14 апреля, среда | Аналитика | б.Украина | Политика | Интервью | Регионы | Тексты | Обзор СМИ | Геополитика | Сетевые войны | Кавказ
Абубакаров - воспитанник традиционного для Дагестана и Чечни ислама, последовательно и смело выступал против ваххабизма, изобличая его идеологию, практику Военные столкновения между ваххабитами и последователями суфизма
Российские власти прозевали ваххабизм

Начавшийся в Чечне процесс шариатизации показал полную неподготовленность граждан и духовенства к этой ситуации - республике практически не было глубоко подготовленных шариатских судей Шариатское правление в Чечне и его последствия
Кавказ не готов к обустройству исламского государства

Практические деяния ваххабитов, во всяком случае, тех, кто маскировался под ними, сопряжены многочисленными преступлениями против личности Исламский радикализм как фактор общественной угрозы
Ваххабизм был привит Кавказу мондиалистами

Операция ВС Турции в сирийском Африне против курдских вооруженных формирований направлена на ослабление позиций США в Сирии, что в интересах как Москвы, так и Дамаска, заявил РИА Новости председатель турецкой партии "Родина" (Vatan) Догу Перинчек. Он расц Перинчек: Операция в Африне ослабляет позиции США в Сирии
Турция vs США или... ?

Несмотря на чудовищно подрывную миссию так называемых «национал-демократов», наша русская, евразийская империя свободных народов найдёт место и для них Евразийство vs национал-демократия: кому действительно нужна Великая Россия?
«Нацдемы» не смогут остановить Империю

Запад - внутри нас во всех смыслах, включая сознание, анализ, систему отношений, значений и ценностей. Нынешняя цивилизация еще не вполне русская, это не русский мир, это то, что еще только может стать русским миром Шестая колонна - главный экзистенциальный враг России
У России есть враг и пострашнее «пятой колонны»

Структуры «Сороса», радио «Свобода» и грузинские спецслужбы уже не скрывают своей причастности к политкризису в республике Южной Осетии угрожает прозападный «майдан»
«Майдан» в Цхинвале?

Азербайджан: мечты о Российской Империи Азербайджан: мечты о Российской Империи
Азербайджан стремится в состав России

К глубокому сожалению, Греция захвачена глобалистами. В самом начале была надежда на то, что Ципрас и его правительство начнут действовать в интересах греческого большинства. Однако греческий экономический кризис оказался настолько глубок, что не сложными Европейские реалии: Греция захвачена глобалистами
Афины на пороге позора

Заболеваемость COVID-19 на Украине растет. «Спутник V» как шанс для Украины. Какой вакциной привьют украинцев? «Спутник V» как шанс для Украины
Какой вакциной привьют украинцев?

Детский смех Победы Детский смех Победы
Войну способна бояться

На арене Беня На арене Беня
Встречайте нового президента бывшей Украины!

Московских моржей зовут объединиться Московских моржей зовут объединиться
Люди проруби

Посмертные маски и лунная медиумичность Посмертные маски и лунная медиумичность
А Есенин хотел жить...

Наука молодых и коронавирус Наука молодых и коронавирус
Лучшие из лучших

Айо Бенес, Латвия, национал-большевик Русофобия и политические репрессии в Латвии
Есть ли в Латвии правосудие?

Пётр Шапко: семья, Союзное государство, история. Движение «Родина» стремится к влиянию на власть. К чему стремиться «Родина»? Пётр Шапко: Семья, Союзное государство, история
К чему стремиться «Родина»?

Три «В» российской системы воспитания Три «В» российской системы воспитания
Без идеи мы потеряем всё

Матеуш Пискорский: Вежливость России усиливает её позиции на фоне истерики Запада Пискорский: Вежливость России усиливает её позиции на фоне истерики Запада
Ответ на истерику

Новый путь России Новый путь России
Исторические возможности за пределами Путина

Палестина: современность Палестина: современность
Решение - 50/50

Ростов, Ростов-на-Дону, казак, Казакия, национальность, перепись населения Ростовские власти продолжают дело Сороса и USAID
Национальность - «казак»?

