14 июня, понедельник | Аналитика | б.Украина | Политика | Интервью | Регионы | Тексты | Обзор СМИ | Геополитика | Сетевые войны | Кавказ
Структуры «Сороса», радио «Свобода» и грузинские спецслужбы уже не скрывают своей причастности к политкризису в республике Южной Осетии угрожает прозападный «майдан»
«Майдан» в Цхинвале?
Азербайджан: мечты о Российской Империи Азербайджан: мечты о Российской Империи
Азербайджан стремится в состав России
К глубокому сожалению, Греция захвачена глобалистами. В самом начале была надежда на то, что Ципрас и его правительство начнут действовать в интересах греческого большинства. Однако греческий экономический кризис оказался настолько глубок, что не сложными Европейские реалии: Греция захвачена глобалистами
Афины на пороге позора
Московских моржей зовут объединиться Московских моржей зовут объединиться
Люди проруби
Посмертные маски и лунная медиумичность Посмертные маски и лунная медиумичность
А Есенин хотел жить...
Наука молодых и коронавирус Наука молодых и коронавирус
Лучшие из лучших
Матеуш Пискорский: Вежливость России усиливает её позиции на фоне истерики Запада Пискорский: Вежливость России усиливает её позиции на фоне истерики Запада
Ответ на истерику
Новый путь России Новый путь России
Исторические возможности за пределами Путина
Палестина: современность Палестина: современность
Решение - 50/50
Ростов, Ростов-на-Дону, казак, Казакия, национальность, перепись населения Ростовские власти продолжают дело Сороса и USAID
Национальность - «казак»?
Поправки в Федеральный закон от 07.07.2003 года № 126-ФЗ «О связи» в части оказания услуг подвижной радиотелефонной связи вступили в силу с 1 июня 2018 года. Об этом рассказывает Федеральное агентство новостей в статье «Связь по паспорту: с 1 июня анонимн Поправки ФЗ «О связи»: что кому грозит
Конец эпохи анонимных «симок»
Цифровая платформа, позволяющая мелкому и среднему бизнесу Евразийского Экономического Союза быстро и с минимальными издержками продать свою продукцию за рубеж разрабатывается сегодня специалистами Пермского государственного университета (ПГНИУ). Группа р Цифровая платформа на базе Блокчейн
Многополярная альтернатива VeXA
Гаджиев: Алиев не будет рисковать своими интересами Баку, Азербайджан, Анкара, Северный Кипр, Ильхам Алиев, Гейдар Алиев, Турция, признание, Турецкая республика Северного Кипра, ТРСК Гаджиев: Алиев не будет рисковать своими интересами
Признание непризнанных
Беларусь, Белоруссия, Минск, Алексей Дзермант, Пётр Шапко, политика, партия, движение Родина Дзермант: Движение «Родина» нуждается в политконсалтинге
Есть ли будущее у «Родины»?
История одного фестиваля История одного фестиваля
Над Донбассом загорятся новый звезды
Проведение съезда партии «Другая Россия Эдуарда Лимонова» было запланировано на ближайшее воскресенье, 25 апреля 2021 года и должно было состояться в московской гостинице «Измайлово». «Другая Россия»: съезд и история провокаций
Власть и партийцы
Cuba no esta sola! Евразийский союз молодёжи поддержал международную акцию в поддержку Кубы Cuba no esta sola! ЕСМ за Кубу
ЕСМ - за Кубу
Зачем «Чёрному Ленину» гражданство РФ? Зачем «Чёрному Ленину» гражданство РФ?
Пассионариев много не бывает
Евразийство, геополитика, идеи, идеология, Евразийский союз, конференция, «Евразийский союз: перспективы, вызовы, идеологемы». Евразийский союз: не только экономика
Идеи для Евразии
Айо Бенес, Латвия, национал-большевик Русофобия и политические репрессии в Латвии
Есть ли в Латвии правосудие?
Пётр Шапко: семья, Союзное государство, история. Движение «Родина» стремится к влиянию на власть. К чему стремиться «Родина»? Пётр Шапко: Семья, Союзное государство, история
К чему стремиться «Родина»?
Единство русских, Донбасс, Украина, война, Новороссия, ДНР, ЛНР, ЛДНР «Единство русских»: форум на фоне обстрелов
Кто победил Украину?
Заболеваемость COVID-19 на Украине растет. «Спутник V» как шанс для Украины. Какой вакциной привьют украинцев? «Спутник V» как шанс для Украины
Какой вакциной привьют украинцев?
Детский смех Победы Детский смех Победы
Войну способна бояться
Напуганные Соросом: кто и зачем пугает Азербайджан «новым СССР»? Напуганные Соросом
Так ли страшна интеграция?
Операция ВС Турции в сирийском Африне против курдских вооруженных формирований направлена на ослабление позиций США в Сирии, что в интересах как Москвы, так и Дамаска, заявил РИА Новости председатель турецкой партии Родина (Vatan) Догу Перинчек. Он расц Перинчек: Операция в Африне ослабляет позиции США в Сирии
Турция vs США или... ?
Несмотря на чудовищно подрывную миссию так называемых «национал-демократов», наша русская, евразийская империя свободных народов найдёт место и для них Евразийство vs национал-демократия: кому действительно нужна Великая Россия?
«Нацдемы» не смогут остановить Империю
Международный круглый стол на тему «Российские и азербайджанские проекты – драйверы экономического развития Каспийского региона. Навстречу экономическому форуму» прошёл 7 июня 2021 года в Президент-Отеле в Москве Кто и что грозит обрушить экономики стран Каспия?
Каспий: момент истины
Процессы интеграции на постсоветском пространстве стали главной темой международной конференции «Евразийский союз: перспективы, вызовы, идеологемы», которая состоялась 28 апреля 2021 года в Москве Евразийский союз или НАТО?
Многовекторность разрывает в клочья
От азиатского прошлого к евроазиатскому будущему. Азербайджан в системе региональных политических и экономических связей Баку: Трудная дорога в ЕАЭС
Куда податься Закавказью?
 АВТОРСКИЕ КОЛОНКИ

