18 декабря, понедельник | evrazia.org |  Добавить в закладки |  Сделать стартовой
б.Украина | Интервью | Аналитика | Политика | Регионы | Тексты | Обзор СМИ | Геополитика | Кавказ | Сетевые войны
Абубакаров - воспитанник традиционного для Дагестана и Чечни ислама, последовательно и смело выступал против ваххабизма, изобличая его идеологию, практику Военные столкновения между ваххабитами и последователями суфизма
Российские власти прозевали ваххабизм"
Начавшийся в Чечне процесс шариатизации показал полную неподготовленность граждан и духовенства к этой ситуации - республике практически не было глубоко подготовленных шариатских судей Шариатское правление в Чечне и его последствия
Кавказ не готов к обустройству исламского государства"
Практические деяния ваххабитов, во всяком случае, тех, кто маскировался под ними, сопряжены многочисленными преступлениями против личности Исламский радикализм как фактор общественной угрозы
Ваххабизм был привит Кавказу мондиалистами"
Несмотря на чудовищно подрывную миссию так называемых «национал-демократов», наша русская, евразийская империя свободных народов найдёт место и для них Евразийство vs национал-демократия: кому действительно нужна Великая Россия?
«Нацдемы» не смогут остановить Империю"
Запад - внутри нас во всех смыслах, включая сознание, анализ, систему отношений, значений и ценностей. Нынешняя цивилизация еще не вполне русская, это не русский мир, это то, что еще только может стать русским миром Шестая колонна - главный экзистенциальный враг России
У России есть враг и пострашнее «пятой колонны»"
Америка сегодня падает. Это падающий гигант. Падение статуи Свободы будет внушительным. Однако сегодня падает и Россия. Ее падение не столь масштабно, но чувствительно Ставка в международной политике: кто рухнет первым
Государство как идеология не ограничено ничем"
Америка на пути к распаду Америка на пути к распаду
СШа трещат по швам"
Америка мягко стелет, но в России спать на её кроватках жестковато Под мягким каблуком
Под каблуком"
Метод захвата медиапространства состоит в том, что определенная организация работает со всевозможными СМИ и при этом не дает показаться в информационном поле другим организациям Тихо и незаметно: способы ведения информационной войны
Если войны не видно, это не значит, что ее нет"
«Мы показали, что в мире больше нет одного хозяина, который вправе распоряжаться судьбами народов только по собственному произволу» Признание, окончательно и бесповоротно
Россия спасла от геноцида осетин и абхазов"
Неоевразийство — политическая философия, наследующая классическому евразийству и русской консервативной мысли. Классическое евразийство возникло в среде русской эмиграции, размышлявшей о причинах краха русской культуры и гибели государства. Неоевразийство Неоевразийство как ценностная система
И снова об идеях..."
Десять лет исполняется сегодня, 17 сентября 2016 года, со дня референдума о независимости и присоединении к России, который прошёл в Приднестровской молдавской республике (ПМР) в 2006 году. 97,2% граждан, принявших участие в голосовании, поддержали курс н Евразийский вектор Приднестровья
10 лет выбора ПМР"
На прошлой неделе в Министерстве Обороны прошла коллегия, на которой были подведены итоги выполнения майских указов Президента России. Признаться, изменения в армии и на флоте за пять лет произошли впечатляющие. Об этом можно судить даже не по тем цифрам, К вопросу о компетентности
Неразборчивая критика"
Скандал вокруг возможной установки памятника Примирения сотряс не так давно Севастополь.  Хотя идея-то благая – примирение «красных» и «белых» в год столетия катастрофы двух русских революций – Февральской и Октябрьской. Несмотря на то, что поколение, зас Сто лет русской катастрофы: преодоление или новый виток раскола?
Сто лет русской катастрофы"
В феврале прошёл столетний юбилей Февральской революции. Через несколько месяцев мы отметим столетие эпохального события не только российского, но и мирового уровня – Октября 1917 года. В последнее время тема революционного столетия регулярно поднимается «Оранжевый» Февраль и Красный Октябрь 1917-го
«Оранжевый» Февраль и Красный Октябрь"