Поправки в Федеральный закон от 07.07.2003 года № 126-ФЗ «О связи» в части оказания услуг подвижной радиотелефонной связи вступили в силу с 1 июня 2018 года. Об этом рассказывает Федеральное агентство новостей в статье «Связь по паспорту: с 1 июня анонимн Поправки ФЗ «О связи»: что кому грозит
Конец эпохи анонимных «симок»

Цифровая платформа, позволяющая мелкому и среднему бизнесу Евразийского Экономического Союза быстро и с минимальными издержками продать свою продукцию за рубеж разрабатывается сегодня специалистами Пермского государственного университета (ПГНИУ). Группа р Цифровая платформа на базе Блокчейн
Многополярная альтернатива VeXA

Cuba no esta sola! Евразийский союз молодёжи поддержал международную акцию в поддержку Кубы Cuba no esta sola! ЕСМ за Кубу
ЕСМ - за Кубу

Зачем «Чёрному Ленину» гражданство РФ? Зачем «Чёрному Ленину» гражданство РФ?
Пассионариев много не бывает

Сто лет расстрела: уврачевать раскол Сто лет расстрела: уврачевать раскол
Сверхидея: пространство и судьба

Гаджиев: Алиев не будет рисковать своими интересами Баку, Азербайджан, Анкара, Северный Кипр, Ильхам Алиев, Гейдар Алиев, Турция, признание, Турецкая республика Северного Кипра, ТРСК Гаджиев: Алиев не будет рисковать своими интересами
Признание непризнанных

Беларусь, Белоруссия, Минск, Алексей Дзермант, Пётр Шапко, политика, партия, движение Родина Дзермант: Движение «Родина» нуждается в политконсалтинге
Есть ли будущее у «Родины»?

История одного фестиваля История одного фестиваля
Над Донбассом загорятся новый звезды

 АВТОРСКИЕ КОЛОНКИ

Либеральная пустыня реальности


Если что-то в нашей реальности и является не либеральным, то это руины и остатки социальных укладов и идей из прошлого, фактически не работающие в сегодняшней реальности 4 июня 2013, 09:00
Версия для печати
Добавить в закладки
Никакой другой идеологии в современной России кроме либеральной нет и быть не может, потому что такова природа современной политической реальности

Современная российская пресса активно обсуждает вопрос идеологического противостояния в нашем обществе либералов и государственников. Вслед за этим данное противостояние накладывается на мировое противостояние консерваторов и либералов. Легализация однополых браков, консервативные по своему характеру многотысячные протесты католиков, увеличение влияния мусульман в жизни европейских стран, хиджабы, преследования коренных европейцев мигрантами из исламских стран - все это является фоном, дающим возможность оценить значимость и универсальность происходящих процессов.

Либерализм есть победившая на планете идеологическая конструкция, изменившая все стороны жизни общества, внесшая наиболее радикальные изменения после неолитической революции в существование Человека как вида.

Однако за этим «фасадом» можно рассмотреть ещё более значимые процессы, которые, наслаиваясь друг на друга, образуя «слоённый пирог» реальности, оказываются более значимыми - они формируют фундамент, на котором выстраиваются эти внешне заметные, но в общем-то системно не очень значимые события. А именно: происходящая на наших глазах технологическая революция не столь очевидна, как, например, проблемы, связанные с мигрантами и трансформацией традиционных гендерных ролей, но фундаментально более значима для судеб человечества.

В нарисованную картину стоит добавить то, что уже постоянным рефреном стали прогнозы о новом витке экономического кризиса. Вероятно, подобные прогнозы отражают действительность, так как причины, приведшие к кризису, не только не преодолены, но, очевидно, вообще не решаемы в рамках ныне существующей хозяйственной модели.