Убить Зверя


Интеллигенция до сих пор не может разобраться с декабристами, потому что во все времена она не может разобраться сама с собой 7 октября 2009, 09:00
Версия для печати
Добавить в закладки
С определенной точки зрения декабристы вовсе не представляются предтечей «западных агентов либерализма», но являются обыкновенными представителями русской интеллигенции

Образ декабристов, нарисованный Дмитрием Мережковским в романах«Александр I» и «14 декабря», входящих в трилогию «Царство Зверя», является одним из самых интереснейших в русской литературе. «Старые правые» всегда считали декабристов исключительно «масонами-западниками», однако, Мережковский показывает гораздо более сложную и противоречивую картину.

Но наиболее яркой фигурой среди всех декабристов является, безусловно, полковник Павел Иванович Пестель, который во многом является как раз воплощением прусского духа, только в революционном обличье.

Главный герой обоих романов – князь Валерьян Голицын, на протяжении повествования читатели смотрят на происходящие события глазами этого спокойного, наблюдательного и склонного к раздумьям человека. Важно и то, что при написании своих произведений автор стремился к максимальной исторической достоверности.

Декабристы предстают перед нами даже не только и не столько как«борцы против самовластья», как было принято изображать их в официальной советской историографии, взять, к примеру, труды М. В. Нечкиной, но и как радикальные почвенники, причем их стремление к «русскости» часто доходит до смешного. Вот поэт Рылеев устраивает по воскресеньям «русские завтраки», на которых гостям подаются исключительно традиционные русские блюда. «Мы должны избегать чужестранного, дабы ни малейшее к чужому пристрастие не потемняло святого чувства любви к отечеству: не римский Брут, а Вадим Новгородский да будет нам образцом гражданской доблести», - говорил он.

Миф о вольном Новгороде вообще занимал большое место в мировоззрении некоторых декабристов, и в этом отношении нынешние маргинальные «национал-демократы» только пародируют их. Вступающему в Общество Голицыну тот же Рылеев объясняет, что «революция наша будет восстание варяжской крови на немецкую, Рюриковичей на Романовых…» Немцы выступают как воплощение чужого, механистического духа Запада, поработившего Русь.

Батенков, отвечая на вопрос, почему он, будучи сторонником самодержавия, хочет присоединиться к заговорщикам, отвечает, что «самодержавия нет в России, нет русского царя, а есть император немецкий… Русский царь – отец, а немец – враг народа… Вот уже два века, как сидят у нас немцы на шее…» В этом его, как ни странно, поддерживает Кюхельбекер, сам обрусевший немец.

