16 июня, среда | Аналитика | б.Украина | Политика | Интервью | Регионы | Тексты | Обзор СМИ | Геополитика | Сетевые войны | Кавказ
Структуры «Сороса», радио «Свобода» и грузинские спецслужбы уже не скрывают своей причастности к политкризису в республике Южной Осетии угрожает прозападный «майдан»
«Майдан» в Цхинвале?
Азербайджан: мечты о Российской Империи Азербайджан: мечты о Российской Империи
Азербайджан стремится в состав России
К глубокому сожалению, Греция захвачена глобалистами. В самом начале была надежда на то, что Ципрас и его правительство начнут действовать в интересах греческого большинства. Однако греческий экономический кризис оказался настолько глубок, что не сложными Европейские реалии: Греция захвачена глобалистами
Афины на пороге позора
Московских моржей зовут объединиться Московских моржей зовут объединиться
Люди проруби
Посмертные маски и лунная медиумичность Посмертные маски и лунная медиумичность
А Есенин хотел жить...
Наука молодых и коронавирус Наука молодых и коронавирус
Лучшие из лучших
Матеуш Пискорский: Вежливость России усиливает её позиции на фоне истерики Запада Пискорский: Вежливость России усиливает её позиции на фоне истерики Запада
Ответ на истерику
Новый путь России Новый путь России
Исторические возможности за пределами Путина
Палестина: современность Палестина: современность
Решение - 50/50
Ростов, Ростов-на-Дону, казак, Казакия, национальность, перепись населения Ростовские власти продолжают дело Сороса и USAID
Национальность - «казак»?
Поправки в Федеральный закон от 07.07.2003 года № 126-ФЗ «О связи» в части оказания услуг подвижной радиотелефонной связи вступили в силу с 1 июня 2018 года. Об этом рассказывает Федеральное агентство новостей в статье «Связь по паспорту: с 1 июня анонимн Поправки ФЗ «О связи»: что кому грозит
Конец эпохи анонимных «симок»
Цифровая платформа, позволяющая мелкому и среднему бизнесу Евразийского Экономического Союза быстро и с минимальными издержками продать свою продукцию за рубеж разрабатывается сегодня специалистами Пермского государственного университета (ПГНИУ). Группа р Цифровая платформа на базе Блокчейн
Многополярная альтернатива VeXA
Гаджиев: Алиев не будет рисковать своими интересами Баку, Азербайджан, Анкара, Северный Кипр, Ильхам Алиев, Гейдар Алиев, Турция, признание, Турецкая республика Северного Кипра, ТРСК Гаджиев: Алиев не будет рисковать своими интересами
Признание непризнанных
Беларусь, Белоруссия, Минск, Алексей Дзермант, Пётр Шапко, политика, партия, движение Родина Дзермант: Движение «Родина» нуждается в политконсалтинге
Есть ли будущее у «Родины»?
История одного фестиваля История одного фестиваля
Над Донбассом загорятся новый звезды
Проведение съезда партии «Другая Россия Эдуарда Лимонова» было запланировано на ближайшее воскресенье, 25 апреля 2021 года и должно было состояться в московской гостинице «Измайлово». «Другая Россия»: съезд и история провокаций
Власть и партийцы
Cuba no esta sola! Евразийский союз молодёжи поддержал международную акцию в поддержку Кубы Cuba no esta sola! ЕСМ за Кубу
ЕСМ - за Кубу
Зачем «Чёрному Ленину» гражданство РФ? Зачем «Чёрному Ленину» гражданство РФ?
Пассионариев много не бывает
Евразийство, геополитика, идеи, идеология, Евразийский союз, конференция, «Евразийский союз: перспективы, вызовы, идеологемы». Евразийский союз: не только экономика
Идеи для Евразии
Айо Бенес, Латвия, национал-большевик Русофобия и политические репрессии в Латвии
Есть ли в Латвии правосудие?
Пётр Шапко: семья, Союзное государство, история. Движение «Родина» стремится к влиянию на власть. К чему стремиться «Родина»? Пётр Шапко: Семья, Союзное государство, история
К чему стремиться «Родина»?
Единство русских, Донбасс, Украина, война, Новороссия, ДНР, ЛНР, ЛДНР «Единство русских»: форум на фоне обстрелов
Кто победил Украину?
Заболеваемость COVID-19 на Украине растет. «Спутник V» как шанс для Украины. Какой вакциной привьют украинцев? «Спутник V» как шанс для Украины
Какой вакциной привьют украинцев?
Детский смех Победы Детский смех Победы
Войну способна бояться
Напуганные Соросом: кто и зачем пугает Азербайджан «новым СССР»? Напуганные Соросом
Так ли страшна интеграция?
Операция ВС Турции в сирийском Африне против курдских вооруженных формирований направлена на ослабление позиций США в Сирии, что в интересах как Москвы, так и Дамаска, заявил РИА Новости председатель турецкой партии Родина (Vatan) Догу Перинчек. Он расц Перинчек: Операция в Африне ослабляет позиции США в Сирии
Турция vs США или... ?
Несмотря на чудовищно подрывную миссию так называемых «национал-демократов», наша русская, евразийская империя свободных народов найдёт место и для них Евразийство vs национал-демократия: кому действительно нужна Великая Россия?
«Нацдемы» не смогут остановить Империю
Международный круглый стол на тему «Российские и азербайджанские проекты – драйверы экономического развития Каспийского региона. Навстречу экономическому форуму» прошёл 7 июня 2021 года в Президент-Отеле в Москве Кто и что грозит обрушить экономики стран Каспия?
Каспий: момент истины
Процессы интеграции на постсоветском пространстве стали главной темой международной конференции «Евразийский союз: перспективы, вызовы, идеологемы», которая состоялась 28 апреля 2021 года в Москве Евразийский союз или НАТО?
Многовекторность разрывает в клочья
От азиатского прошлого к евроазиатскому будущему. Азербайджан в системе региональных политических и экономических связей Баку: Трудная дорога в ЕАЭС
Куда податься Закавказью?
 АВТОРСКИЕ КОЛОНКИ

