19 сентября, воскресенье | Аналитика | б.Украина | Политика | Интервью | Регионы | Тексты | Обзор СМИ | Геополитика | Кавказ | Сетевые войны
Структуры «Сороса», радио «Свобода» и грузинские спецслужбы уже не скрывают своей причастности к политкризису в республике Южной Осетии угрожает прозападный «майдан»
«Майдан» в Цхинвале?
Азербайджан: мечты о Российской Империи Азербайджан: мечты о Российской Империи
Азербайджан стремится в состав России
К глубокому сожалению, Греция захвачена глобалистами. В самом начале была надежда на то, что Ципрас и его правительство начнут действовать в интересах греческого большинства. Однако греческий экономический кризис оказался настолько глубок, что не сложными Европейские реалии: Греция захвачена глобалистами
Афины на пороге позора
Московских моржей зовут объединиться Московских моржей зовут объединиться
Люди проруби
Посмертные маски и лунная медиумичность Посмертные маски и лунная медиумичность
А Есенин хотел жить...
Наука молодых и коронавирус Наука молодых и коронавирус
Лучшие из лучших
Ростов, Ростов-на-Дону, казак, Казакия, национальность, перепись населения Ростовские власти продолжают дело Сороса и USAID
Национальность - «казак»?
Поправки в Федеральный закон от 07.07.2003 года № 126-ФЗ «О связи» в части оказания услуг подвижной радиотелефонной связи вступили в силу с 1 июня 2018 года. Об этом рассказывает Федеральное агентство новостей в статье «Связь по паспорту: с 1 июня анонимн Поправки ФЗ «О связи»: что кому грозит
Конец эпохи анонимных «симок»
Цифровая платформа, позволяющая мелкому и среднему бизнесу Евразийского Экономического Союза быстро и с минимальными издержками продать свою продукцию за рубеж разрабатывается сегодня специалистами Пермского государственного университета (ПГНИУ). Группа р Цифровая платформа на базе Блокчейн
Многополярная альтернатива VeXA
Гаджиев: Алиев не будет рисковать своими интересами Баку, Азербайджан, Анкара, Северный Кипр, Ильхам Алиев, Гейдар Алиев, Турция, признание, Турецкая республика Северного Кипра, ТРСК Гаджиев: Алиев не будет рисковать своими интересами
Признание непризнанных
Беларусь, Белоруссия, Минск, Алексей Дзермант, Пётр Шапко, политика, партия, движение Родина Дзермант: Движение «Родина» нуждается в политконсалтинге
Есть ли будущее у «Родины»?
История одного фестиваля История одного фестиваля
Над Донбассом загорятся новый звезды
Проведение съезда партии «Другая Россия Эдуарда Лимонова» было запланировано на ближайшее воскресенье, 25 апреля 2021 года и должно было состояться в московской гостинице «Измайлово». «Другая Россия»: съезд и история провокаций
Власть и партийцы
Cuba no esta sola! Евразийский союз молодёжи поддержал международную акцию в поддержку Кубы Cuba no esta sola! ЕСМ за Кубу
ЕСМ - за Кубу
Зачем «Чёрному Ленину» гражданство РФ? Зачем «Чёрному Ленину» гражданство РФ?
Пассионариев много не бывает
Евразийство, геополитика, идеи, идеология, Евразийский союз, конференция, «Евразийский союз: перспективы, вызовы, идеологемы». Евразийский союз: не только экономика
Идеи для Евразии
Айо Бенес, Латвия, национал-большевик Русофобия и политические репрессии в Латвии
Есть ли в Латвии правосудие?
Пётр Шапко: семья, Союзное государство, история. Движение «Родина» стремится к влиянию на власть. К чему стремиться «Родина»? Пётр Шапко: Семья, Союзное государство, история
К чему стремиться «Родина»?
Единство русских, Донбасс, Украина, война, Новороссия, ДНР, ЛНР, ЛДНР «Единство русских»: форум на фоне обстрелов
Кто победил Украину?
Заболеваемость COVID-19 на Украине растет. «Спутник V» как шанс для Украины. Какой вакциной привьют украинцев? «Спутник V» как шанс для Украины
Какой вакциной привьют украинцев?
Детский смех Победы Детский смех Победы
Войну способна бояться
Напуганные Соросом: кто и зачем пугает Азербайджан «новым СССР»? Напуганные Соросом
Так ли страшна интеграция?
Операция ВС Турции в сирийском Африне против курдских вооруженных формирований направлена на ослабление позиций США в Сирии, что в интересах как Москвы, так и Дамаска, заявил РИА Новости председатель турецкой партии Родина (Vatan) Догу Перинчек. Он расц Перинчек: Операция в Африне ослабляет позиции США в Сирии
Турция vs США или... ?
Несмотря на чудовищно подрывную миссию так называемых «национал-демократов», наша русская, евразийская империя свободных народов найдёт место и для них Евразийство vs национал-демократия: кому действительно нужна Великая Россия?
«Нацдемы» не смогут остановить Империю
Валерий Коровин: слово о Русском Кавказе Валерий Коровин: слово о Русском Кавказе
Кавказ и русские: спасти или потерять Россию?
Встреча президента России Владимира Путина с исполняющим обязанности премьер-министра Армении Николом Пашиняном прошла на днях в Москве. Основные темы их беседы так или иначе касались армяно-российской стратегической повестки, а также развития процессов и Армения накануне революционных перемен
Армения на пути в Евразию
Международный круглый стол на тему «Российские и азербайджанские проекты – драйверы экономического развития Каспийского региона. Навстречу экономическому форуму» прошёл 7 июня 2021 года в Президент-Отеле в Москве Кто и что грозит обрушить экономики стран Каспия?
Каспий: момент истины
Афганистан: США бежали. Что дальше? Афганистан: США бежали. Что дальше?
Талибан порядка или США хаоса?
Матеуш Пискорский: Вежливость России усиливает её позиции на фоне истерики Запада Пискорский: Вежливость России усиливает её позиции на фоне истерики Запада
Ответ на истерику
Новый путь России Новый путь России
Исторические возможности за пределами Путина

