21 октября, суббота | evrazia.org |  Добавить в закладки |  Сделать стартовой
б.Украина | Интервью | Аналитика | Политика | Регионы | Тексты | Обзор СМИ | Геополитика | Кавказ | Сетевые войны
Александр Дугин
Александр Гельевич Дугин родился в 1962 г. в Москве. Философ (к.ф.н), доктор политических наук, публицист, основатель идейного течения «неоевразийство», создатель современной российской школы геополитики. С 1990 г. — главный редактор альманаха «Милый ангел». С 1991 г. — главный редактор журнала «Элементы» и председатель историко-религиозной ассоциации «Арктогея». 1996-1997 гг. - автор и ведущий радиопрограммы «FINIS MUNDI» (Радио 101 FM). 1997-1999 гг. — автор и ведущий программы «Геополитическое обозрение» (радио «Свободная Россия»). С 1998 г. — советник председателя ГД. С 1998 г. — ректор Нового университета (Москва). С 1999 г. — председатель секции «Центр геополитических экспертиз» Экспертно-консультативного совета по проблемам национальной безопасности при председателе ГД. С 2001 г. — председатель политсовета (лидер) международного «Евразийского движения». Профессор МГУ, руководитель Центра консервативных исследований Социологического факультета МГУ. Владеет французским, испанским, английским, немецким, арабским языками и ивритом. Женат, двое детей.