Шиитский фактор на Ближнем и Среднем Востоке в начале XXI века


Аятолла Али Систани объявил в Ираке принцип «один человек – один голос» и на основе демократических выборов, проведенных в стране, сумел организовать в стране шиитское правительство 24 февраля 2011, 09:00
Версия для печати
Добавить в закладки
Шиитская идеология завоевывает все больше сторонников на Ближнем Востоке и в районе Персидского залива, что приводит к коренному изменению ситуации в данном регионе

Общеизвестно, что напряженность в ирано-американских отношениях образовалось после свершения Иранской исламской революции. Возникшие противоречия сохранились и до сегодняшнего дня. В последнее время обе страны особенно рьяно противопоставляют друг другу свои культурные ценности, идеи государственности и свою этическую культуру, тем самым «поддерживая» выдвинутые западными идеологами концепцию «столкновение цивилизаций».

Следует признать, что в центре подобной политики Ирана лежит политический ислам. Процесс образования в Иране политического ислама совпадает со временем напряженных отношений между религией и политикой, появившиеся после Иранской Исламской революции. Аятолла Хомейни в свое время создал систему управления, основанную на юридических нормах, и требовал создания правительства, опиравшегося на исламские законы. Иранская революция ставила целью ликвидировать систему шахского правления, восстановить исламскую идеологию в иранском обществе и распространить эмоциональную мощь шиитской науки за пределы страны. По обдуманному заранее плану действий и обогащенный новыми идеями «шиитской солидарности», концепцией «спаситель времени имам Махди», политический ислам должен был коренным образом изменить политическую картину на огромной территории от Марокко до Малайзии.

После оккупации иракского государства американская администрация объявила о распространении в этом регионе демократических принципов, тем самым поставила в выгодное положение шиитское большинство в правительстве Ирака.

Политика Ирана в области культуры имеет огромное стратегическое значение. Культура Исламской Республики в основе своей имела тысячелетнюю персидскую культуру с существенными примесями шиитских элементов. Она была создана под контролем иранской теократии и получила название «стратегии иранской культуры».