«К сожалению, Сербия находилась многие годы в режиме либеральной глобалистской оккупации и внешнего управления и там, несмотря на присутствие братского, самого близкого нам народа – сербов, - православного народа, который выходит с нами из единых культурн Коровин: Сербы заявляют свою волю
Сербы и постчеловечество"
Нетривиальный взгляд на происходящие в Новороссии события всегда радует. Тем более, если это мнение неравнодушного и буквально вжившегося в ситуацию человека, который по своему духу русского, живя за тридевять земель от русского Донбасса принимает близко Коробов-Латынцев : Новороссия сейчас — самое важное место на Земле
Новороссия - самое важно место на Земле"
Интервьюировал Геннадий Дубовой Абдула: Если мы не поможем русским на Донбассе, то кто потом поможет нам?
Абдула: Афганистан и Донбасс"
Недавно в своей статье «По евразийской дороге добра», опубликованной на информационно-аналитическом портале «Евразия» накануне Дня народного единства и 100-летия Великой Октябрьской социалистической революции, я поделился педагогическим опытом работы с ре Евразийская педагогика
Воспитать по-евразийски"
В преддверии одного из главных государственных праздников России – Дня народного единства хочу поделиться своим педагогическим опытом, который способствует воспитанию детей и подростков в духе традиционных ценностей Российской Евразийской цивилизации, оли По евразийской дороге добра
Путь к солидаризму"
12 октября 2017 года в уютном помещении кофейни «Белая ворона» состоялось одно из самых семантически насыщенных слушаний иркутского сообщества «Интеллектуальная среда», посвященное обсуждению уже успевшей приобрести скандальную репутацию скульптуры Даши Н Ваал на Байкале: proetcontra
Ольхон и мифы"
В редакцию портала «Евразия» поступило обращение народного движения «Олга Каракалпакстан» к Президенту Российской Федерации Владимиру Владимировичу Путину. Обращение движения «Алга Каракалпакстан» к Президенту России
Что происходит в Узбекистане?!"
Закрытая презентация нового альбома Александра Ф. Скляра и группы «Ва-Банкъ» «Оставайтесь, друзья, моряками!», в который вошли 13 песен Владимира Высоцкого, прошла 20 ноября 2017 года в московском клубе «16 тонн». На обложку помещена работа сына Александр «Север, воля, надежда, страна без границ»
Исчерпанность и романтика"
Немного найдётся символов России, которые настолько широко известны в мире, как автомат Калашникова. И, несомненно, он – часть нашей культурной экспансии в мире. Его знаю те, кто и читать-то не умеет. Это оружие давно стало напоминанием о силе русского ор Калашников: Десять оттенков совершенства
Вселенная «Калашников»"
Вряд ли в современных международных отношениях найдется много таких политиков, за чьими двусторонними встречами следят столь же пристально, как за встречами спецпредставителя Госдепартамента США Курта Волкера и помощника российского президента Владислава Кнуты и пряники от Волкера
Станет ли встреча последней?"
Ремень от РПК привычно натирает плечо, мы возвращаемся на обед со своих позиций в место постоянной дислокации, находящейся недалеко от наших позиций в дачном поселке. До войны это был прекрасный поселок, окруженный живописным степным пейзажем со множество Очерки окопной войны
Тайна войны в Великой степи"
Попалась на глаза одна сопливая история на днях. Украинофильный портал bbcccnn.com.ua написал историю про боевика "АТО", онкобольного, молодого, отвергнутого семьей и друзьями, в общем, самого разнесчастного кровопийцу Владимира Бабия. Родом это туловище Отработанные "патроны" Порошенко или куда деваются "киборги"
Судьба "киборга""
«Но нельзя одной черной краской мазать все, что было в прошлом, или в радужных тонах смотреть на то, что происходит сегодня» Мина замедленного действия под здание российской государственности
Советский Союз был обречен с самого начала"
Действовать жёстко, с кровью, не был готов никто из элит - советские элиты были очень миролюбивы, - кроме отмороженных либералов-русофобов Американский переворот в пользу Ельцина
Пора привлечь к ответу виновников октябрьской бойни"
Это, в сущности, был и есть флаг брокеров, маклеров, эксклюзивных дистрибьютеров, архитекторов саморазрушающихся финансовых пирамид и топ-менеджеров нефтегазовых монополий День торговли
Бело-сине-красный триколор по-прежнему символизирует торговлю"
 АВТОРСКИЕ КОЛОНКИ