Абубакаров - воспитанник традиционного для Дагестана и Чечни ислама, последовательно и смело выступал против ваххабизма, изобличая его идеологию, практику Военные столкновения между ваххабитами и последователями суфизма
Российские власти прозевали ваххабизм"
Начавшийся в Чечне процесс шариатизации показал полную неподготовленность граждан и духовенства к этой ситуации - республике практически не было глубоко подготовленных шариатских судей Шариатское правление в Чечне и его последствия
Кавказ не готов к обустройству исламского государства"
Практические деяния ваххабитов, во всяком случае, тех, кто маскировался под ними, сопряжены многочисленными преступлениями против личности Исламский радикализм как фактор общественной угрозы
Ваххабизм был привит Кавказу мондиалистами"
Несмотря на чудовищно подрывную миссию так называемых «национал-демократов», наша русская, евразийская империя свободных народов найдёт место и для них Евразийство vs национал-демократия: кому действительно нужна Великая Россия?
«Нацдемы» не смогут остановить Империю"
Запад - внутри нас во всех смыслах, включая сознание, анализ, систему отношений, значений и ценностей. Нынешняя цивилизация еще не вполне русская, это не русский мир, это то, что еще только может стать русским миром Шестая колонна - главный экзистенциальный враг России
У России есть враг и пострашнее «пятой колонны»"
Америка сегодня падает. Это падающий гигант. Падение статуи Свободы будет внушительным. Однако сегодня падает и Россия. Ее падение не столь масштабно, но чувствительно Ставка в международной политике: кто рухнет первым
Государство как идеология не ограничено ничем"
В феврале прошёл столетний юбилей Февральской революции. Через несколько месяцев мы отметим столетие эпохального события не только российского, но и мирового уровня – Октября 1917 года. В последнее время тема революционного столетия регулярно поднимается «Оранжевый» Февраль и Красный Октябрь 1917-го
«Оранжевый» Февраль и Красный Октябрь"
Итоги переговоров по Сирии ещё раз подтвердили, что если где и может быть решено будущее Ближнего Востока, так это только в Астане. Именно этот формат, максимально удалённый от американского влияния, от уходящей администрации Обамы-Клинтон, от попыток исп Астана надежды нашей
Астана надежды нашей"
Под конец уходящего 2016 года неожиданно среди обсуждаемых в СМИ и экспертном сообществе тем оказалось создание «российской политической нации». Ранее этот вопрос поднимался на редко получавших широкое освещение круглых столах и конференциях, в том числе «Россиянство»: опасность простых решений
Россия – это сложно!"
Ремень от РПК привычно натирает плечо, мы возвращаемся на обед со своих позиций в место постоянной дислокации, находящейся недалеко от наших позиций в дачном поселке. До войны это был прекрасный поселок, окруженный живописным степным пейзажем со множество Очерки окопной войны
Тайна войны в Великой степи"
Попалась на глаза одна сопливая история на днях. Украинофильный портал bbcccnn.com.ua написал историю про боевика "АТО", онкобольного, молодого, отвергнутого семьей и друзьями, в общем, самого разнесчастного кровопийцу Владимира Бабия. Родом это туловище Отработанные "патроны" Порошенко или куда деваются "киборги"
Судьба "киборга""
Согласно всем социологическим опросам, проведённым на Украине, Юлия Тимошенко уверенно лидирует среди потенциальных кандидатов в президенты Украины. Вместе с тем, всё чаще поднимается вопрос о проведении там досрочных выборов президента. С одной стороны, Украинский Трамп или конец Украины?
Украина: продлить агонию"
Америка на пути к распаду Америка на пути к распаду
СШа трещат по швам"
Америка мягко стелет, но в России спать на её кроватках жестковато Под мягким каблуком
Под каблуком"
Метод захвата медиапространства состоит в том, что определенная организация работает со всевозможными СМИ и при этом не дает показаться в информационном поле другим организациям Тихо и незаметно: способы ведения информационной войны
Если войны не видно, это не значит, что ее нет"
«Мы показали, что в мире больше нет одного хозяина, который вправе распоряжаться судьбами народов только по собственному произволу» Признание, окончательно и бесповоротно
Россия спасла от геноцида осетин и абхазов"
Неоевразийство — политическая философия, наследующая классическому евразийству и русской консервативной мысли. Классическое евразийство возникло в среде русской эмиграции, размышлявшей о причинах краха русской культуры и гибели государства. Неоевразийство Неоевразийство как ценностная система
И снова об идеях..."
Десять лет исполняется сегодня, 17 сентября 2016 года, со дня референдума о независимости и присоединении к России, который прошёл в Приднестровской молдавской республике (ПМР) в 2006 году. 97,2% граждан, принявших участие в голосовании, поддержали курс н Евразийский вектор Приднестровья
10 лет выбора ПМР"
В сентябре 2017 года исполняется 75 лет подвига подпольной комсомольской антифашистской организации «Молодая гвардия» шахтёрского города Краснодона в годы Великой Отечественной войны. Представители трёх, родившихся в советское время, из четырёх живущих ны Отлучённые от будущего
Изъятые из школьной программы"
Одна из основных особенностей Азербайджана, отличающая его от других постсоветских стран заключается в том, что руководством республики был взят курс на гармонизацию отношений в межнациональной сфере. Это, конечно же, не означает, что все трудности преодо Азербайджан: русские и геополитика
Мультикультурализм по-азербайджански"
революция, солидаризм, Февральская, Октябрьская, Евгений Савченко, солидарное общество, Белгородчина, Белгород, профсоюзы, профсоюзное движение Извлекая уроки русской революции 1917 года
Революция и солидаризм"
Действовать жёстко, с кровью, не был готов никто из элит - советские элиты были очень миролюбивы, - кроме отмороженных либералов-русофобов Американский переворот в пользу Ельцина
Пора привлечь к ответу виновников октябрьской бойни"
Это, в сущности, был и есть флаг брокеров, маклеров, эксклюзивных дистрибьютеров, архитекторов саморазрушающихся финансовых пирамид и топ-менеджеров нефтегазовых монополий День торговли
Бело-сине-красный триколор по-прежнему символизирует торговлю"
Американских сторонников Трампа, разочаровавшихся в нем после ударов по Сирии и военных выпадов против Северной Кореи, на неделе порадовала новость о поддержке отечественного производителя. «Покупай американское, нанимай американцев», - так коротко назвал Трамп против "болота"
Доктрина Монро как шанс для мира"
Немного найдётся символов России, которые настолько широко известны в мире, как автомат Калашникова. И, несомненно, он – часть нашей культурной экспансии в мире. Его знаю те, кто и читать-то не умеет. Это оружие давно стало напоминанием о силе русского ор Калашников: Десять оттенков совершенства
Вселенная «Калашников»"
В 2014 году указом Президента России утверждены Основы государственной культурной политики, чего до этого не было. Либералы-западники, державшие в своих руках практически все государственные и частные СМИ на протяжении 1990-х да и               2000-х г.г Евразийство Пахмутовой
Нежность нового евразийства"
Сегодня, 27 января 2017 года, в возрасте 62 лет ушел от нас великий мыслитель, русский философ, знаток права, член Союза писателей России, поэт и режиссер Владимир Игоревич Карпец. Выражаем соболезнования семье, близким и друзьям Владимира Игоревича. Владимир Карпец: Защитник идеи Русской Монархии, Русского Царства, Третьего Рима
Умер Владимир Карпец"
Интервьюировал Геннадий Дубовой Абдула: Если мы не поможем русским на Донбассе, то кто потом поможет нам?
Абдула: Афганистан и Донбасс"
Наталья Макеева Андрей Чернов Луганск 1 Новороссия, ДНР, ЛНР, Донецк Луганск Донбасс война Русский мир – это собственно и есть идея Большой России. Ведь государство не может существовать только ради решения технических проблем – экономика, дороги, пенсии, Наталья Макеева: Русский мир – это пространство спасения
Новороссия - в наших генах!"
Новороссия, Донбасс, ДНР, ЛНР, война, перемирие, образ будущего, идеология, Геннадий Дубовой, Фёдор Березин Почему не состоялась Новороссия? Будут ли на Донбассе миротворцы ООН? Что ждёт ЛДНР и Украину – возвращение домой, в Россию или прозябание? Эти и д Воин и писатель ДНР Федор Березин: "Катастрофически не хватает Утопии…"
Не хватает Утопии"