Реальная страна | Восточнославянское население Приморья | Фетисова Л.Е, Аргудяева Ю.В. | 03.06.2003

ВОСТОЧНОСЛАВЯНСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ ПРИМОРЬЯ

По материалам сайта Приморский край России

Фетисова Л.Е., к. ф. н., старший научный сотрудник центра славяноведения Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН.
Аргудяева Ю.В. , к. и. н., старший научный сотрудник центра славяноведения Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН.

Приморье является территорией позднего освоения. В наши дни основную часть населения составляют русские. Однако они оказались наименее изученными в этнокультурном отношении по сравнению с другими народами региона. Единственным обобщающим исследованием в этой области до сих пор остается серия трудов профессора Дальневосточного университета А.П.Георгиевского "Русские на Дальнем Востоке", опубликованная в 1926-1929 гг.

Лишь в 1991 г. в Институте истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН было организовано подразделение для изучения региональных групп восточных славян - русских, украинцев, белорусов. Анализ нормирования населения показал, что увеличение доли русских происходит за счет вторичной консолидации восточных славян, а также ассимиляции неславянских народов.

Релевантные ссылки:

Славянский мир и основные тенденции геополитики (А. Дугин)


Согласно переписи 1989 г.из 4431481 чел., проживающих в Приморье, 2256072 чел. назвали себя русскими. Приведенные цифры отражают современное самосознание, но приходят в противоречие с историей края. Известно, что в крестьянской среде был очень высок удельный вес переселенцев-украинцев: на отдельных этапах он достигал 80 процентов. Об этом до сих пор напоминают не только официальные документы и рассказы старожилов, но и распространенные фамилии - Иващенко, Коваленко, Панченко и пр. К этому следует добавить особенности бытового просторечья и такой важный компонент исторической памяти, как фольклорное наследие.

Весьма значимыми с точки зрения современности являются исследования, рассматривающие культурное наследие как существенный адаптационный фактор в судьбах первопоселенцев.

Начальный этап освоения края был связан с казачьей колонизацией. Первые казачьи станицы располагались вдоль границ по реке Уссури. Вслед за казаками край стали обживать крестьяне. Вначале появились переселенцы с Нижнего Амура, куда они незадолго до этого прибыли из Сибири, а также из Пермской, Воронежской, Астраханской губерний европейской России. Многие селения были основаны старообрядцами, стремившимися избежать преследований за веру.

После отмены крепостного права крестьянское движение на свободные восточные земли еще более активизировалось, причем значительная часть мигрантов по-прежнему прибывала из Сибири.

С открытием в 1883 г. морского сообщения Одесса - Владивосток началась массовая миграция из южных губерний европейской части страны: собственно России, Украины, частично - Белоруссии.

К началу IX в. на этнической карте края наметилось два крупных пласта, представляющих северный и южный типы восточнославянской культуры.

Северорусские традиции с "сибирской окраской" прослеживались у потомков забайкальских казаков, первооснователей крестьянских селений вблизи поста Святой Ольги, а также старообрядцев, отступавших в глубь тайги по мере увеличения численности последователей официального православия. Южный тип объединял выходцев из южнорусских, украинских и белорусских губерний, сохранивших традиционную земледельческую направленность хозяйственного уклада и тесно связанную с ним систему бытовой обрядности.

На новом месте общее пространство бытовой культуры формировалось под воздействием традиций компактно проживающих групп, чей вклад в освоение края был наиболее существенным. Среди них выделялись потомки уроженцев Киевской, Полтавской, Харьковской, Черниговской губерний. Благодаря им в Приморской культуре отчетливо прослеживается украинский компонент. Однако и на исторической родине восточнославянское население не было этнически однородным. Так, бывшая Черниговская губерния, давшая Приморью около трети всех переселенцев, хотя и входила в состав Украины (Малороссии), однако была заселена не только украинцами, но также русскими и белорусами, которые внесли свой вклад в формирование культурного облика нашего края. Украинские народные традиции в конце ХX в. без труда прослеживаются в населенных пунктах Спасского, Уссурийского, Октябрьского районов, тогда как значительная часть сел Чугуевского, Шкотовского районов и территории, находящейся в подчинении гг.Артема, Партизанска заметно тяготеет к белорусской культуре.

Основным принципом жизнедеятельности первопоселенцев являлась апелляция к опыту предков и стремление воссоздать на новом месте прежнюю среду обитания. На первом этапе власть традиций нередко оказывалась сильнее практической целесообразности. Однако в конце концов объективные условия заставили адаптироваться к иной природно-климатической среде. Пришлось отказаться от озимых посевов и закупать семенной фонд в Маньчжурии. Недостаток рабочей силы вкупе с наличием свободных земель привел к господству экстенсивного землепользования, к распространению залежной системы полеводства. Удачей переселенцев можно считать использование гречихи в качестве свободного пара. Этот злак более других подходил к местным условиям.

