафосу, он забывает, что идеалом греческих мудрецов была мегалопсихия, «величие души», присущее богам и героям. Активная мегалопсихия выражалась в дерзновении и мужестве, благодаря которым герой был способен бросить вызов самим богам (теомахия), пассивная - проявляла себя как безграничное терпение героя, претерпевающего неописуемые муки (даже стон был оскорблением идеала). Пожалуй, мегалопсихия исчезает с пьедестала только с появлением Платона, и на ее место приходят другие сверхбытийные константы - Благо, Ум (Нус). Аполлонический философ уподобляется «недвижимому двигателю», Чакраварти, центру вращающегося колеса, его величие есть спокойствие, невозмутимость, непоколебимость. Таким видит идеал интеллектуала Жюльен Бенда. Магистры Касталии из «Игры в бисер» Гессе. Вечные созерцатели, чуждые активной внешней деятельности. Брахманы, не знающие мирской суеты. Бенда, возможно, ощутил бы некую близость к «каирскому отшельнику» Рене Генону. Кшатрийский дух Ницше и Эволы в то же время абсолютно был ему чужд и непонятен. Скорее он пугал его, нежели приводил в волнение.

Я не стану касаться того, что Бенда плохо понял и философию Ницше, и греко-римскую Античность, позволяя себе весьма общие и поверхностные замечания, но остановлюсь на существенном недостатке его умопостроений, а именно, на недостаточном прояснении ключевых понятий: справедливости, истины, разума. Там, где Бенда осуждает применение силы, он всегда допускает оговорку, что оно допустимо при условии, что сила послужит делу справедливости. Нужно ли в очередной раз напоминать, что любой человек, применяющий силу, полагает (или же уверяет в этом других), что действует во имя справедливости, ибо каждый определяет «справедливость» так, как посчитает нужным. То же самое можно сказать об «истине» и «разуме». Если же Бенда настаивает на т. н. общечеловеческих понятиях, то хотелось бы узнать, где они были раз и навсегда зафиксированы, чтобы всякий мог осудить или, напротив, превознести действия, слова, поступки, совершенные под знаменем одной из названных духовных ценностей. Единственная конкретика, касаемая «справедливости-истины-разума», это ряд определяющих их эпитетов: статичные, неутилитарные, рациональные.

«Идея этих отвлеченных ценностей как таковых вовсе не дарована человеческому сознанию метафизиками, как полагают некоторые. Она единосущна с ним, и если есть одно, то есть и другое. Выше мы, надеемся, показали это относительно идеи отвлеченной справедливости. Точно так же обстоит дело с идеей отвлеченной истины, т. е. идеей, согласно которой утверждение именуется истинным потому, что оно представляется соответствующим действительности; идея эта оказывается одинаковой, хотя и более или менее ясной, даже у самых неразвитых людей и полностью отлична от частных истин, которые как раз существенно зависят от изменения. То же и с идеей отвлеченного разума, если называть так идею, черпаемую человеком из неизменной глубинной природы разума и его принципов, идею, совершенно независимую от все возрастающей сложности применения разумом этих принципов в связи с растущей сложностью опыта, например опыта новой физики. Интеллектуал, возвеличивая эти константы, возвеличивает характерные свойства человеческого рода, те, без которых нет Человека» («Предательство интеллектуалов»).

Попытка собрать «многоголовое чудовище», бредущее, покачиваясь, за своим лидером, будет удачной лишь в том случае, если речь пойдет о «политиканах», потворствующих низшим потребностям массового человека.

На мой взгляд, это самое слабое место критической мысли Жюльена Бенда. Не имея четких определений, он строит весьма шаткое здание, что может не устоять перед ветром времени и новым поколением критиков, которые вправе потребовать большей ясности. В эпоху, когда инверсия смыслов стала общим правилом, как никогда важно умение точно определять, называть, прояснять - во избежание неверных трактовок. Эту тему затрагивает Юлиус Эвола в работе «Уплощение слов» (см. Эвола Юлиус. Лук и булава. М.: «Владимир Даль», 2009. С.74-96), разбирая «деградацию смысла» таких слов, как virtus, honestus, genialitas, pietas и др. И раз уж я упомянула имя барона Эволы, итальянского интеллектуала-традиционалиста, то как не коснуться его идеи «аполитейи» и, что не менее важно, предпосылкам ее возникновения.

Французский философ Ален де Бенуа определяет Юлиуса Эволу как «метафизика, занимающегося политикой», и, на мой взгляд, это наиболее точное определение.