А накануне самого восстания 14 декабря Якубович предлагает такой план: «Кабаки разбить, вот с чего надо начать, а когда перепьются как следует, - солдаты в штыки, мужики в топоры, - пусть пограбят маленько: да красного петуха пустить, поджечь город с четырех концов: чтоб и праху немецкого не было…» Стихия русского бунта против мертвящего прусского порядка.

Но наиболее яркой фигурой среди всех декабристов является, безусловно, полковник Павел Иванович Пестель, который во многом является как раз воплощением прусского духа, только в революционном обличье. Пестель – фигура если не демоническая, то, по крайней мере, поднимающаяся над средним уровнем. Он внушает благоговение и страх, его соратники отмечают сходство его внешности и характера со внешностью и характером Наполеона и боятся, что после революции он может стать «русским Бонапартом» или «императором Павлом Вторым».

За малейшие провинности в своем полку он жестоко наказывает офицеров и приказывает бить солдат, однако, подчиненные его обожают. Пестель - убежденный холостяк, а на вопрос Рылеева, почему он не женится, отвечает, что влюблен в сестру. Перед казнью он решительно отказывается от причастия и заявляет пастору: «…мне и здешняя жизнь надоела. Закон мира – закон тождества: а есть а, Павел Иванович Пестель есть Павел Иванович Пестель. И это 33 года. Скука несносная! Нет, уж лучше ничто». Неудивительно, что пастору кажется, что он говорит с самим дьяволом.

Столь же радикальны и тверды политические убеждения Пестеля. Как и Кюхельбекер, он обрусевший немец, но это не мешает ему быть ярым почвенником. Иностранные слова в речи он старательно заменяет на русские, придуманные им же самим: революция – превращение, тиранство – зловластие, республика – народоправление. «Я не люблю слов чужестранных», - говорит он.

Но при этом в отличие от Рылеева и других, для которых идеалом был вольный Новгород, Пестель жесткий реалист-государственник, и его проект в большей степени предвещает строй тоталитарных империй XX века. В России Пестеля «все народности от прав отдельных племен отрекаются, и даже имена оных, кроме единого великороссийского, уничтожаются…» Одновременно вводится строгая цензура печати, учреждается тайная политическая полиция, православная церковь объявляется господствующей, а все евреи выселяются за пределы государства.

Неслучайно, что именно Пестелю основоположник русского национал-большевизма Николай Устрялов посвятил свою статью, написанную к 200-летию восстания. Он противопоставляет его основной массе декабристов, желавших делать революцию в белых перчатках, и видит в нем прямого предшественника большевиков.

Но не только и не столько о политических дискуссиях и разногласиях пишет Мережковский. Большое внимание он уделяет духовным поискам декабристов. При этом вовсе не касается масонской темы, и даже Рылеев у него пренебрежительно отзывается о масонских обрядах, называя их «глупостями».

Разочарованный, Муравьев-Апостол восклицает: «Страшен царь-Зверь; но, может быть, еще страшнее Зверь-народ».

Зато в центре внимания оказывается русская секта скопцов, чьи радения посещает князь Голицын. Скопческий пророк Кондратий Селиванов оказывается истинно русским царем Петром Третьим и одновременно вторым Христом. Сильно проявляются гностические мотивы: в безнадежно больной дочери Александра I Софье Голицын видит воплощение Софии-премудрости Божьей. Одновременно Сергей Муравьев-Апостол пишет «Православный катехизис», в котором существующий монарх объявляется узурпатором, ибо «всем един Царь на небеси и на земли – Иисус Христос».

Отсюда идет плавный переход к теме цареубийства. Цареубийство для декабристов - это не просто политическая акция, призванная расчистить путь к власти и освободить народ, это настоящее мистическое действо, «убиение Зверя» (отсюда и заглавие трилогии – «Царство Зверя»). Декабристы не просто планируют этот акт, многие буквально бредят им.

Мережковский показывает, что у Петра Каховского идея «убить царя» перерастает в помешательство, он умоляет Рылеева назначить его цареубийцей, он ездит в Царское Село, выслеживая Александра I, и упражняется в стрельбе по бутылкам, называя имена членов царствующего дома. Этой же манией охвачен и Пестель. На недоуменный вопрос Рылеева, надо ли «убивать всех», он решительно отвечает: «Истребить всех, начать революцию покушением на жизнь всех членов царской фамилии».