На основе исторических, культурных, религиозных и географических влияний этой концепции намерение Ирана стать лидером в ближне- и средневосточном регионе превратилось в национальную стратегию. Современный Иран считает себя преемником тысячелетней персидской истории, гордится тем, что является хранителем и носителем древней культурной идентичности, и всячески старается распространить эти идеи в соседних странах.

Не случайно, что большинство иранских лидеров остались в памяти как выступающие с резкими декларациями против своих близких соседей. Президент Ирана с 1995 года Хашими Рафсанджани, ссылаясь на то, что основная береговая линия Персидского залива попадает на территорию Ирана, отмечал, что Ирану принадлежит большая часть ответственности за контролирование системы безопасности в этом регионе.

Однако в последнее время подобные требования немного «смягчились», и Иран со своими соседями обходится более дипломатично. Но мало кто верит в эту «искренность» Ирана - многие страны пребывают в поисках более надежных союзников.

Бывший министр обороны США Уильям Коэн отмечал, что враждебное отношение стран Залива против Израиля ослабело из-за усиления мощи Ирана в регионе, и этот синдром заразил весь Ближний Восток. В период работы в должности министра обороны он шесть раз посетил страны Персидского залива, и его выводы и заключения после этих визитов были подтверждены многими американскими и зарубежными дипломатами и аналитиками. Так, он отмечал, что арабские государства не скрывают своей обеспокоенности усилением влияния Тегерана в регионе.

Сегодня шиитские общины населяют огромные территории Ближнего Востока вплоть до Южной Азии, включая и Восточную Африку. Шииты составляют 20% всех мусульман мира и одновременно 50% всех мусульман Ближнего Востока. При этом число сторонников этой идеологии безостановочно растет.

Следует отметить, что политические изменения в Персидском заливе последнего времени связаны именно с активной социальной и политической деятельностью этих общин. Шиитские идеологи смогли воссоздать существенный баланс между политикой современного мира и шиитскими идеями, и тем самым смогли привлечь национальные движения в Ливане и Ираке на свою сторону. За короткий отрезок времени синтез арабского национализма и исламского фундаментализма стал причиной роста шиитских идей на Ближнем Востоке.

Постепенно этот процесс превратился в отдельную линию между политическими проблемами в регионе и шиитской идеологией. Например можно отметить ливанскую организацию «Хезболла», которая является носителем шиитских идей и занимает антиизраильскую и антиимпериалистическую позиции.

После оккупации иракского государства американская администрация объявила о распространении в этом регионе демократических принципов, тем самым поставила в выгодное положение шиитское большинство в правительстве Ирака. Этой возможностью умело воспользовался один из самых авторитетных религиозных лидеров страны – аятолла Али Систани. Он объявил в стране принцип «один человек – один голос» и на основе демократических выборов, проведенных в Ираке, сумел организовать в стране шиитское правительство.

Он вовсе не хотел, как считают многие аналитики, создать в Ираке исламское государство. Наоборот, он хотел укрепить политическую власть шиитов, отраженную в конституции страны, опираясь на свободные демократические выборы. Можно сказать, что в определенном смысле он добился этого. С возрастанием авторитета Али Систани параллельно усиливалось формировавшееся из исламских и националистических идей движение «Аль-Саид», возглавляемое Муктадой ас-Садри. Это движение было основано его отцом, пользовавшимся Ираке большим авторитетом - аятоллой Мухаммедом Садиг аль-Садри (он был казнен по приказу президента Ирака Саддама Хусейна), и превратилось среди шиитской молодежи в культовый первоисточник.

С усилением шиитских идей в Ираке шииты в соседних странах стали еще более активными, требовали представительства в политических и социальных вопросах. Шииты расширили свои сферы влияния в Ливане и Бахрейне.

Отметим, что подобное стратегическое положение иранского государства было в определенном смысле «продиктовано» самими США, которые представили мировой общественности самого страшного «нарушителя» стабильности в ближневосточном регионе. Подобное положение, однако, учинило для США дополнительные проблемы, усилило антиамериканское настроение в исламском мире и открыло широкие просторы для радикализма. Эти процессы определили политическое, социальное и экономическое положение регионов Ближнего и Среднего Востока за несколько десятилетий вперед.