Россия обречена на новый путч
Эта огромная живая масса хочет только одного – разрушать, разлагать, освобождаться от ограничений и обязательств, от ответственности. Это была армия хаоса, которая мобилизовалась не столько «за» что-то, сколько «против» 19 августа 2011, 09:00
Версия для печати
Добавить в закладки
В августе 1991 года пытавшиеся спасти континентальную империю и сохранить социальную справедливость проиграли жаждущим разрушения, разделения и ничем не ограниченной свободы

Сегодня – круглая дата. Ровно 20 лет прошло со дня августовского путча. Те люди, которые выступили в защиту Советского Союза как реальной России, большой России - России, являющейся наследницей всех предыдущих исторических формаций, от Киевской Руси через Московское царство до Санкт-Петербургской России и до Советского Союза, - они были правы. Иными словами, сегодня очевидно, что те, кто радовался и тем паче помогал развалу страны, являются историческими преступниками - они рукоплескали нашему поражению, они рукоплескали нашему упадку, и сегодня они, победившие в 91-ом году, выглядят абсолютно провальным грязными мерзавцами, которые нанесли запретный удар в действительно сложный этап нашей государственности. Да будут они прокляты! И Ельцин, и либеральные демократы, которые его окружали и содействовали распаду страны.

По словам премьер-министра России Владимира Путина «распад СССР был колоссальной геополитической катастрофой». Эта катастрофа произошла именно в августе тысяча девятьсот девяносто первого года.

Сегодня очевидно, что ГКЧПистам не хватило двух вещей: ума и воли. Они отстаивали правильное дело, они противостояли распаду страны, но поскольку они не смогли его предотвратить, не смогли его избежать, а только ускорили процессы распада, то, соответственно, мы не можем назвать их героями. Все-таки герои - это те, кто идет за правое дело и бьется до последнего. К сожалению, ГКЧПисты задрожали, дали слабину и поэтому, наверное, никто, даже их сторонники, а я отношусь к сторонникам ГКЧП, не может назвать их героями. Да, они не герои. Они бились за правильное дело, они были правы, но не герои и, поскольку они испугались, они дрогнули, они отдали власть полной проамериканской либерально-демократической мрази, то и им тоже прощения нет.

Теперь те, кто выиграл. Сегодня мы видим, что они исторически полностью отвергнуты нашим народом. Уже Путин сказал, что распад Советского Союза в 1991 году – это колоссальная катастрофа, и так думает подавляющее большинство современных россиян. В принципе легитимность Путина и его курса связаны именно с этим – с осуждением 90-х годов. Поэтому мы можем сказать, что история уже начала расставлять все на свои места.

Августовские события перевернули все мое мировоззрение. До 19 августа 1991 года я был противником СССР, коммунизма, советизма и т. д., за эти дни я стал горячим приверженцем СССР, коммунизма и советизма. Я стоял 19 августа на Новом Арбате и на меня текла гигантская толпа тех, кто наивно хотел уничтожения великого государства, наслаждений, беспорядка, продажности, Запада и прочего недочеловеческого свинства. Я стоял у них на пути – рядом Влад Листьев брал у кого-то интервью – и думал об «одержимости толп». Я ненавидел тогда этих людей и всем сердцем желал ГКЧП «невозможной» победы. Я ненавижу этих людей и сейчас. В то утро я вошел в вагон метро, вдохновленный речью Анатолия Лукьянова, - навстречу человек с демократическим значком. Я ему: «Ваше время кончилось!». Он мне, с ненавистью: «Мы еще посмотрим!» Он, увы, оказался прав. Хотя кончилось совсем не «мое» время, но оно стало «моим» 19-20-21 августа. Наше время еще придет.