«Наряду с исчезновением истинного, иерархического и органического государства, сегодня не осталось ни одной партии или движения, к которому можно было бы безоговорочно примкнуть, за которое можно было бы сражаться изо всех сил, как за движение, отстаивающее некую высшую идею. Несмотря на мнимое разнообразие, во всём современном партийном мире невозможно найти никого, кроме профессиональных политиканов, в большинстве своём являющихся марионетками, отстаивающими интересы финансовых, промышленных или корпоративных кругов. С другой стороны, общая ситуация отныне такова, что даже если и появилась бы партия или движение иного рода, они не получили бы почти никакой поддержки у безродных масс, которые оказывают своё благоволение лишь тем, кто сулит им материальные выгоды и "социальные завоевания", поэтому, только играя на этих струнах, можно рассчитывать на отклик с их стороны» («Оседлать тигра»).

Юлиус Эвола знал, что массы (совокупность атомарных индивидов) никогда не пойдут за истинным правителем, а попытка собрать «многоголовое чудовище», бредущее, покачиваясь, за своим лидером, бездумно крича политические лозунги, будет удачной лишь в том случае, если речь пойдет о «политиканах», потворствующих низшим потребностям массового человека. Поэтому Эвола придерживался принципа Аполитейи, находя эту позицию наиболее адекватной современной реальности. Однако Аполитейя, вопреки заблуждениям большинства, никогда не обозначала обязательного воздержания от общественно-политического праксиса. Согласно Эволе, Аполитейя есть «неустранимая внутренняя дистанциированность по отношению к современному обществу и его "ценностям", отказ от всяких духовных и моральных обязательств по отношению к нему. Твердо придерживаясь этих принципов и руководствуясь в своих действиях иным духом, можно заниматься чем угодно, в том числе такими вещами, которые требуют от других людей наличия обязательств подобного рода. Впрочем, остается область действий, которые можно подчинить некой высшей, незримой цели…»

Что сказал бы Жюльен Бенда, ознакомься он с позицией итальянского интеллектуала, который и сам легко бы мог обвинить в предательстве тех «политических путан», которые, не гнушаясь низкими выгодами, как ни в чем не бывало смеют причислять себя к кругу философов? «Сущность интеллектуала, - утверждает Бенда, - заключается в том, чтобы не принимать мир таким, каков он есть». Неприятие мира может выражаться в полном отказе от внешней деятельности (и тогда ни одна политическая страсть не воспламенит кровь новоявленных адептов) и замкнутом существовании внутри кабинета, среди бесчисленных книжных томов или географических карт, - это идеал, проповедуемый Жюльеном Бенда; но неприятие мира способно также выразить себя в открытом восстании против его «порядка», в сознательном акте, подразумевающем собой исправление мира (в древности «управлять» означало именно «исправлять»), взятие на себя высшей ответственности, определение своей исторической, культурной, философской или политической сверхзадачи, отныне направляющей каждое действие и слово. Это идеал Фридриха Ницше и в большей степени - Юлиуса Эволы. Это союз философии и политики, единство того, кто созерцает идеи как «черты бытия» с тем, кто «впечатывает» их в становление. Наконец, это приближение к тому архетипическому идеалу правящего мудреца, который был известен со времен Античности и оказался предан как современными интеллектуалами, так и современными политиками.


Натэлла Сперанская  
Комментарии:
Оставить комментарий
Представьтесь

Ваш email (не для печати)

Введите число:
Что Вы хотели сказать? (Осталось символов: )
система комментирования CACKLE
Валерий Коровин Геополитика и предчувствие войны Удар по России издательство Питер Валерий Коровин. Имперский разговор Александр Дугин. Русская война Валерий Коровин. Россия на пути к Империи Валерий Коровин. Накануне Империи Валерий Коровин. Накануне Империи Александр Дугин. Новая формула Путина Валерий Коровин. Конец проекта "Украина" Александр Дугин. Украина. Моя война Валерий Коровин третья мировая сетевая война Информационное агентство Новороссия А. Дугин. Четвёртый путь А. Дугин. Ноомахия. Войны ума Валерий Коровин. Удар по России Неистовый гуманизм барона Унгерна А. Дугин. Теория многополярного мира МИА Новороссия
Свидетельство о регистрации СМИ "Информационно-аналитического портала "ЕВРАЗИЯ.org"
Эл № ФС 77-32518 от 18 июля 2008 года. Свидетельство выдано "Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций".
 


Рейтинг@Mail.ru