Изменения в хозяйственной сфере привели к усилению значимости основополагающих явлений духовной культуры, в том числе фольклора. Культурное наследие связывало переселенцев с прежней родиной и одновременно помогала упорядочению жизни на новом месте. Опора на традиции способствовала ослаблению стресса, вызванного резкой сменой среды обитания и удаленностью от родных мест. Однако уже для второго и третьего поколений приморцев этнически маркированные явления культуры перестали играть важную роль, что особенно заметно при обращении к фольклорному наследию. В общий репертуар включались жанры позднего происхождения, не связанные с архаическими структурами: необрядовые лирические песни, частушки, небольшие по объему образцы народной прозы. Продуктивные жанры расширяли свои этнические границы. Особенно активной оказалась украинская необрядовая лирическая песня и русская частушка. Их можно расценивать как общее достояние народно-бытовой культуры Приморья.

Наряду с этим этнографами был изучен такой древний и стабильный компонент духовной культуры, как традиционная обрядность. Одним из регуляторов общественной жизни выступал аграрно-обрядовый цикл, тесно связанный с церковным календарем. В дореволюционный период в Приморье наибольшая концентрация православных храмов наблюдалась в городах и казачьих станицах. Однако в годы советской власти духовно-нравственный потенциал, которым обладало православие как религия национальная, продолжал сохраняться преимущественно в крестьянской среде.

Наиболее характерные ритуалы были общими для всех групп восточных славян, но фольклорное сопровождение отражало изначальную этническую специфику обрядового комплекса. Так, заметно, что в украинской традиции более развернутым был рождественский цикл обрядов, имевший богатое песенное сопровождение. Возможно, сказалось длительное соседство украинцев с католическим миром, где центральным праздником являлось рождение Сына Божия. В обрядовой же практике русских и белорусов предпочтение отдавалось Святой Пасхе. Период от Пасхи до Троицы был наиболее насыщен ритуально-магическими действиями, сопровождавшимися исполнением соответствующих песен. Многие из ритуалов и песенных формул имели дохристианские истоки, но воспринимались как национально-самобытные и потому продолжали функционировать в народном быту.

Изучение традиционной культуры Приморья в ее локальных проявлениях расширяет наши представления о роли культурного наследия в нашей жизни.

РУССКИЕ

Русские входят в число восточнославянских народов. К настоящему времени они составляют основную (86%) часть населения Приморского края. Их переселение в Приморье началось в 60-е годы ХIХ в., после воссоединения этой территории с Россией по Айгунскому (1858) и Пекинскому (1860) договорам. Было два основных потока русских мигрантов - крестьяне и казаки.

Первые крестьяне поселились в крае в двух районах - около оз. Ханка и в районе бухты Ольга на берегу Японского моря. В район бухты Ольга крестьяне пришли из низовий Амура, куда они попали в 1861-1862 гг. Не найдя в низовьях Амура хороших условий для хлебопашества и не захотев расстаться с ним, несколько десятков семей отправились в Южно-Усурийский край. В 1863 г. часть крестьян с.Воронежское (уроженцев Воронежской губернии) образовала на берегах оз.Ханка селение с аналогичным названием. По имени своей губернии назвали селение и крестьяне Астраханской губернии, основавшие село также на берегу оз.Ханка. Астраханские и воронежские переселенцы поселились также в селении Никольском, ставшем впоследствие крупным уездным городом Никольск-Уссурийском. Все эти крестьяне поселились в плодородной Приханкайской низменности и успешно занялись хлебопашеством.

Гораздо хуже обустроилась другая группа русских крестьян. В 1864 г. около 200 чел. из недавно образованных приамурских селений Пермского, Троицкого, Тамбовского и Оханского (уроженцы Вятской, Тамбовской и Пермской губерний) переселились в район бухты Ольга и образовали деревни Арзамазовка, Пермское, Ветка, Фудин, а несколько семей из с. Жеребцовское - в бухту Находка. Посеянные ими поля вымокали под характерными для прибрежных районов ливнями или сносились горными реками; весь скот поели тигры. Лишь спустя несколько лет они научились сеять хлеба на более высоких местах и охотиться. Дары тайги в виде копытного зверя и дикоросов давали пропитание; пушной зверь, сдаваемый скупщикам - лишние деньги.

Постепенно прибывали и другие группы крестьян, в частности уроженцы Курской и других центральночерноземных губерний, но самый большой приток русского крестьянства дали переселения историко-этнографической группы русских - старообрядцев. Они прибывали из разных губерний Алтая, Поволжья, Урала, Сибири, Забайкалья, Амурской области.

Русские лучше других переселенцев адаптировались в местных природных условиях, быстрее приспособились к охотничьим и рыболовным промыслам. Сказался здесь и опыт старообрядцев-сибиряков, живших в таежных районах и у себя на родине. Что касается еще одной конфессиональной группы русских - молокан, то их в Приморье было совсем немного. Они основали селение Жариково (недалеко от оз.Ханка), жили также в районе бухты Ольга. Однако притеснения официального православия заставило эту небольшую группу русских переселиться к своим, довольно многочисленным собратьям, в Амурскую область.

Большую роль в хозяйственной и культурной адаптации сыграла, пожалуй, этнопсихология русских. Известный русский путешественник В.К.Арсеньев и его сподвижник Е.М.Титов совершенно правильно подметили, что русские, которые осели в земледельческих районах, продолжали свои родные занятия, но те, которые попали в северные районы, где земледелие было совершенно невозможно или на него затрачивалось столько труда, что оно не окупалось полученными результатами, утратили свои земледельческие традиции и занялись, как и аборигенные народы, рыболовством и охотой. И все же большинство из них не утратило совсем традиций хлебопашества, хотя могло заниматься им в очень ограниченных размерах. Говоря о характере русского, они сделали интересное этнопсихологическое наблюдение: "...великоросс - человек достаточно подвижный, энергичный и порывистый: у него равнодушия и апатия часто сменяются весьма напряженной деятельностью; переход от мысли к делу чрезвычайно быстр".