Со времени августовского путча прошло ровно 20 лет. И не смотря на то, что об этом написано немало книг и текстов очевидцев, это событие остается одним из самых темных, мало изученных и непонятных явлений новейшей русской истории. Такое впечатление, что драматические события августа 91-го окутывает какая-то мрачная тайна. Участники стараются уходить от прямых объяснений. Вопросов намного больше, чем ответов.

До августа тысяча девятьсот девяносто первого года мы жили в одной стране. После августа стали жить в другой. До августа тысяча девятьсот девяносто первого года имя нашей Родины было Союз Советских Социалистических Республик. Это было огромное континентальное государство, объединенное политической волей Москвы и признающее ценности социализма. По сути, это была евразийская империя с социально ориентированной экономикой, множеством народов и культур, мирно живущих на общей территории.

Конечно, между отдельными народами теплились противоречия и конфликты. Конечно, система социальной гарантий была парализована бюрократией. Конечно, неуклюжая система плановой, чрезмерно заорганизованной экономики не отвечала потребностям развития, не справлялась с поставкой товаров и услуг. Конечно, в обществе назрели усталость, разочарование, стремление к переменам. Конечно, Советский Союз вошел в фазу упадка.

Но – это была великая страна с огромным потенциалом и светлыми идеалами – справедливости, мира между народами, нравственными критериями. Эта гигантская империя, безусловно, подлежала модернизации и трансформации. Но ценного и прекрасного в ней было предостаточно. Каждый гражданин СССР имел необходимый минимум. Государство и вся политическая система давали социальную защиту, образование, воспитывали нравственный образ человека. Грань между добром и злом, разрешенным и запретным, достойным и позорным была проведена четко и однозначно. Конечно, заявленные идеалы сплошь и рядом не соблюдались. Но, по меньшей мере, они провозглашались и считались нормой.

Само существование СССР уравновешивало собой западный полюс, давая странам всего мира возможность выбора, предлагая альтернативу пути развития. И этой возможностью вовсю пользовались не только те страны, которые шли вслед за социализмом и СССР напрямую, но и те, которые искали собственную дорогу – эти страны назывались тогда «неприсоединившимися». Не присоединившимися ни к социализму, ни к капитализму. Но сама возможность такого «неприсоединения» обеспечивалась наличием СССР. Советский полюс создавал на планете геополитический баланс.

Эта гигантская социальная и пространственная конструкция могла быть модернизирована. И правящая верхушка Коммунистической Партии прекрасно понимала неизбежность преобразований. В перестройку стали прививаться элементы рыночного хозяйства, появились кооперативы. Были сняты запреты и ограничения с Церкви. Разрешили первые независимые политические и общественные образования. В то время они назывались «неформальными». И среди этих «неформалов» были как демократы-западники, так и славянофилы-традиционалисты, как социалисты и социал-демократы, так и либералы и апологеты капитализма. В обществе назревали предпосылки широкого идейного спора, осмысления положения страны в новых условиях, разрастались дебаты о выборе дальнейшего пути. Все это было до августа тысяча девятьсот девяносто первого года.

После августа тысяча девятьсот девяносто первого года не стало ни единой страны, ни социализма, ни многонационального единства, ни общественных дебатов о выборе пути, ни развития экономики. Все рухнуло. После августовского путча исчезла двухполярная система и началась планетарная гегемония Запада. Началось безраздельное господство США. Идеи социализма, социальной справедливости, солидарного экономического устройства общества были отброшены и осмеяны. Защищать их было больше некому. Об их эффективности всерьез больше говорить стало не принято. Распалась великая держава. На ее территории образовалось 15 независимых от вчерашнего центра и друг от друга государств. Слабых, бессмысленных, лишенных исторической базы и экономической перспективы. С ненавистью к советскому прошлому и русскому народу вместо национальной идеи. С грубым национализмом и без какой бы то ни было стратегии развития на будущее. Подавляющее большинство этих карикатурных образований уже спустя десятилетие было признано «несостоявшимися государствами» - failed states.