Майкл Макфол: Доктрина свободы либерального ястреба
Задача, которую поставил Майкл Макфол, формулируется просто: если не демократизировать Россию, то поставить в Кремле либерала, который вел бы себя соответствующим образом. Судя по последним известиям, эта задача выполнена 15 октября 2010, 09:00
Версия для печати
Добавить в закладки
Доктрина американской политики по неприятию любого отклонения от либерально-демократического стандарта успешно реализуется в отношении России

Проблематика «перезагрузки» в российско-американских отношениях обросла многими домыслами, слухами, предвзятыми мнениями и неоправданными ожиданиями. В то же время мало кто, анализируя внешнеполитическую стратегию новой администрации США, обращает внимание на те ключевые фигуры и институты, что обеспечивают принятие решений не только на глобальном уровне, уровне американской политики по отношению ко всему миру, макрорегионам и континентам, но и в сугубо региональном и страновом срезе.

Продвижение демократии – это и есть главнейший интерес США, потому что это максимально способствует закреплению их роли в качестве глобального лидера.

Такой подход необходим для определения макротенденций, но в некоторых случаях отдельные регионы и страны и политика по отношению к ним не менее важны, особенно если эта страна – твоя страна. А если это такая важнейшая страна как Россия, то не только россиянам, но большинству специалистов по международным отношениям необходимо знать кто, как, в соответствии с какими идеями и выдвигаемыми методами определяет курс США по отношению к этому ключевому для Евразии государству.

С приходом в Белый Дом администрации Обамы пост главного советника Президента по вопросам национальной безопасности и директора отдела России и Евразии при Совете Национальной Безопасности США занял Майкл Макфол. Это не только чиновник, но и ученый, профессор политических наук Центра по вопросам демократии, развития и верховенства закона при Стэнфордском университете, он знает русский язык и в 90-х активно работал Московском Центре Карнеги. Хорошие связи с Фондом Карнеги профессор сохраняет до сих пор.

Макфол активно посещает Россию, принимал участие в недавнем Ярославском Форуме. Кроме того в июле 2009 года совместным решением президентов двух стран была создана рабочая группа Макфол-Сурков по вопросам гражданского общества. Советник президента США как один из руководителей этой комиссии постоянно встречается с российским правозащитниками.

Как мы видим, активность Майкла Макфола не ограничивается чисто теоретической деятельностью, он - активный политик-практик, взаимодействующий напрямую с российским гражданским обществом. Комиссия, как и многое в российско-американских отношениях, устроена диспропорционально: если Макфол имеет возможность влиять на нашу внутреннюю политику, инструктировать и защищать либеральных правозащитников и других агентов влияния, то Владислав Сурков такой возможности не имеет, вся деятельность комиссии выступает таким образом в качестве приводного ремня Администрации Президента США, юридически легитимизируя ее контроль над определенным сегментом нашего гражданского общества.

Впрочем, это не будет казаться столь парадоксальным, если мы обратимся к трудам Майкла Макфола по вопросам политики США в отношении России. Взаимодействие с гражданским обществом, контроль США над его формированием и развитием будут проступать там красной нитью, даже если напрямую это не будет оговариваться.