Многие русские из южных губерний селились в одних селах с выходцами из северных губерний, а также с украинцами и белорусами, что способствовало активным ингеграционным и ассимилятивным процессам. Этому способствовала и государственная политика, особенно в отношении к таким историко-культурным группам как казачество и старообрядцы.

Поселения русских были в основном линейные - вдоль рек. В застройке усадеб наблюдалось смешение южнорусских, северорусских и украинских традиций. Для крестьян характерно было срубное, одно-двух-трехкамерное жилище, покрытое корьем, а впоследствие тесом и оцинкованным железом. Обязательно устраивали подполье, где хранились овощи и всякие соленья-варенья. Из хозяйственных построек непременными были баня, амбар, сараи-хлева для скота.

Из сельскохозяйственных орудий вначале использовали те, что привезли с родины -сохи, деревянные бороны, серпы, косы и др. Сложные местные почвы заставили очень скоро перейти крестьян на покупные орудия труда: железные плуги, бороны и сельскохозяйственные машины (жатки, молотилки и др.).

Основу нательной одежды женщин составлял поясной или плечевой комплекс (юбки, сарафаны, рубахи ); у мужчин - рубаха и штаны. Головные уборы - разнообразные женские платки, у мужчин- шапки и картузы. Традиционная обувь - чаще самодельная (ичиги, постолы, катанки и т.п.).

У первых поселенцев довольно широко были распространены большие неразделенные семьи - одной семьей жили у родителей несколько женатых сыновей или женатых братьев ("братские" семьи). Однако в конце ХIХ - начале ХХ вв преобладала уже "малая" семья, состоящая из родителей и детей. Главенствовал в семье и распоряжался семейной кассой старший мужчина. В иных случаях семейную кассу могла держать и мать семейства, она же распределяла в семье очередность тех или иных работ у невесток. Дефицит женщин способствовал меньшей закрепощенности женщин. Однако в выборе брачного партнера власть родителей длительное время была решающей.

В семейной обрядности вплоть до наших дней сохранились отдельные элементы родильно-крестильной, свадебной и похоронно-поминальной. Но полностью весь комплекс семейной. так же как и календарной обрядности не сохранился. Русская традиция подверглась заметному влиянию украинско-белорусской. Лучше сохранился северорусский пласт традиционной культуры, что нашло отражение в семейной обрядности старообрядцев.

СТАРООБРЯДЦЫ

Историко-этнографическая группа русских, участники религиозно-общественного движения, не принявшие церковной реформы ХVII в. В Приморском крае первыми старообрядцами были так называемые "семейские", выведенные насильственно 60-е годы ХVIII в. из Польши и поселенные в Забайкалье. По мнению многих исследователей они получили такое название потому , что их переселяли семьями. В Приморье они попали следующим образом: по приглашению губернатора Восточной Сибири графа Н.Н.Муравьева, которого за компанию по присоединению к России Амура стали называть Муравьевым-Амурским, 102 семьи из числа старообрядцев-семейских как "поповцев", так и "беспоповцев", в основном из Тарбагатайской волости Верхнеудинского округа Забайкальской области переселились на Аянский тракт. Крестьяне были вызваны для обслуживания почтового сообщения между портом Аян, построенном в 1851-1852 гг. на побережье Охотского моря, и Якутском, бывшим в то время основной перевалочной базой между Сибирью и Камчаткой. В 1867 г. с прекращением деятельности Российско-Американской компании и установления сообщения с Камчаткой морским путем Аянский почтовый тракт был закрыт. Желающим было предложено переселиться "на Амур", как тогда называли только что воссоединенные с Россией по ряду договоров с Китаем Приамурье и Приморье. Часть крестьян вернулась в родное Забайкалье, а некоторые переселились в Приморье, где в 70-е годы ХIХ в. основали деревни Красный Яр на р.Суйфун (Раздольная), Ильинское на оз.Ханка и Алмазовку в устье р.Монгугай.

По мере заселения края казаками и крестьянами, старообрядцы, уходя от общения с "мирскими", перебирались в малозаселенные, а чаще - в совершенно необжитые места в таежные предгорья хребта Сихотэ-Алинь, в северные районы побережья Японского моря. Это были бассейны рек Лефу (Илистая), Улахэ (Уссури), Даубихэ (Арсеньевка), Иман (Большая Уссурка), Бикин и рек, впадающих в Японское море (Амгу, Единка, Кема, Колумбэ, Кхуцин, Нахтахе, Самарга, Свайн, Светлая, Судзухе, Хантахеза и др.).

Помимо "семейских" в дореволюционный период в Приморье прибыли старообрядцы разных толков и согласий из Енисейской, Самарской, Саратовской, Пермской, Томской губерний, Алтая и Амурской области. Они основали деревни Петропавловка на оз.Ханка; Осиновка и Халкидон на р.Лефу (Илистая); Виноградовка, Таежка, Кокшаровка в бассейне р.Даубихэ (Арсеньевка); Лаулю в бассейне Имана (Большая Уссурка) и ряд поселений на побережье Японского моря. В настоящее время они живут компактными группами как на побережье Японского моря ( села Единка, Максимовка, Перетычиха, Усть-Соболевка и др.) так и в таежных районах Сихотэ-Алиньского горного комплекса ( Кавалерово, Кокшаровка, Тополевое и др.).