Иными словами, мы находимся в ситуации, описанной классической диалектикой, известной нам, прежде всего по Марксу, когда существующий способ общественного устройства, исчерпав себя, постепенно уступает место новому, контуры которого ещё не очевидны, но он уже строит себе дорогу. Как легко предположить по внешним признакам, структура этого нового общественного устройства будет сильно отличаться от ныне существующей. Образ жизни, организации культурной и интеллектуальной жизни, хозяйственная сфера обещают отличаться принципиально, - понятно, что там будут свои плюсы и минусы, но они будут, в общем-то, иными.

Но что же наше противостояние либералов и государственников? Насколько оно опирается на реально существующие противоречия и реальную программу действий? Здесь стоит подумать о том, что представляют из себя современные идеологии. Консерватизм и прогрессизм - в самом общем смысле - в идеологическом плане наиболее ярко представлены либерализмом, коммунизмом, национализмом, консерватизмом и политическим исламом.

Либерализм был первым из этого ряда и противопоставлял себя традиционному обществу с феодальной иерархией, сословиями, трансцендентным источником легализации социальной, политической и хозяйственной жизни. Скажем так: в традиционном обществе всё жизнеустройство радикально отличалось от предложенных деятелями Просвещения, а затем либеральными идеологами. Сюда входили: примат индивидуализма, личной свободы, моральной и этической независимости от традиционной легитимации, в центре социальной практики нового порядка находился рынок. В экзистенциальном плане трансцендентное начало либеральными идеологами если и не удалялось полностью, то его роль снижалась в жизни общества до возможного минимума. Вне всякого сомнения, либерализм есть победившая на планете идеологическая конструкция, вместе с техническим прогрессом изменившая все стороны жизни общества, внесшая наиболее радикальные изменения после неолитической революции в существование Человека как вида.

Как ответ на вторжение либерализма появилась консервативная идеология, призванная защитить ещё существующие институты и ценности традиционного общества. Стоит отметить, что консерватизм как таковой потерпел радикальное поражение, - общество, которое он защищал, более не существует, его остатки сохранились только на предельной периферии нашей цивилизации. Есть остатки варны шудр в Индии, в целях политической корректности называемые хариджанами, существуют ритуальные практики в Центральной Африке, в верховьях Амазонки, но сложно назвать эти регионы значимыми для нашей цивилизации.

Существуют, конечно, элементы традиционных институтов и в западном обществе - например, католическая церковь. Или из совсем другой сферы: якудза, мафиози, сохраняющие черты традиционных «кшатриев» - «людей чести» с их институтами долга и чести. Мы используем поговорки, в нашей повседневной практике есть привычки, которые идут не только из Средних веков, но и из более отдалённых эпох, хотя, вполне очевидно, что они не играют никакой значимой роли в организации центральных процессов нашей жизни.

Да, консерватизм ещё жив, но он существенно отличается от того, чем он был в самом начале XIX века: ценности, которые он защищает - это либеральные ценности недавнего прошлого. Парадоксально, но современный консерватизм защищает те идеи, которые он пытался остановить, не допустить их к социальной реализации, - сегодня они стали центральной частью его догмы.

То же самое и с оставшимися идеологическими школами: левыми и националистами. Проще всего с левыми, поскольку методологически это те же либералы, центральными идеями у них являются социальное развитие, технический прогресс, преобразование человека, увеличение свободы. Им свойственна неприязнь к традиционному обществу, отрицание сакральности, скепсис по отношению к традиционно сложившимся народностям. В отличие от либералов, левые изначально были озабоченны судьбой маргиналов прогресса, жертв несправедливого экономического устройства, в этом выражалась их социальная функция и историческая миссия.

Кстати, социальные и милленариские моменты в идеологии коммунистов и социалистов позволяли критикам заявлять о неизжитых консервативных моментах, идущих из христианства и средневековых ересей, то есть обвинять левые течение в иррациональности. Очень серьёзное обвинение в рамках культуры эпохи Просвещения. В планы левых входило сделать прогресс более управляемым и ускорить его до приемлемых в историческом значении величин. Левая идеология, несмотря на весьма значительные успехи, была дискредитирована как иллюзорная, не дающая реальных работающих ответов на противоречия в рамках господствующей либеральной парадигмы.