Американское стратегическое присутствие от границ Восточной Европы переместилось в самое сердце евразийского материка и вплотную приблизилось к границам нынешней России – уродливого и незаконченного остатка бывшего огромного тела. Общества в этих пятнадцати постсоветских странах, утратив старые ценности, новых так и не приобрели. Слепо копируя Запад, исповедуя принцип «тащи сколько можешь», отбросив само представление о человеческом достоинстве и нравственном идеале - постсоветские люди были вовлечены в водоворот разложения и упадка.

Больше не было высокой цели, больше не было ориентира в будущее, больше не было воли к преодолению. «Хоть день, да мой», «после нас хоть потоп», «кто не успел, тот опоздал», «каждый за себя» - эти подлые истины заняли место ушедшей в прошлое советской идеологии. Вместо реальной модернизации экономики ловкие проходимцы и любители ловить рыбку в мутной воде вместе с разложившимися чиновниками присвоили себе безмерные богатства недр, хитростью, вероломством и насилием захватили заводы и предприятия, земли и здания – все то, что было создано трудом целых поколений русских и советских людей. Рыночные методы привели к тому, что вся постсоветская экономика свелась к торговле природными ресурсами за рубеж и к закупке иностранных товаров. Изобилие импорта на прилавках лишь оттеняло нищету тех, кому не досталось от раздела пирога.

В 1991 году перестройка советской системы и ее модернизация, начатая реформатором Горбачевым, зашли в тупик. Значительная часть столичной интеллигенции, работников культуры и делегированные члены партийного аппарата, КГБ и комсомола сформировали по заказу сверху «демократическое движение». В политбюро ЦК КПСС эту линию курировал ближайший сподвижник Горбачева Александр Яковлев, заведующий идеологическим отделом. Это движение, да и большинство советников Горбачева – Чернов, Шахназаров, Шеварнадзе – полагали, что отказ от идеологического противостояния с Западом резко и радикально снимет все проблемы, накопившиеся в СССР. По их мнению, увидев, что Москва отказывается от продолжения «холодной войны» и ищет сближения со странами Запада, США и Западная Европа снимут давление и окажут стране всю необходимую помощь – в экономике, технологиях и товарах. Это и было «новое мышление» Горбачева. Отказ от своего собственного пути виделся залогом спасения ситуации.

В советских республиках ситуация накалялась подъемом националистических настроений. Здесь все беды и трудности возлагались на русских и провозглашались безответственные идеи: избавимся от Москвы, заживем как надо. Кое-где - например, в Киргизии, Казахстане, Нагорном Карабахе вспыхивали межнациональные конфликты. Впервые после Второй Мировой войны в СССР начала литься кровь.

Понимая, что Горбачев не справляется со своей задачей и вот-вот упустит всю ситуацию из рук, ряд высокопоставленных советских чиновников приняли решение о его низложении. Это вице-президент Геннадий Янаев, премьер-министр Валентин Павлов, министр обороны маршал Дмитрий Язов, министр МВД Борис Пуго, председатель КГБ СССР Владимир Крючков, генерал Валентин Варенников, секретарь ЦК Олег Шенин, спикер парламента Верховного Совета СССР Анатолий Лукьянов, первый заместитель председателя Совета обороны СССР Олег Бакланов, председатель Крестьянского союза СССР Василий Стародубцев – одним словом вся властная верхушка СССР.

Пока Горбачев отдыхал на своей крымской даче в Форосе, в Москве этими людьми был создан Государственный Комитет по Чрезвычайному Положению. Эти люди хотели спасти империю, удержать страну от краха, сохранить социальную ориентацию в обществе. Они встали на пути деградации и распада, бросили вызов нарастающей энтропии. Попытались преградить путь энергиям хаоса и анархии.

Стоит задаться вопросом: может ли повториться ситуация с ГКЧП в современной России? Да, конечно, потому что и Советский союз, и современная Россия – это империи, полиэтнические и поликонфессиональные.

ГКЧП продержался три дня. В первый день казалось, что они смогут справиться со своей миссией. Во второй день чаша весов явно стала склоняться к тем, кто хотел продолжать следовать легкой дорогой и надеялся на спасение с Запада. На третий день ГКЧП сдался. Его члены бросились зачем-то в Форос, но были арестованы новой прозападной и ультралиберальной властью Ельцина. Владимир Пуго застрелился. Остальные участники провалившегося путча оказались в тюрьме.