Важно и то, что Макфол является представителем во многом уникального направления в американской внешнеполитической мысли. Вместе с рядом других американских геополитиков и внешнеполитических стратегов, например Лари Даймондом и Полом Берманом, он входит в группу т. н. «либеральных ястребов», представителей Демократической партии, объединенных вокруг Института Прогрессивной Политики при Совете руководства Демократической Партии США, которые наиболее близко стоят по своим позициям к неоконам.

Либеральные ястребы практически ничем не отличаются от умеренных неоконов: и те и другие проповедуют смесь «демократизма» и американского национализма, слепую веру в право и возможность США распространять свои ценности в сочетании с экспансией американской мощи. Достаточно просто сравнить тексты неоконов, материалы Доктрины Буша и, например, такой документ Института Прогрессивного Развития, как «Прогрессивный интернационализм, демократическая стратегия национальной безопасности» от 2003 года.

После того, как могущество неоконов, торжествовавших при Буше-младшем, было основательно подорвано, именно идеи Макфола и его соратников оказались востребованы новой администрацией. Впрочем, не стоит искать в них что-то новое, они проявились еще при Буше-младшем, т. н. «доктрина Буша», основные положения которой были изложены в 2002 году в таких документах, как «Доклад о положении нации», «Стратегия национальной безопасности», а также речь американского президента в Организации Объединенных Наций, явилась не только плодом творчества неоконов, но и ряда либеральных ястребов, прежде всего Майкла Макфола. По крайней мере, некоторые ее положения об экспорте демократии, крестовом походе против терроризма, и допустимости односторонних силовых действий США в отношении любой страны мира совпадают почти дословно с макфоловской «Доктриной Свободы».

В отличие от своего старшего собрата Збигнева Бжезинского, как и Макфол, утверждающего необходимость удержания США позиции глобального лидера, Майкл менее терпим к нелиберальным режимам и рассматривает либеральную демократию не только в качестве цели, на которую следует ориентировать все государства мира, чтобы они покорно шли в фарватере США, как это предлагает Бжезинский, но и в качестве общественно-политической модели, которая должна быть установлена уже здесь и сейчас, рассматривая либеральную демократию таким образом и как средство укрепления однополярного мирового порядка.

Разница очевидна - если в рамках «глобального политического пробуждения» Бжезинский готов терпеть не совсем соответствующие западным стандартам режимы, призывая США подстроиться под меняющуюся ситуацию и «оседлать тигра», возглавить и ориентировать массы третьего мира, стремящиеся к большей свободе, большему количеству благ, что требует более терпимого отношения к воплощению этих стремлений в общественно-политической реальности, то Макфол выступает ярым противником любого отклонения от либерально-демократического стандарта.

Базовые принципы общей внешнеполитической концепции Макфола были изложены им в статье «Доктрина Свободы». Доктрина Свободы как внешнеполитический концепт для Макфола означает постановку вопроса о продвижении индивидуальной свободы за рубежом на самое главное место в американской внешнеполитической повестке дня. «Продвижение свободы требует в первую очередь сдерживания, а затем уничтожения противостоящих ей сил, будут ли это индивид, движения или режимы», - пишет Макфол.

Политика в отношении противостоящих демократии сил при такой постановке вопроса распадается на две части – деструктивную (уничтожение), и конструктивную (создание институтов демократии по образцу США). Впрочем, главным моментом выступает не демократия, а насаждения американских ценностей. В некоторых случаях, отмечает внешнеполитический аналитик, сначала должно идти продвижение либеральных свобод, и только потом – демократизация.

Что нового привносит такая постановка вопроса о целях американской внешней политики? В первую очередь, она помогает проводить четкие границы между друзьями и врагами с одной стороны, а с другой - объединять концептуально, а значит и координировать на новом уровне, ранее разрозненные действия, которые связаны тем не менее причастностью к продвижению свободы. Уничтожение Саддама Хуссейна, обучение афганских женщин (примеры Макфола) и, добавим от себя, встреча с Аллой Гербер и Львом Пономаревым имеют в такой перспективе много общего между собой.