Споры вокруг левой философии и политических методов велись весь XX век, но спор был фактически прекращён в 1991 году, когда потерпел крах главный элемент левого проекта - Советский Союз. В настоящее время есть некие «левые» идеологии, партии и даже режимы, левизна которых столь же проблематична, как и интеллектуальная состоятельность. Что, кстати, не отменяет ни одного из «левых» вопросов к капиталистической системе. Стоит отметить, что левый проект был самой серьёзной альтернативной либерализму, и, определённо, имел шансы стать основой всей мировой системы в рамках современной эпохи.

Сложнее всего с консервативно-революционными, фашистскими идеологиями, находящимися в стороне от магистрального пути западной цивилизации и пытающимися соединить такие элементы, как технический прогресс, эмансипацию рабочих и женщин, социальную справедливость и одновременно выступающими за духовные ценности, иерархию, элементы сакральности, присущие традиционному обществу. Наиболее ярко эта идеология была выражена в немецком национал-социализме. По словам Луи Повеля, «нацизм - это генонизм плюс танковые дивизии». Подобное сочетание несочетаемого ставит много вопросов к этой методологии и, очевидно, что одно время она была весьма привлекательна.

Немецкие историки Карл-Хайнц Рот, Маттиас Фрезе, Гётц Али считают немецкий национал-социализм смелым экспериментом, сочетающим капитализм, социальную политику и элементы традиционного общества. Как очевидно из истории, все режимы этого типа доминировали в странах, в которых модернизация имела незаконченный, затянувшийся характер. Стоит отметить, что консервативно-революционные идеологии оказались как самыми оригинальными, так и самыми недолговечными. Пик их активности пришёлся на период между двумя мировыми войнами и сопровождался реваншизмом по отношению к результатам Первой мировой войны. Сегодня элементы консервативно-революционной идеологии мы можем выявить только в государстве Израиль с его высокой ролью мессианского иудаизма в идеологии государства, и в некоторых африканских государствах, как ни экзотично звучит подобное соседство для нашего сознания.

Национализм как самостоятельное идеологическое течение необходимо, конечно, упомянуть, не забывая однако, что это часть иного идеологического содержания. Например, националисты могут быть как левыми, так и консерваторами, и даже демократами. На данный момент большинство националистов являются либералами и демократами. Национализм становится важным, когда ущемляется чувство общности, и уходит в тень, когда с этим чувством всё благополучно.

Как политическое учение национализм - одна из самых разработанных в рамках либеральной парадигмы концепция «политической общности граждан». Без национализма невозможно организовывать большие социальные общности, защищать коллективные интересы, но организационно это, конечно, лишь вспомогательная концепция. Национализм сейчас одновременно переживает расцвет и уходит в прошлое, поскольку уходят в прошлое классические «государства-нации» (État-nation).

Единственным значимым идеологическим направлением, которое не связанно генезисом с Просвещением, является политический ислам в различных его вариациях. Это и шиитский режим Исламской Республики Иран, и ваххабитские королевства Персидского залива, и существующая нелегально в России партия «Хиз-ут-Тахрир», и движения «Талибан», «Хизбалла», ХАМАС, «Аль-Каида», «Боко Харам», это одновременно Юсуф Кардави, Али Шариати и бин Ладен, - то есть множество имён и движений, идеологических и организационных тенденций.

Исламский мир не един, он очень многообразен. Единственное, что его объединяет, это то, что в историческом смысле он на подъёме. Проще сказать, где нет тенденций к исламскому возрождению, чем перечислять места, где они есть. Исламские режимы - скорее норма, нежели исключение для большинства мусульманских стран. Мусульмане присутствуют в политической жизни Европы и Индии, являются значимым социальным фактором в Китае и Латинской Америке, фактически вся Африка южнее Сахары оказалась исламизирована всего за 10 лет! То есть явление это значимо «по факту», но оно не сопровождается значимостью ислама как теоретического способа интерпретации и организации социально-политической реальности.