Те, кто хотел спасти континентальную империю и сохранить социальную справедливость, проиграли тем, кто хотел разрушения, разделения и ничем не ограниченной свободы. Свободы от любых обязательств, от любой высшей цели, от любой ответственности.

Взяв в руки власть в период ГКЧП в эти драматические августовские дни тысяча девятьсот девяносто первого года, определенные силы в обществе так больше ее никому и не отдали. Режим Ельцина утвердился на факте победы над ГКЧП. И его идеология сформировалась окончательно именно тогда – в окруженном бессмысленными и жалкими танками Белом Доме.

19 августа девяносто первого года я проснулся под слова Лукьянова о том, что над «страной нависла угроза распада и создан Государственный Комитет по Чрезвычайному Положению для ее спасения». По телевизору были отменены все программы и транслировался только балет «Лебединое озеро». В Москву были введены войска. Я отправился на Новый Арбат в депутатскую группу Союз к полковнику Виктору Алкснису, который тогда был известен как жесткий сторонник сохранения СССР и противник реформаторов. По Новому Арбату в сторону Кремля от Белого Дома двигался людской поток. Глядя на их нервные лица, отражающие бурные и крайне неясные эмоции я видел, что эта огромная живая масса хочет только одного – разрушать, разлагать, освобождаться от ограничений и обязательств, от ответственности. Это была армия хаоса, которая мобилизовалась не столько «за» что-то, сколько «против».

Большинство участников тех событий наверняка сегодня горько сожалеют или стыдливо избегают этих воспоминаний. Только совершенно невменяемые люди или откровенные враги России могут продолжать настаивать, что все было правильно. Но тогда им казалось, что они герои. Помню, как навстречу толпе бросился безумный Жириновский, требовавший порядка и подчинения ГКЧП. Толпа чуть не разорвала его, но он продолжал в своем стиле выкрикивать что-то из-за небьющегося стекла приемной Верховного Совета.

Виктор Алкснис, на компетентность и связи которого я рассчитывал, так как хотел принять активное участие в поддержке ГКЧП, оказался совершенно не в теме. К нему сверху, от ГКЧП или кого-то еще, никаких указаний и никакой информации не поступало. При мне ему звонил телеведущий Александр Невзоров, но и у него не было четких сведений. «Похоже, это подстава», - кричал он в трубку… Позже в редакции патриотической газеты «День» в таком же полном неведении я застал и Александра Проханова.

Время стремительно уходило. И становилось ясно, что члены Комитета не собираются использовать те общественные силы из числа патриотов и государственников, которые готовы были их активно поддержать – словом, делом, жестом, аргументом, в конце концов, выкриком. И наконец, стало мучительно ясно, что мы проиграли. Что у путчистов не хватило воли довести до конца задуманное. Что они испугались, ослабли и осели в нерешительности. Стали закрадываться подозрения, что это было фарсом. Что на самом деле игрой руководят иные силы и иные фигуры. А решения принимают иные центры… Воздух стал тяжелым и предгрозовым.

На наших глазах исчезала Империя, рушилась великая идея, по швам разлеталось государство, народы и нации расходились по далеким углам, чтобы, ощерившись, злобно смотреть друг на друга из гниющих самостийных нор. На тело русского народа обрушились неумолимые лезвия новых границ, рассекая национальную живую плоть, расчленяя единый организм, отделяя от него братские народы, культуры и этносы. Все произошло именно тогда, в эти августовские дни 15 лет назад. В терминах геополитики, это была колоссальная победа атлантистов над евразийцами. Началась эпоха однополярного мира. Америка повергла своего самого главного врага. Причем его же руками.

Тайна окутывает эти события до сих пор. Нет никаких сомнений, что мы имеем дело с заговором. С заговором против нашей страны, против нашей цивилизации. Этот заговор, увы, удался. Провалу ГКЧП Запад рукоплескал. Стратеги Вашингтона уже видели, как все будет развиваться впоследствии – как рушится страна, как постепенно отдаляются от Москвы постсоветские государства, как неуклонно перемещаются границы НАТО на Восток, как атлантистские военные базы окружают Россию с Запада и с Юга. И они были правы. Все произошло именно так. Беловежская пуща, где Ельцин, Кравчук и Шушкевич юридически оформили конец СССР, была прямым следствием провала ГКЧП. Горбачева же просто смыло. Он оказался между двух стульев – между провалившимися консерваторами сторонниками СССР и российскими реформаторами-западниками, готовыми сделать все, что прикажет Вашингтон.