Развитие политического шиизма в одной стране, естественно, повлияло и на общее развитие соседних стран, превратило таких харизматических и авторитетных религиозных лидеров, как Хомейни и Систани, в объект поклонения для мусульман данного региона, и этим надолго определили общие политические и моральные параметры региона. Американская администрация среагировала на процессы, происходящие в регионе, поздно, лишь после начала иракской кампании, и потому «политическая инициатива» в регионе оказалась в руках Ирана.

В настоящее время некоторые аналитики признают безуспешность американской политики в отношении Ирана и даже советуют администрации Обама нанести воздушные удары по иранским ядерным объектам. Тем не менее, подобная позиция вовсе связана не только с ядерной проблемой. Основная причина этого противостояния носит геополитический характер. Как известно, со стратегической точки зрения Иран расположен ближе к энергетическим ресурсам, перевозка которых также имеет для Ирана благоприятное положение.

С другой стороны, народы этого региона хотят жить свободно в рамках своих культурных ценностей, опираясь на исламские идеи. Все это, конечно, для западных политиков является настоящей головной болью. С этой точки зрения Иранское государство, контролирующее Персидский и Оманский заливы, всячески старается во что бы то ни было сохранить свое лидерство в регионе, и открыто заявляет, что не намерено принимать американскую политику времен шахского режима.

Шиитская идентичность на Ближнем Востоке сформировалась за несколько столетий, получила явное превосходство в идеологической борьбе последнего времени, и современные шиитские лидеры рационально воспользовались этим преимуществом во время военных операций. Вообще, идеологический путь соседних с Ираном арабских государств, пройденный в ХХ веке (национализм, насиризм, коммунистические идеи и т. п.), в ХХI веке уже не интересовал народы этого региона.

Некоторые руководящие круги арабских стран раздражало, что власть в Ираке – на древней арабской земле – перешла в руки представителей чужой секты (шиитов) и на Ближнем Востоке ослабли позиции суннитской элиты.

Против реакционной политики крупных государств региона возникла потребность в сильной, воссоединительной и в определенной степени опиравшейся на радикализм идеологии. Этот пробел постепенно начала восполнять идеологию политического ислама, питающейся идеями «шиитской солидарности». В итоге политическая обстановка на Ближнем Востоке взаимно обогатилась идеями радикализма, терроризма и экстремизма. С этим и началось тесное сотрудничество регионального электората с политическим исламом.

Руководящие позиции шиитов Ирака и Ливана в политических и экономических процессах вдохновляли шиитские меньшинства Саудовской Аравии и Бахрейна - они начали требовать участие в формировании национальной политики своих стран.

Палестинский вопрос занимает существенное место во внешней политике Иранского государства. Любая форма борьбы организации «Хезболла» и ХАМАС с еврейским государством тут же превращалась в основную проблему иранского электората. Интересно, что этот процесс между странами Персидского залива дает как бы специальные привилегии Ирану в идеологической борьбе с Израилем и тем самым предоставляет Ирану статус лидера в осуществлении своих политических решений.

После Исламской революции палестинский вопрос получил как бы «второе дыхание», и в последующих этапах своего развития на доктринах «шиитской солидарности» получил символическую характеристику в борьбе с сионизмом. Многие признают, что в нормализации ирано-американских отношений основным препятствием является бескомпромиссная позиция Ирана по отношению к Израилю. В этой связи лидер Ирана Хаманейи, указав несостоятельность обвинения Ирана со стороны американской администрации в нарушении человеческих прав и распространении оружия массового поражения, заявил, что основное требование американского государства состоит в прекращении помощи ливанскому и палестинскому народам.

Согласно иранской позиции, шииты ближневосточного региона, в том числе организации ХАМАС в Палестине и «Хезболла» в Ливане, а также шииты Ирака, заинтересованы на основе демократических выборов занять важные посты в руководящей структуре своих стран. Основываясь на эту концепцию, сторонники аятоллы с уверенностью заявляют, что, если в странах этого региона будет проведен свободный референдум, опирающийся на исламские ценности и на национальное самосознание, то жители скажут «нет» западной демократии (т. е. США).