Во-вторых, выдвижение «Доктрины Свободы» в качестве ориентира означает отказ от государствоцентризма во внешней политике, отныне эта область – область противостояния идей, режимов, движений, индивидов, а не только государств. США выступает не как государство в данной система координат, а как полюс свободы, «друзья которого есть везде». Такое переформатирование роли США означает отказ от понимания международных отношений в реалистских терминах национального интереса, что по мнению Макфола повышает возможность поддержки американской внешней политики за рубежом. В то же время, он сам отмечает, что продвижение демократии – это и есть главнейший интерес США, потому что это максимально способствует закреплению их роли в качестве глобального лидера. «Не все американские союзники - демократии, - с сожалением констатирует Макфол, - но все демократии – союзники США».

«Последней целью американской политики является создание сообщества демократических государств, которое охватит все регионы планеты», - в итоге Макфол критикует такие направления науки о международных отношениях в США как реализм, мултилатерализм, изоляционизм, обрушиваясь как на представления о незыблемости государственного суверенитета других стран, так и на недооценку средств мягкой силы и идеологических и мировоззренческих угроз.

Стратегия взаимодействия с Россией заключается в проведении такого давления, которое исключает непосредственное применение силы и угроз применения силы с одновременным использованием всех несиловых инструментов влияния.

Впрочем, несмотря на то, что главными своими предшественниками он называет Вудро Вильсона и Рональда Рейгана, и либеральные представления в его оптике подвергаются некоторой коррекции, вильсонианская вера в международные институты сменяется выдвижением США как единственной и уникальной инстанции, отвечающей за демократизацию, в том числе насильственную, в то время как Рейган мягко критикуется за нежелание вовлекать другие государства в строительство демократии там, где США уже сменили режим.

Майкл Макфол призывает комбинировать как силовые военные действия по смене режимов, так и мягкую политику продвижения демократии за рубежом, при этом уделяя больше внимания последней, и сетевым стратегиям, стратегиям действия негосударственных акторов вообще. Стоит отметить, что в 2009 году в своей новой книге «Продвигая демократию за рубежом, почему мы должны и как мы можем это делать» он признает неэффективность слишком жесткой политики Буша, в частности на Ближнем Востоке, и предлагает усилить «мягкую» составляющую продвижения демократии, в то же время принципиально не пересматривая базовые тезисы, выдвинутые еще в «Доктрине Свободы».

Нашу страну Макфол как славист и специалист прежде всего по России, не мог обойти вниманием. Уже в «Доктрине Свободы», которая представляла во многом отклик на теракты 11 сентября, он называет Россию союзником лишь наполовину, хотя тогда российское руководство пошло на беспрецедентные уступки США и всецело поддержало их в Афганистане. Тем не менее, Россиия – «союзник-наполовину» из-за незавершенности демократических реформ в нашей стране.

За год до этой статьи в книге «Российская неоконченная революция: от Горбачева до Путина» он констатировал, что с приходом Владимира Путина к власти был окончательно прерван процесс демократизации России по западной модели. О том же самом, с упором на стагнацию демократических процессов уже при Ельцине и упущенных в первую очередь администрацией Клинтона возможностях другая его книга, написанная вместе с Джеймсом Голдгейром – «Цель и средства, политика США в отношении России после "холодной войны"». Касаясь российской темы, Макфол дает понять, если не заявляет это прямо, что отход нашей страны от западных стандартов демократии представляет собой угрозу для США.

В работе «Один шаг вперед, два шага назад» от 2000 года, Макфол уже в самом начале эпохи Путина опасается, что «он может стать русским Милошевичем», тем самым выбирая врага, того, чью ликвидацию как политического субъекта он в дальнейшем будет считать одной из главных задач американской внешней политики в отношении России.

