ЕВРАЗИЯ
«Россиянство»: опасность простых решений
Под конец уходящего 2016 года неожиданно среди обсуждаемых в СМИ и экспертном сообществе тем оказалось создание «российской политической нации». Ранее этот вопрос поднимался на редко получавших широкое освещение круглых столах и конференциях, в том числе   20 января 2017, 16:04
 
Россия – это сложно. Цветуще, имперски сложно!

Под конец уходящего 2016 года неожиданно среди обсуждаемых в СМИ и экспертном сообществе тем оказалось создание «российской политической нации». Ранее этот вопрос поднимался на редко получавших широкое освещение круглых столах и конференциях, в том числе – в стенах Общественной палаты РФ. Например, член ОПРФ Валерий Коровин неоднократно выступал с докладами по этносоциологии в рамках мероприятий Комиссии по гармонизации межнациональных и межрелигиозных отношений, членом которой он является. Кроме того, под редакцией Коровина вышла методичка «Формирование понятийного аппарата в области гармонизации межнациональных (межэтнических) и межрелигиозных отношений». Дискуссия шла в научном формате, поскольку проблема действительно требует вдумчивой проработки и легковесное отношение здесь неуместно.
Если РФ пойдёт по пути «ороссиянивания», мы получим войну, гораздо более страшную, чем конфликт в Новороссии

Напомню, идею создания «российской нации» на встрече с Президентом России Владимиром Путиным озвучил завкафедрой Российской академии народного хозяйства и госслужбы Вячеслав Михайлов, предложивший «идти от стратегии к федеральному закону», который, по его мнению, должен носить название «О российской нации и управлении межэтническими отношениями». Идею эту российский лидер одобрил.

По какой причине – можно строить догадки. Но всё же, наверное, стоит называть вещи своими именами: в этой теме в России мало кто разбирается. Страна у нас находится фактически в режиме «ручного управления» и даже при всём желании не может Президент понимать всё во всём.

Но, возможно спросит кто-то, «а в чём проблема-то?» Действительно, у нас словом «национальность» ещё с советских времен принято называть всё подряд. Строго говоря, чёткого определения таких терминов как «этнос», «народ», «национальность», «нация» в СССР не было. Не появилось ясности и за прошедшие двадцать с небольшим лет.

Вместе с тем, терминология – это не безобидно. Из неё, как из почти невидимого, скрытого почвой зерна, вырастает реальность, в которой мы в итоге и живём. Окружающий нас мир – его краски, звуки и образы. Его смыслы.

А смысл у терминов «этнос», «народ», «национальность», «нация» очень разный! «Этнос» - это замкнутое общество, почти семья, которую объединяет язык, собственная сакральность и вера в общее происхождение. «Народ» - это уже множество этносов, объединившихся ради некой общей, понятной исторической цели, участия в истории. Обычно на пике своего бытия народ создаёт цивилизацию, религию или государство. Народ – это не кровь и часто даже не общая вера. Например – русские могут быть самых разных кровей. Кто более русский – темнокожий национал-большевик, сейчас мужественно сражающийся в ДНР Айо Бенес или, например, классическая «пятая колонна» - американский гражданин Николай Злобин, не вылезающий с российских федеральных каналов, Людмила Улицкая и ей подобные, многие из которых зашлись в злорадном вопле после гибели 25 декабря российского Ту-154 с военными и деятелями культуры? Кто более русский – есть ли сомнения? Это важно для понимания, что такое народ.

Далее переходим к «национальности» и «нации».

Использование понятия «национальность», применительно к жителям России, хорошо бы запретить. Сейчас же этим словом называют всё подряд. «Национальность» Ленин, придя к власти, взял, как известно, из спора Каутского и Бауэра. И термин этот обозначает переходное состояние от народа к нации, к политическому самоопределению – к национальному государству! Некоторые представители экспертного сообщества не хотят слышать об этом. Мол, это ничего не значит. Но… Позвольте… У нас до сих пор в России два (!) президента. Это Президент России и президент… Татарстана. А раньше было больше. Президент – это глава государства, что мы в эпоху оголтелого западничества 90-х позаимствовали из сомнительного зарубежного опыта. А ещё с тех же самых пор у нас сохранилась не только написанная при активном кураторстве и участии американских советников Конституция РФ, но и «конституции» субъектов РФ. К вопросу о всё том же Татарстане, обратимся к его «конституции», текст которой опубликован на сайте правительства республики: «Республика Татарстан – демократическое правовое государство, объединенное с Российской Федерацией Конституцией Российской Федерации, Конституцией Республики Татарстан и Договором Российской Федерации и Республики Татарстан "О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан" и являющееся субъектом Российской Федерации».