И еще одна яркая личность, бесстрашный авантюрист Лунин предлагает выслать на царско-сельскую дорогу «обреченный отряд» - несколько человек в масках с заданием лишить монарха жизни. Поэтому можно сказать, что от декабристов через народовольцев одержимость темой цареубийства перешла к большевикам, и то, что произошло в Ипатьевском доме, было лишь воплощением вековечной мечты русской интеллигенции.

Однако, дерзкие мечты и планы декабристов контрастируют с их практической реализацией. На собрания заговорщики «…обычно опаздывали или не приходили вовсе». Дух обреченности витает над ними. Рылеев говорит: «…все мне кажется: осрамимся, в лужу сядем, ничего у нас не выгорит, ни черта лысого! Не по силам берем, руки коротки», и тут же вспоминает басню Крылова о синице, которая «наделала славы, а моря не зажгла». Когда Бестужев, вступивший в Общество из страсти к приключениям, осознает реальную опасность своего положения, он решает порвать с заговорщиками любой ценой,«пусть хоть расславят меня на весь белый свет». И даже железный Пестель выдает упадок духа и неверие в успех в откровенном разговоре с Голицыным.

Яркими красками показаны у Мережковского и сами драматичные сцены восстания, этой «стоячей революции». Князь Трубецкой, выбранный диктатором, не является на площадь, князь Оболенский, выбранный вместо него, бездействует, потому что не хочет проливать «невинную кровь». Герой войны на Кавказе Якубович, который должен был убить царя и имел все возможности это сделать, так и не стреляет, потому что «цареубийца, казалось ему, должен быть весь в черном платье, на черном коне и непременно, чтобы парад и солнце, и музыка. А так просто убить, что за удовольствие?»

Не менее печально ситуация развивается и на Юге. Мережковский приводит цитаты из дневника Муравьева-Апостола: «Пусть другие расскажут, как шесть лучших рот моего батальона, краса и гордость полка, превратились в разбойничью шайку, в пугачевскую пьяную сволочь». И эта пьяная сволочь побросала оружие и сдалась при первом же столкновении с войсками, сохранившими верность правительству. Разочарованный, Муравьев-Апостол восклицает: «Страшен царь-Зверь; но, может быть, еще страшнее Зверь-народ». И далее трагический финал: заключение в казематах Петропавловской крепости, следствие и суд, во время которых многие просили прощения, плакали и даже сходили с ума, и, наконец, казнь пятерых главных «бунтовщиков».

Получается, что в образе декабристов Мережковский вывел типичную русскую интеллигенцию со всеми присущими ей чертами: с одной стороны - страстная любовь к России, с другой - увлечение западными теориями, попытка переделать их на русский лад (Вадим Новгородский вместо Брута), с одной – дерзкие замыслы, с другой – неспособность сделать что-либо путное, с одной – народопоклонство и почвенничество, с другой – разочарование в народе и даже страх перед ним.


Андрей Игнатьев  
Комментарии:
Оставить комментарий
Представьтесь

Ваш email (не для печати)

Введите число:
Что Вы хотели сказать? (Осталось символов: )
система комментирования CACKLE
Валерий Коровин Геополитика и предчувствие войны Удар по России издательство Питер

Валерий Коровин. Имперский разговор

Александр Дугин. Русская война

Валерий Коровин. Россия на пути к Империи

Валерий Коровин. Накануне Империи

Валерий Коровин. Накануне Империи

Александр Дугин. Новая формула Путина

Валерий Коровин. Конец проекта "Украина"

Александр Дугин. Украина. Моя война

Валерий Коровин третья мировая сетевая война

А. Дугин. Четвёртый путь

А. Дугин. Ноомахия. Войны ума

Валерий Коровин. Удар по России

Неистовый гуманизм барона Унгерна

А. Дугин. Теория многополярного мира


Свидетельство о регистрации СМИ "Информационно-аналитического портала "ЕВРАЗИЯ.org"
Эл № ФС 77-32518 от 18 июля 2008 года. Свидетельство выдано "Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций".
 
Рейтинг@Mail.ru