В опубликованной в январе 2008 года в «Foreign Affairs» статье «Миф авторитарной модели», Макфол обрушивается с уничтожающей критикой на Путина и созданную им вертикаль власти, видя в них основную угрозу продвижению демократии в России, а значит, подспудно и укреплению могущества США, обвиняя помимо всего прочего путинскую модель в неэффективности.

Впечатляюще звучит название другой его статьи, написанной в 2005 году вместе с Джеймсом Голдгейром для «Weekly Standart» - «Путинская авторитарная душа». В 2007 году в статье «Либерал – это то, что либерал делает» четко формулируется идея – если не демократизировать Россию, то поставить в Кремле либерала, который бы вел себя следующим образом: он бы «праздновал "оранжевую революцию" на Украине, вместе с Европой работал бы на ослабление белорусского диктатора Александра Лукашенко и более активно бы сотрудничал с США в том, чтобы оказать давление на Тегеран, дабы он согласился на сделку по ядерному топливу». Судя по последним известиям, задача-минимум, поставленная Макфолом, выполнена.

Интересны методы, предлагаемые Макфолом для работы с Россией. В своем докладе от 12 сентября 2008 года в Комитете по международным отношениям Конгресса «Российско-американские отношения после кризиса в Грузии» Майкл критикует как сторонников дружбы с Россией, так и сторонников ее полной изоляции и предлагает новую стратегию взаимодействия с нашей страной. Она заключается в проведении такого давления на Россию, которое исключает непосредственное применение силы и угроз применения силы, с одновременным использованием всех несиловых инструментов влияния.

Главным из них является непосредственное установление контактов Администрации Президента Соединенных Штатов с российским гражданским обществом, увеличение финансирования разнообразных программ, прежде всего по линии «Freedom Support Act», а также фонда «Евразия», как наиболее хорошо зарекомендовавшего себя инструмента продвижения американских интересов, воздействие на российское общество через СМИ, и, наверное, самое важное – всемерная поддержка индивидов, групп, общественных объединений, научных и аналитических центров, государственных служащих, «настаивающих на модернизации экономической и политической системы». Заметим, это сказано еще до модернизационного бума в России.

Рассматривая казус Макфола и других либеральных ястребов, либеральных интевеционистов, занявших важные места в команде нынешнего Президента США, видный специалист по американским неоконсерваторам Джейкоб Хайлбранн, в палеоконсервативном журнале «The American Conservative» отмечает, что проект американской империи никуда не исчезает, ведь это не Маккейн, а Обама заявил на дебатах во время предвыборной кампании, что «Америка должна возглавить мир в борьбе с непосредственным злом, продвигая конечное благо».

Империя лишь меняет свой внешний декор. Важно и нам не забывать, кто и во имя чего предлагает нам заманчивую наживку «перезагрузки».


Александр Бовдунов  
Комментарии:
Оставить комментарий (5)
Представьтесь

Ваш email (не для печати)

Введите число:
Что Вы хотели сказать? (Осталось символов: )
система комментирования CACKLE
Валерий Коровин Геополитика и предчувствие войны Удар по России издательство Питер Валерий Коровин. Имперский разговор Александр Дугин. Русская война Валерий Коровин. Россия на пути к Империи Валерий Коровин. Накануне Империи Валерий Коровин. Накануне Империи Александр Дугин. Новая формула Путина Валерий Коровин. Конец проекта "Украина" Александр Дугин. Украина. Моя война Валерий Коровин третья мировая сетевая война Информационное агентство Новороссия А. Дугин. Четвёртый путь А. Дугин. Ноомахия. Войны ума Валерий Коровин. Удар по России Неистовый гуманизм барона Унгерна А. Дугин. Теория многополярного мира МИА Новороссия
Свидетельство о регистрации СМИ "Информационно-аналитического портала "ЕВРАЗИЯ.org"
Эл № ФС 77-32518 от 18 июля 2008 года. Свидетельство выдано "Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций".
 


Рейтинг@Mail.ru