Традиционное хозяйство носило натуральный характер, только с начала ХХ в. старообрядцы начинают приобретать фабрично-заводские орудия труда, утварь, одежду, обувь. Основные традиционные занятия - хлебопашество, тяглое и мясо-молочное животноводство, различные подсобные и домашние промыслы, Из зерновых культур сеяли овес, ячмень, рожь, пшеницу, гречиху, из технических - лен, коноплю, подсолнечник. Землю обрабатывали орудиями, изготовленными в домашних условиях (деревянные вилы, грабли, сохи, бороны; ковали из железа подковы, гвозди, зубья к боронам, лемеха к плугам и др.), и покупными - плугами, боронами, а более зажиточные - жатками, молотилками, сенокосилками. Сохранялись традиционные способы земледельческих работ: зерновые убирали вручную серпами и косами с "грабками"; молотили цепами или прогоняли по зерну на току лошадей. Зерно обрабатывали вручную (деревянные ступы) или на мельницах и крупорушках, которые работали при помощи воды. Технические культуры также обрабатывали вручную. Из домашних животных держали коров, свиней, овец, различную птицу. Разводили также лошадей и даже чистокровных - арабских и карабахских кровей. В домашних условиях изготавливали сливочное и растительное масло. муку и крупу; шерсть для вязания, льняные и шерстяные ткани; выделывали шкуры домашних и диких животных; сооружали, используя традиционные приемы строительства, жилые и хозяйственные постройки., утварь и орудия труда. Первыми в Приморье стали заниматься пчеловодством и одомашниванием дикого оленя. Хорошим подспорьем для экономики семьи были охота, рыболовство, сбор дикоросов. В способах охоты, рыбалки, изготовления промысловой одежды и обуви многое переняли от местных тунгусо-маньчжурских народов. Известный русский путешественник и писатель В.К.Арсеньев неоднократно отмечал высокую степень адаптации старообрядцев к местным природным условиям.

В конце ХIХ - начале ХХ вв. у старообрядцев сохранялись общинные традиции трудовой взаимопомощи и совместного землепользования (в основном пастбища и выгоны); пашней, в условиях обилия земель на Дальнем Востоке, каждый хозяин пользовался на правах захвата. Низшее звено местной системы управления - сельская община. Особенность сельской общины старообрядцев - строгое совпадение ее территориальности (в общину входило село или деревня и близлежащие заимки) и конфессиональности. Члены сельской общины стремились селиться отдельно и от приверженцев официальной православной церкви и от старообрядцев иного толка и согласия. В Приморье проживали в основном беспоповцы (поморцы, федосеевцы, спасовцы); поповцев и беглопоповцев было мало.

Господствовал большесемейный строй. Бытовали большие неразделенные "отцовские" (две или больше брачных пар со своими детьми и родственниками по прямой или боковой линиям) и в меньшей степени "братские" (несколько братьев со своими женами и детьми) семьи, численностью в 25-30 человек. Были характерны высокая рождаемость (до 10-15 детей у одной брачной пары) и высокая детская смертность. Смертность особенно была велика в те годы, когда свирепствовала оспа, так как старообрядцы отказывались от прививок, видя в них "печать антихриста". Малые семьи (супруги с детьми и, возможно, старики-родители или один из них) получили широкое распространение после 20 - 30-х годов ХХ в. Семейный быт вплоть до 30-х годов подчинялся строгим патриархальным правилам (власть старшего мужчины; подчиненное положение женщин, особенно младших). В брак вступали по воле старших и преимущественно с представителями своего согласия и толка, хотя бывали и исключения. Существовали запреты на вступление в брак до шестого-восьмого колена кровного, а также "духовного" (крестные, крестники) родства. Длительное время сохранялось поло-возрастное деление труда.

Бытовали северорусские и южнорусские культурные традиции как в языке, так и в элементах материальной (жилище, одежда, пища) и духовной (родильно-крестильная, свадебная, похоронно-поминальная обрядность) культуры. Распространены были малодворные деревни уличной или свободной планировки; срубное жилище с двускатной крышей, "русской" печью и подпольем. Основу женской нательной одежды составляли рубаха с поликами (вставками на плечах) и сарафан -"горбун" или "лямошный" ; основа мужской нательной одежды - рубаха-косоворотка, подпоясанная тканым поясом, штаны с узким шагом. Обувь - самодельные ичиги, пимы, катанки, сапоги. Головные уборы у мужчин - шапка из овчины или меха диких животных(зимой) и шляпа, картуз (летом); у женщин - платки, шали, "шашмуры"( род шапочки, покрывающей волосы замужней женщины).

К настоящему времени многих старообрядческих поселений Приморья не существует. Основные причины этого - и политические, и социально-экономические и экологические. Они в значительной степени обусловили передвижения старообрядцев как в целом по стране, так и в дальневосточном регионе. Это и гонения за религиозные воззрения, и малоземелье в прежних местах обитания, и поиски легендарного Беловодья, и результаты репрессивных действий советского правительства, и др. Смена местожительства в иных случаях выступала как определенная форма протеста против существующей власти. Так было и в эпоху царской власти, и в период коллективизации и в последующие за ней годы в советское время. Именно принудительная коллективизация и ряд других "мероприятий" советской власти в 30-е годы способствовали миграции десятков старообрядческих семей из Приморья в соседнюю Маньчжурию. Там они основали селения Романовку, Коломбо, Чипигу, Медяны и др. После прихода в Маньчжурию в 1945 г. Красной Армии многие селения опустели. Часть мужчин осенью этого же года увезли в СССР и подвергли репрессиям. Оставшиеся семьи расселились в разных местах Маньчжурии. В 50-60-е годы некоторые из них вернулись в Советский Союз, но большинство уехали в Австралию и Бразилию, откуда позднее перебрались в США и Канаду. В настоящее время с потомками этих переселенцев приморские старообрядцы поддерживают родственные и культурные связи. Вместе с тем люди среднего возраста и молодежь из числа старообрядческих беспоповских семей в процессе советского строительства утратили ряд черт традиционной бытовой культуры, образа жизни, брачных канонов, религиозных воззрений. Старшее поколение утратило былую замкнутость и отгороженность от мира, но продолжает сохранять (особенно женщины) конфессиональные воззрения, отдельные элементы материальной и духовной культуры. В последние годы наблюдается возрождение религиозной жизни старообрядцев и прежде всего поповцев. Созданы ряд приходов, строятся церкви, выпускается газета "Русь православная".