Более того, мы склонны считать, что подъём ислама объясняется, прежде всего, двумя факторами: в первую очередь поражением модернизации в целом ряде обществ, которые испытывают депрессию и стремительно возвращаются из современности, в которую они так и не попали, обратно в средневековье, со всеми сопутствующими «спецэффектами». Во-вторых, рост влияния радикального ислама связан с поддержкой элит первого мира, которым необходим инструмент для борьбы с конкурентами в борьбе за ресурсы для развития. Эти элиты видят в исламе идеальный инструмент для разрушения институтов, которые возникли при модернизации, шедшей большую часть XX века. Ислам по своей природе подходит для этого как нельзя лучше.

Кроме того, есть одна интересная особенность: политический ислам похож на раннюю, брутальную версию самого либерализма западного типа, так как обладает изначально универсалистским, глобалистским характером, он агрессивен и абсолютно нетерпим к оппонентам. Имеет ли такой политический ислам будущее, в том числе в России? Сомнительно. Однако, если при определённых обстоятельствах произойдёт рост его влияния, то это повлечёт за собой очень определённые и весьма драматичные последствия.

В каком-то очень специфическом смысле подходя к окончанию эпохи, мы попадаем в ту же ситуацию, которая была в самом начале, когда доминировала одна единственная идеология.

Следует констатировать, что в современном мире остались актуальными только две идеологические системы: либерализм в виде неолиберализма и политический ислам. При этом первый господствует в большей части мира в качестве идеологии по умолчанию, тогда как второй господствует на его маргинальной, теневой стороне. То есть в качестве идеологии, которая реально уже организует и объясняет на практике все социальные, политические, экономические процессы, и теоретически их интерпретирует. Основная масса людей живет, пользуясь этими нормами, не задумываясь, поскольку они настолько естественны, что не заметны. Для людей такие реализованные идеи как воздух, в котором мы все находимся. Никакой другой идеологии в современной России кроме либеральной нет и быть не может, потому что такова природа современной политической реальности. В мире есть конечно остатки других идеологий, более того они порой обладают большим количеством приверженцев, но исторически это обречённые, глубокого маргинальные сообщества, имеющие политическое значение строго близкое к нулю.

Что же в таком случае представляет так называемый спор «государственников» и «либералов», горячо и публично выдаваемый за главное содержание истории современной России? Этот конфликт трудно назвать спором по каким-то принципиальным вопросам. Вопросы принципиального характера Россия решала, может быть, даже в 60-е годы, во всяком случае, во второй половине XX века, и черта была подведена в 1991-1993 годах, когда мы отказались от левого проекта.

Конфликт либералов и государственников - это спор сугубо тактический, это конфликт на внутриэлитном уровне о доступе к ресурсам и выборе способа реализации единого для всех проекта. Российские «либералы» - это не совсем либералы в буквальном смысле слова, а скорее группы, ориентированные непосредственно на западное видение ситуации, или «вписанные в западные неформальные институты». Это группы, которые можно прямо назвать «инструментами влияния». В свою очередь «государственники» мыслят и действуют ровно в той же системе координат, с одним только исключением - они не стремятся «сдать» государство РФ, включив его в мировую систему на правах «несубъектной территории».

Так совпало хронологически, что реализация универсалистского проекта на Западе в данный момент минимизируется. Есть основания считать, что США сворачивают свою активность, уменьшая поддержку своих агентов влияния в странах бывшего второго и третьего мира. Основная зона ответственности США, которую они сохраняют за собой - это Дальний Восток. То есть они готовы спокойно смотреть на уменьшение влияния, а, возможно, и политическое поражение своих партнёров в России, не оказывая им существенной поддержки.