В определенном смысле нужно признать достоверность данного мнения, ибо «скользкая правительственная идеология» Ирана в большинстве арабских стран и на «мусульманских улицах», непреклонность перед политикой Израиля и Америки усилили волну исламского возрождения во всем мусульманском мире и заново возродили мечту в людях о возвращении в благородные исламские ценности.

Иран стремится установить свою гегемонию в регионе посредством схематических комбинаций военных методов, даже если они считаются не «цивилизованными» и не «традиционными». Иран должен создать такую систему безопасности, что в вопросах урегулирования положения в Ираке, Афганистане, Ливане, в арабо-израильских конфликтах, в общем, во всем Персидском заливе, без участия Ирана невозможно будет принять каких-либо оптимальных решений.

Проанализировав подобные претензии иранского руководства, можно прийти к выводу, что они вовсе не безосновательны. Многие крупные страны мира были вынуждены признать роль и стратегическую позицию Ирана в регионе. На официальном интернет-сайте религиозного лидера Хаманейи Ирана вместо слова «Верховный лидер Ирана» используется «Верховный лидер мусульман». Несколько лет тому назад, до введения американских военных сил в Ирак, это выражение могло бы показаться смешными. Но победа американской армии над главным врагом Ирана (читай – шиитов) – над режимом Саддама – многими странами оценивалось как усиление влияния Ирана в регионе.

Однако, не стоит забывать о том, что исламская религия как вековая культура неоднократно подвергалась опасности раздробления со стороны внешних и внутренних факторов. Уже в середине VII века, в период формирования исламской религии, эта опасность обнаружила себя в двух направлениях: в раздроблении на большинство суннитов и меньшинство шиитов.

Факт преимущества шиитов в Иране и Ираке заметно повлиял и на соседние страны. Следует особо подчеркнуть, что близкое родство имама Али пророку Мухаммеду и в большей части его личные качества стали основным фактором формирования и актуализации этой идеологии. В свое время это учение помогло аятолле Хомейни взять верховную и духовную власть в Иране в свои руки. Все происходящие в Иране события с благоволением были встречены народом, который апологетически относился исламско-шиитским ценностям.

Существенную часть этого учения составила концепция «исчезновения» в IX веке двенадцатого имама Махди в подростковый период. Шииты считают, что Он (т. е. имам Махди) не умер, а вознесся на небеса и воскреснет в «конечное время» - и станет «владыкой времени», чтобы бороться с несправедливостями этого мира. Имам Махди возобновит справедливость и правду и покажет людям уничтоженные тексты Корана.

Все эти процессы нашли свое логическое продолжение после свержения военно-политической власти Саддама Хусейна в Ираке. Некоторые религиозные шиитские лидеры, чтобы свергнуть временное правительство, создали вооруженные группировки оппозиционного характера под названием «Армия Махди», что разогрело гражданскую войну в стране. После нескольких безрезультатных столкновений с американской армией и армией временного правительства аятолла Али Систани оставил свое лечение в Лондоне и вернулся в страну. Он смог остановить крупномасштабные военные действия. Все военизированные шиитские группировки, в том числе «Армия Махди», объявили о беспрекословном выполнении всех поручений и указов Али Систани. Это означало победу шиитов в Ираке.

Многие американские и европейские наблюдатели проводят параллели между возвращением из Лондона Али Систани, сумевшим за счет своего личного авторитета остановить войну в Ираке в 2004 году, и возвращением аятоллы Рухуллы Хомейни из Франции, сумевшим прекратить массовые волнения в Иране в 1979 году, впоследствии превратившиеся в революцию.

Последующее развитие событий показало прагматичность политики Али Систани. Он заслужил доверие американской администрации во время проведения демократических выборов в Ираке. Начались подобные процессы и в странах за пределами Ирака: в Саудовской Аравии начались волнения шиитских меньшинств, в Бахрейне шииты активно стали участвовать в выборах, в Йемене начались столкновения между шиитами и правительственными силами с участием военно-воздушных сил Саудовской Аравии.