УКРАИНЦЫ

Украинцы - один из восточнославянских народов. В настоящее время их численность составляет около 4% населения Приморского края, тогда как на отдельных этапах переселенческого движения в дореволюционный период истории края они составляли до 80% всех переселенцев. Массовые переселения украинцев в Южно-Уссурийский край, как тогда называлось Приморье, начались с 1883 г. на пароходах Добровольного флота, по маршруту: Одесса-Владивосток. В течение 1883-1885 гг. за счет государства морским путем переселилось и водворилось 754 семьи (4688 чел.). С 1886 г. казеннокоштное переселение было прекращено и возобновлено лишь в 1895-1899 гг, когда в Южно-Уссурийский край было переселено 2331 чел. Основная же масса крестьян переселялась за свой счет, как морским путем, так и сухопутьем. Основная часть переселенцев переселилась из губерний Левобережной Украины - Черниговской, Киевской, Полтавской, Харьковской и других в конце ХХ - начале ХХ вв.

Украинцы первоначально селились в Приханкайской низменности, а также в долинах рек Лефу, Цимухе, отчасти Майхэ и Сучан, после 1900 г. - в более северных районах - по рекам Улахэ, Даубихэ, Иману, Уссури и в южной части побережья Японского моря. Царское правительство не стремилось поселить в одном селе уроженцев одной губернии, обычно поселяли выходцев из двух-трех украинских губерний и представителей других восточнославянских народов. И все же поселения с преобладанием украинцев из какой-либо одной губернии были. Так, уроженцы Черниговской губернии составляли большинство в селах Спасской ( Буссевка, Гайворон, Духовское, Зеленовка Крондштатка, Нахимовка, Ново-Владимировка, Спасское и др.), Черниговской (Абражеевка, Вадимовка, Дмитриевка, Меркушевка, Монастырище, Черниговка) Чугуевской и других волостей. Переселенцы Киевской губернии преобладали в селах Успенской (Афанасьевка, Руновка, Степановка) и отчасти Черниговской (Снегуровка) волости. Уроженцы из Полтавской губернии составляли большинство в селах Черниговской (Халкидон), Зеньковской (Зеньковка, Хвалынка), Успенской (Комаровка), Ханкайской (Алексеевка, Новоселище, волостей. В двух селах Спасской волости - Славинке и Татьяновки, проживали компактные группы переселенцы из Волынской губернии.

Особенности переселения, социально-экономические и демографические условия края определили специфику брачного поведения приморских украинцев. Хронический дефицит женщин привел к распространению ранних браков, к ситуации, когда замуж выходили все девушки, все вдовы с детьми, даже пожилые. В начале ХХ в., когда вступила в действие транссибирская железнодорожная магистраль, за невестами парубки ездили даже на Украину и не только привозили оттуда молодых жен для себя, но и так называемых "заказных" невест(обычно односельчанок своих жен) для своих друзей. Для этих целей друзья давали деньги на сватовство и на проезд невесты до Дальнего Востока.

Преобладали социально-однородные браки, но дефицит женщин способствовал развитию социально-смешанной брачности: казаки брали в жены переселенок-украинок. В среде крестьян-украинцев в брак вступали между собой уроженцы разных украинских губерний, имевшие различия в говоре, быте, материальной культуре, в утановках на брачные нормы, в свадебных обычаях и обрядах.

Основная масса семей - "малые" (родители и дети) со средней численностью в 6,1 - 6,3 чел., но встречались и большие неразделенные семьи (старики-родители с двумя-тремя женатыми сыновьями или два-три женатых брата). Характерна высокая рождаемость (10-15 детей) и высокая детская смертность. Семейный быт вплоть до 20-х годов ХХ в. подчинялся строгим патриархальным правилам: власть старшего мужчины; подчиненное положение женщин (особенно младших невесток); выбор брачного партнера вступление в брак по воле родителей; деление хозяйственных работ на мужские, женские и детские.

Основное хозяйственное занятие - хлебопашество в сочетании с тягловым и мясо-молочным животноводством и птицеводством, огородничеством. Разводили также, в основном для получения шерсти, овец, но они, в условиях сырого приморского климата, плохо приживались. Развиты были и ряд домашних и подсобных промыслов, в том числе пчеловодство. Приемам охоты, рыбалки и сборам дикоросов (таежные орехи, ягоды, грибы, травы типа "черемши и др.) украинцы научились уже в Приморье.

В первые годы пребывания в Приморье крестьяне придерживались традиций своих губерний выхода, но в условиях проживания в одном населенном пункте представителей разных украинских губерний, происходили взаимовлияния. Планировки сел были уличные, кучевые, смешанные улично-кучевые. Расположение хаты - вдоль или торцом (особенно у черниговцев) к улице. Несмотря на обилие леса первоначально жилые и хозяйственные постройки стремились строить по традициям родных мест, несмотря на обилие вокруг прекрасного строевого леса. Обычно сооружали хаты-мазанки, основу которых составляла тонкая жердевая или плетневая основа, обмазанная глиной. Если и делали сруб, то обычно из тонких и кривых бревен, не разбирая породы дерева. Некоторые делали сруб из вертикально поставленных бревен в виде частокола; иные сооружали два параллельных плетня на расстоянии одного фута друг от друга и промежуток забивали глиной; сверху все обмазывалось глиной. Такие временные хаты были непрочны, так как лес, положенный в основу строения вырубался обычно в летнее время, т.е. был в соку, поэтому быстро гнил и разрушался. Из-за сырого климата не выдерживала долго и глиняная обмазка, зимой в такой хате было очень холодно.