Легко встраиваются в эту схему и ряд громких отставок, и неожиданное внимание к ряду инновационных центров и венчурных фондов со стороны правоохранительных органов и «общественности». Отставки, критика «иностранных агентов», которые склонны подаваться «рассерженными горожанами» как крах либерального проекта, нельзя даже отдалённо называть таковыми. Речь идёт лишь об устранении очень узкой группы привилегированных бенефициаров процесса «либерализации» России - в том специфическом понимании «либерализации» как «приватизации» в категориальном аппарате этих людей. При этом совершенно либеральными остаются все сферы жизнедеятельности нашего общество, культура, наука, экономика, государственная политика. Да, вероятно, на смену «идейным» либералам придут люди более «технические», но разве они будут хотя бы на долю процента менее либеральными?

Судьба не только современной России, но и всего мира в нынешнюю эпоху - это господство либеральной парадигмы. Следует признать, что ландшафт современной эпохи представляет собой почти в буквальном смысле слова выжженную пустыню либеральной реальности. Пустошь, над созданием которой потрудились либеральные и постлиберальные идеологи, философы, «экономические убийцы», «миротворцы», постмодернистские разрушители «логоцентрических смыслов», чьими младшими партнёрами являются «Талибан», «Аль-Каида» и «Боко Харам». Если что-то в нашей реальности и является не либеральным, то это руины и остатки социальных укладов и идей из прошлого, фактически не работающие в сегодняшней реальности, предельно искалеченные и утратившие свою «самость». Тот же радикальный ислам стал возможным именно сейчас, в момент тотального господства либеральной идеологии, - именно потому, что она является главным спонсором своего тёмного двойника и тайного союзника.

В каком-то очень специфическом смысле подходя к окончанию эпохи, мы попадаем в ту же ситуацию, которая была в самом начале, когда доминировала одна единственная идеология. Она доминировала в начале, когда была потенцией, и в конце, когда работа закончена, и она завершает свою работу, при этом оставаясь фактически в одиночестве. В этом состоянии максимального господства либерализма в недрах старого миропорядка прорастают зёрна нового. Всё, как учил Маркс, строго по диалектике - одна формация переходит в другую.

Сегодня всё более управляемо и осмысленно, чем в прошлые времена. Те, кто видят себя субъектом этого процесса, не хотят быть игрушками законов истории и стремятся опередить события, подчинить их себе. Доминирование либеральной идеологии, разумеется, не будет длиться вечно, будущее уже стучится к нам в дверь, неся совсем иные реалии и смыслы.


Владимир Киреев  
Комментарии:
Оставить комментарий
Представьтесь

Ваш email (не для печати)

Введите число:
Что Вы хотели сказать? (Осталось символов: )
система комментирования CACKLE
Развитие детей ЭСТЕР
Облачный рендеринг. Быстро и удобно
от 50 руб./час AnaRender.io
У вас – деньги. У нас – мощности. Считайте с нами!
Валерий Коровин Геополитика и предчувствие войны Удар по России издательство Питер

Валерий Коровин. Имперский разговор

Александр Дугин. Русская война

Валерий Коровин. Россия на пути к Империи

Валерий Коровин. Накануне Империи

Валерий Коровин. Накануне Империи

Александр Дугин. Новая формула Путина

Валерий Коровин. Конец проекта "Украина"

Александр Дугин. Украина. Моя война

Валерий Коровин третья мировая сетевая война

Информационное агентство Новороссия

А. Дугин. Четвёртый путь

А. Дугин. Ноомахия. Войны ума

Валерий Коровин. Удар по России

Неистовый гуманизм барона Унгерна

А. Дугин. Теория многополярного мира


Свидетельство о регистрации СМИ "Информационно-аналитического портала "ЕВРАЗИЯ.org"
Эл № ФС 77-32518 от 18 июля 2008 года. Свидетельство выдано "Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций".
 
Рейтинг@Mail.ru
Экскаваторы; Печи