Напряженное противостояние между шиитами и суннитами жестче всего проявило себя именно в Ираке, несмотря на то, что на определенных этапах эта проблема разогрела гражданскую войну в Пакистане и Афганистане. Выступления и призывы Али Систани о прекращении крупных террористических актов и конфликтов в Ираке сумели приостановить кровопролитие в стране.

Однако, взрыв 22 февраля 2006 года в одной из самых крупных мечетей шиитов Аль-Аскерийа провозгласил начало войны между этими суннитами и шиитами. Иорданец Абу Муса аль-Заргауи объявил всех шиитов более опасными, чем американские солдаты, и призвал всех суннитских экстремистов региона в Ирак на борьбу с шиитами.

Тем не менее, шииты Ирака преобладали во многих политических вопросах, что позволило им взять власть в свои руки. После мартовских выборов 2010 года шииты получили в рамках закона исполнить свои федеральные требования и, в конечном итоге, добьются своих истинных целей.

Многие наблюдатели предполагали, что иракская модель правления станет такой же, как и в Иранской Исламской Республике. Однако дальнейшее развитие событий показало, что дело обстоит далеко не так. Иракская модель управления по своей структуре является довольно простой - она воплощает в себе защиту шиитской личности, интереса и идентичности под ответственность демократично выбранного правительства. Эта концепция показала не только шиитам страны, но и всего региона, что свои интересы шииты могут защитить не только путем теократии (как в Иране), но с помощью представительства в правительстве. Большинство шиитов Ирана считают, что то, чего не сумел сделать в Иране Хомейни, в Ираке претворил в жизнь Али Систани.

Однако успешные реформы, проведенные в Ираке, не угодили авторитарной суннитской элите в Исламабаде, Омане, Каире и в Эр-Рияде. Многие террористические группировки, сформированные в этих странах, начали осуществлять жестокие теракты в Багдаде, Наджафе, Самарии - т. е., на густонаселенных шиитами территориях. Некоторые руководящие круги арабских стран раздражало, что власть в Ираке – на древней арабской земле – перешла в руки представителей чужой секты (шиитов) и на Ближнем Востоке ослабли позиции суннитской элиты.

Существенные события конца XX века: вторжение американских войск в Ирак, свержение режима Саддама, создание нового шиитского правительства на основе свободных выборов и предотвращение гражданской войны (читай – суннитско-шиитско-курдского противостояния) за счет политики Али Систани – нанесли сильный ущерб арабскому национализму 1950-1960-х годов и, в общем, всей панарабской идеологии.

Таким образом, в ближайшие годы, по всей вероятности, Ближний и Средний Восток превратятся в поле борьбы между шиитами и суннитами, борьба за власть между ними приобретет еще более жестокий характер. Эпицентром происходящих событий, естественно, будет Ирак, а в последующих этапах и Иранское государство. Одновременно эти события будут протекать и в Ливане, Саудовской Аравии, в общем, во всех странах Персидского залива.


Меджидов Расим Гаджи Ага оглу  
Комментарии:
Ренат (6 марта 2011, 19:51)
Братья мусульмане давайте жить в мире!мы и без войны поработим в свою веру!ИншАллах .с Казахстана!
Оставить комментарий (1)
Представьтесь

Ваш email (не для печати)

Введите число:
Что Вы хотели сказать? (Осталось символов: )
система комментирования CACKLE
Валерий Коровин Геополитика и предчувствие войны Удар по России издательство Питер

Валерий Коровин. Имперский разговор

Александр Дугин. Русская война

Валерий Коровин. Россия на пути к Империи

Валерий Коровин. Накануне Империи

Валерий Коровин. Накануне Империи

Александр Дугин. Новая формула Путина

Валерий Коровин. Конец проекта "Украина"

Александр Дугин. Украина. Моя война

Валерий Коровин третья мировая сетевая война

А. Дугин. Четвёртый путь

А. Дугин. Ноомахия. Войны ума

Валерий Коровин. Удар по России

Неистовый гуманизм барона Унгерна

А. Дугин. Теория многополярного мира


Свидетельство о регистрации СМИ "Информационно-аналитического портала "ЕВРАЗИЯ.org"
Эл № ФС 77-32518 от 18 июля 2008 года. Свидетельство выдано "Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций".
 
Рейтинг@Mail.ru