Основу традиционного интерьера и убранства жилища, как и у других восточнославянских народов, составляла "русская" печь, расположенная справа или слева от входа, устьем к боковому окну; по диагонали от печи - "красный угол" с иконами, непременно украшенных вышитыми рушниками. Вышитыми рушниками обильно украшались и стены жилища. Вдоль глухой стороны дома устраивали низкий деревянный настил для спанья ("пiл"). Интерьер дополняли стол, лавки, сундуки, разнообразная утварь.

Основа нательной одежды большинства крестьянок - поясной комплекс: домотканая рубаха с длинным рукавом и поликами (вставками) на плечах, с разрезом спереди и небольшим воротом; понева (род несшитой юбки), а впоследствие юбка ("саян", "плахта"); фартук и безрукавка-корсет. Ворот, полики, основа рукава, манжеты, низ рубахи украшали вышивкой обычно красного цвета. Головные уборы женщин - платки из тонкой ткани, "очипки" (род шапочки из ситца или сатина для замужней женщины), вязаные шали. Мужская нательная одежда состояла из длинных штанов с узким шагом и рубахи с небольшим воротом-стойкой с прямым разрезом спереди. Головные уборы мужчин - плетеные из соломы летние шляпы-"брыли", картузы; зимой - шапки-ушанки, папахи, "кубанки" обычно из овчины. Верхнюю одежду изготавливали из домотканого (впоследствие покупного) сукна: свитки, мужские пиджаки; овчинные шубы. Летом ходили босиком или в лаптях из орехового лыка, самодельных ичигах или броднях, сшитых из выделанной кожи домашних или диких животных. В холодное время года носили самодельные и покупные сапоги, валенки.

В 30-5-е годы ХХ в. наблюдалось несколько миграционных волн переселенцев-украинцев в сельские районы Приморского края. В 30-е годы в Приморье были устроены школы с преподаванием на украинском языке, издавались газеты, был национальный театр. Но все это просуществовало лишь несколько лет. Постепенно даже в сельской местности, где в целом национальная духовная культура сохранялась дольше, чистый украинский язык утрачивался. Он остался только у старшего поколения. Ассимилятивные процессы шли от широкого распространения смешанного русско-украинского языка к русскому. В настоящее время в сельской среде сохранялись отдельные элементы материальной (интерьер жилища, пища) и духовной(некоторые календарные и семейные обряды и сопровождающий их песенный репертуар) культуры.

БЕЛОРУСЫ

Белорусы (самоназвание) - часть восточнославянского населения Приморского края. Численность по переписи 1989 г. - 21 954 чел. Более всего белорусов переселилось в Приморье в 1900-1906 гг., т.е. перед началом столыпинской реформы (10,5 % всех переселенцев этого периода). В целом, в дореволюционный период они составляли 6,8 % от общего числа крестьян-переселенцев. Основная часть белорусов переселилась в край в конце ХIХ - начале ХХ вв. В основном это были выходцы из Витебской, Гродненской, Могилевской и Минской губерний. Они расселились компактными группами в предгорьях Сихотэ-Алиня и других таежных районах края, то есть в привычные для них лесных районах: в селах Вознесенке Вознесенской волости; Николаевке Ивановской волости; Кремово Черниговской волости; Многоудобное, Майхэ, Харитоновке Цемухинской волости, а также Романовке - Романовской, Речице и Ново-Васильковке - Новонежинской, Петровке - Петровской, Душкино - Новолитовской, Беневском - Сучанской; Верхней Бреевке, Нижней Бреевке, Сандагоу (Булыга-Фадеево) - Чугуевской волости. Помимо собственно белорусов были и представители ее историко-этнографической группы - так называемые белорусы-литвины. Они прибыли из северо-западных уездов Черниговской губернии, известных своей этнической пестротой - Городнянского, Новозыбковского, Мглинского, Стародубского, Суражского и некоторых других. В этих уездах, помимо белорусов-литвинов, жили украинцы и русские. Белорусы-литвины поселились в Южно-Уссурийском крае в селах Абражеевке и Вассиановке -Черниговской; Евсеевке, Ново-Владимировке, Калиновке - Спасской; Николаевке и Ширяевке - Григорьевской; Вознесенке - Вознесенской; Беневском, Гордеевке, Новицком, Фроловке, Ястребовке - Сучанской волостей.

Основные традиционные занятия белорусов - сельское хозяйство, главным образом земледелие и животноводство мясо-молочного направления. Хлеба сеяли, чередуя различные злаки - гречиху, овес, пшеницу, яровую рожь. Из технических культур выращивали лен и коноплю, которые шли на изготовление холста, полотна, веревок, растительного масла. Широкое развитие получило огородничество. Господствовала однопольная система. Землю обрабатывали частично орудиями, изготовленными самостоятельно, частично - покупными (железными плугами); сохранялась традиция бороновать землю деревянными боронами, молотить зерно цепами. В предреволюционные годы стали, кооперируясь. приобретать молотилки и другие сельхозмашины, молоть зерно на водяных мельницах. Зерновые и технические культуры убирали вручную. Из домашних животных разводили коров, лошадей. Свиней, овец, различную птицу. Хозяйство длительное время было полунатуральным: в семье изготавливали многие орудия труда, деревянную утварь, льняные и шерстяные домотканные ткани, обувь, верхнюю и нательную одежду. Хороший доход приносили бортничество (впоследствии пчеловодство), охотничий и рыболовный промыслы. Охотились на мясного и пушного зверя; пушнина шла на продажу. Речную и озерную рыбу ловили плетеными ловушками, ямами, лучили и т.п., Были развиты плотничий, столярный, кузнечный промыслы; заготовка строевого леса и дров.