20 лет назад мы потеряли СССР - нашу Родину. Страну, где многие из нас родились и выросли. Страну, которая дала нам пищу, кров, знания и убеждения.

То, что КГЧПисты побоялись кровопролития, никак их не оправдывает. История всегда делается кровью. За все надо платить. И после их провала кровь не перестала литься ни в Карабахе, ни в Абхазии, ни в Южной Осетии. Уже собирались тучи над Чечней. И уже приближался расстрел Белого Дома в девяносто третьем, где среди защитников окажутся многие из толпы на Новом Арбате и из бывших сторонников Ельцина. И тогда в 93 году у демократической власти – прикидывающейся мирной и пушистой - рука не дрогнула. И кровь пролилась, и танки выстрелили, а тысячи омоновцев, не колеблясь, жестоко избивали безоружных людей – представителей «гражданского общества», поднявшихся против проамериканских ультралиберальных реформ, против внешнего управления Россией, против атлантизма, против набирающей силу «семьи» и олигархии. Но это уже другие страницы нашей новой истории.

Стоит задаться вопросом: может ли повториться ситуация с ГКЧП в современной России? Да, конечно, потому что и Советский союз, и современная Россия – это империи, полиэтнические и поликонфессиональные. И есть сепаратистские силы внутри, есть внешние факторы, наши конкуренты и прямые противники, которые заинтересованы в нашем ослаблении и распаде. Соответственно, ситуация ничем принципиально не изменилась и поэтому, если мы не сделаем всех выводов из двадцатилетней давности, мы обречены на их повторение.

В России до сих пор нет интегрирующей идеологии, наше российское общество не более консолидировано, интегрировано, нежели общество позднесоветское – те же внутренние этнические и конфессиональные противоречия, поэтому мы обречены на повторение этого. Евразийство до сих пор не стало официальной идеологией, идеологией державы. Вместо этого нас кормят либеральными суррогатами, говорят об абсолютно неадекватной модернизации. Соответственно, отсутствие внимания к реальными проблемам современной России обрекает нас на повторение ситуации с ГКЧП.

Часть территорий, которые мы потеряли в 91-ом году, интегрировали в Российскую империю проще и лучше, чем те, которые мы сохраняем до сих пор. Южный Кавказ после своего присоединения – Азербайджан, Грузия, Армения особенных проблем российской империи не доставляли. А вот Северный Кавказ доставлял, и очень серьезно. Мы до середины XIX века пытались удержать эти территории. Сегодня оказалось, что те территории, которые более или менее благополучно существовали вместе с нами, Южный Кавказ, стали заграницей, а Северный Кавказ, который значительно сложнее удавалось интегрировать, находится в составе Российской Федерации. Это просто показывает, что ситуация далеко не снята, и, потеряв наших друзей, разрушив единство народов, единство территорий, единство державы, мы ничего взамен не обрели.

Те люди, которые празднуют провал ГКЧП и победу Ельцина, являются историческими преступниками, и если мы не осудим их, пусть даже символически, - я не требую крови, - но всенародно и откровенно, мы обречены на повторение того пекла: судьба Советского Союза постигнет и Российскую Федерацию.


Александр Дугин  
Другие материалы этого автора
Комментарии:
Оставить комментарий (32)
Представьтесь

Ваш email (не для печати)

Введите число:
Что Вы хотели сказать? (Осталось символов: )
система комментирования CACKLE
Валерий Коровин Геополитика и предчувствие войны Удар по России издательство Питер Валерий Коровин. Имперский разговор Александр Дугин. Русская война Валерий Коровин. Россия на пути к Империи Валерий Коровин. Накануне Империи Валерий Коровин. Накануне Империи Александр Дугин. Новая формула Путина Валерий Коровин. Конец проекта "Украина" Александр Дугин. Украина. Моя война Валерий Коровин третья мировая сетевая война Информационное агентство Новороссия А. Дугин. Четвёртый путь А. Дугин. Ноомахия. Войны ума Валерий Коровин. Удар по России Неистовый гуманизм барона Унгерна А. Дугин. Теория многополярного мира МИА Новороссия
Свидетельство о регистрации СМИ "Информационно-аналитического портала "ЕВРАЗИЯ.org"
Эл № ФС 77-32518 от 18 июля 2008 года. Свидетельство выдано "Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций".
 


Рейтинг@Mail.ru