Среди сельских поселений преобладали деревни кучевой, а впоследствии уличной планировки; распространены были и хутора. Усадьба белорусского крестьянина включала жилые и надворные хозяйственные постройки, огород. гумнище с гумном. Типы дворов по особенностям традиционной застройки делились на три основных типа: "веночные" дворы (застроенные с четырех сторон, т.е. "венцом" или покоеобразно, но с одной из сторон забранной бревенчатым забором со въездом); "пагонные" с однорядной связью ("пагон") - расположение дворовых построек в один ряд; тоже пагонные, но с двухрядной связью - расположением построек в два ряда с открытым пространством между этими рядами. Жилище - деревянная срубная хата, с двускатной крышей (из соломы, теса, дранки), расположенная чаще всего торцом к улице. Хаты 1- или 2-х камерные (хата - сени; хата - сени - хата). Основу внутренней планировки составляли "русская" печь (в углу около двери, расположенная к ней "чалом" - устьем) Около печи вдоль глухой стены находился "пол" - низкий деревянный настил, на котором днем выполнялись всевозможные домашние работы, а ночью спали. Спали также и на устроенных над "полом" полатях и на неподвижных лавках, размещенных вдоль стен, образующих "кутний" или "красный" угол с иконами. "Красный" угол располагался по диагонали по диагонали от печи.

Сохранялась традиционная одежда. Основу женского нательного костюма составляла длинная рубаха с поликами-вставками, понева(род юбки), сшитая из домотканых разноцветных кусков ткани в полоску, летние юбки - из полотна, вытканного в клетку. Обязательным дополнением в одежде были передник (фартух), безрукавка, вытканный из разноцветья пояс. Детали рубахи украшались обильной вышивкой. Основа мужской нательной одежды - длинная до колен рубаха с разрезом спереди (носили навыпуск , подпоясывали сплетенным из цветных шерстяных ниток поясом) и штаны с узким шагом. Головные уборы у мужчин летом - валяная шапка (магерка) или соломенная шляпа (брыль); зимой - меховые шапки. Женщины носили различные платки, шали, намитку (рушниковый головной убор), завязанные разными способами; "чапцы" (род шапочек у замужних женщин). Верхняя мужская и женская одежда - суконные "свитки", полушубки и др. Обуви - лапти из лыка липы или орешника, кожаные "постолы" собственного изготовления, валенки.

Основу традиционной кухни белорусов составляли блюда из муки, крупы, овощей, картофеля: блины, пироги с разнообразной начинкой (фасоль, картофель, горох, рыба), колбаса, начиненные сырым рубленным мясом или гречневой мукой, предварительной разведенной водой ("наливанчики") и др. В качестве лакомства использовали залитый медом и замороженный дикий виноград и другие дикоросы (лесные ягоды, орехи). Из дикоросов - цветов липы, плодов шиповника и др. заваривали чай.

В быту длительное время сохранялись пережитки общинного быта в форме различного вида взаимопомощи ("толока") на сельскохозяйственных работах (пахота, уборка зерновых, рубка капусты и др.), при строительстве жилья и т.п.

В дореволюционные годы семья была патриархальной с властью старшего мужчины. Существовало половозрастное разделение труда. Мужскими работами руководил старший мужчина, женскими - старшая женщина (мать семейства, старшая невестка). Вплоть до 20-х годов ХХ в. сохранялся большесемейный строй - в одной семье, вместе со стариками - родителями и их младшими детьми жили семьи их старших, женатых сыновей со своими детьми. Иногда в таких домохозяйствах жили вместе два-три женатых брата ("братские" семьи) со своими детьми. Такие большие "родительские" или "братские" семьи могли включать до трех десятков и более человек и жить одним хозяйством до 15-20 лет. Взаимоотношения невесток ("ятровок") между собой, со свекровью и мужскими членами семьи были сложными. Характерна высокая рождаемость (7 - 15 детей) и детская смертность. Длительное время бытовали традиционные семейные (родильно-крестильные, свадебные, похоронно-поминальные) и календарные (колядование, щедрование, день Ивана Купалы и и др.) обряды.












































Возрастное ограничение: 18+ Валерий Коровин Кавказ без русских удар с юга издательство Родина

Валерий Коровин Геополитика и предчувствие войны Удар по России издательство Питер

Валерий Коровин. Имперский разговор

Александр Дугин. Русская война

Валерий Коровин. Россия на пути к Империи

Валерий Коровин. Накануне Империи

Валерий Коровин. Накануне Империи

Александр Дугин. Новая формула Путина

Валерий Коровин. Конец проекта "Украина"

Александр Дугин. Украина. Моя война

Валерий Коровин третья мировая сетевая война

А. Дугин. Четвёртый путь

А. Дугин. Ноомахия. Войны ума

Валерий Коровин. Удар по России

Неистовый гуманизм барона Унгерна

А. Дугин. Теория многополярного мира


Свидетельство о регистрации СМИ "Информационно-аналитического портала "ЕВРАЗИЯ.org"
Эл № ФС 77-32518 от 18 июля 2008 года. Свидетельство выдано "Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций".
 
Рейтинг@Mail.ru