То есть, вроде бы являясь федерацией, что следует из её названия, при более пристальном рассмотрении, Россия является конфедерацией, то есть состоит из государств-республик! У которых есть конституции, а у одной – даже президент! Обратимся, кстати, к вышеупомянутой Конституции РФ, текст которой опубликован также на официальном ресурсе: «Статья 5: п.1. Российская Федерация состоит из республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов - равноправных субъектов Российской Федерации. 2. Республика (государство) имеет свою конституцию и законодательство. Край, область, город федерального значения, автономная область, автономный округ имеет свой устав и законодательство».

Подчеркну: «Республика (государство)». Именно из государств состоит наша российская федерация. При таком раскладе даже не очень понятно, чем мы являемся де-юро и де-факто – федерацией или конфедерацией.

Замечу также, что в состав РФ входят именно «национальные» республики. Именно по таким линиям разлома распался СССР, и именно эта угроза висит над современной Россией. На пленарном заседании межрегионального форума Общероссийского общественного движения «Общероссийский Народный фронт», прошедшем 25 января 2016 года в Ставрополе, Президент России Владимир Путин публично обратил на это внимание. «Советский Союз образовался на основе, как он (Ленин – Н.М.) говорил, я могу ошибиться, но идея понятна, полного равноправия, с правом выхода из Советского Союза. И вот это и есть мина замедленного действия под здание нашей государственности», - напомнил российский лидер. Данное устройство стало итогом внедрения марксисткой идеологии. До 1980-х годов распада государства удавалось избежать, поскольку был фактор, находившийся над законом, в том числе и над Конституцией СССР – главным законом страны, на котором основываются все другие законы и подзаконные акты, которые не могут ему противоречит. Этим фактором являлась руководящая роль партии – КПСС. Когда это препятствие на пути «парада суверенитетов» было устранено, Советский Союз распался. Сейчас надзаконного фактора нет в принципе. И мы живём в ситуации трещащего по швам лоскутного одеяла. Пусть трест этот пока, возможно, и не слышен простому обывателю…

Не лишним будет напомнить, что национально-территориальное устройство СССР не было безальтернативным. Столь уважаемый на Донбассе «Товарищ Артём» - Фёдор Сергеев предлагал устройство советского государства на основе экономических кластеров. Существует версия, согласно которой именно за эти идеи он и поплатился жизнью…

В новейшей истории России попыткой уйти от порочной практики стало образование Федеральных округов. Но… Как это часто бывает, инициатива оказалась половинчатой, поскольку республики с их конституциями по-прежнему остались. А это и есть – национальности, - то, что рано или поздно станет полноценным, суверенным национальным государством.

Но перейдём, наконец, к «нации». Это политическое понятие, это уже население национального государства, живущего согласно политическому договору – Конституции. Поэтому говорить следует не просто о нации, а, применительно к России, о «российской политической нации». Здесь уже не идёт речь о происхождении, крови, вере, даже – участии в истории. Для государств с атомизированным, «размешанным» населением это в принципе подходит. Но когда представителю этноса или народа говорят – вы теперь будете украинцами, а не русскими, вот у нас государственный язык – украинский, люди хватаются за оружие.

Ибо идентичность – это именно то, за что человек готов терпеть лишения, убивать, и сам готов умереть. Не за «комфортное государство», не за «перспективы». Даже не за землю! Землю-то может и не тронут… Хотя как повезёт конечно.

Совсем рядом с нами – многострадальный Донбасс, который восстал не в 1990-х, когда было чудовищно тяжело. Не в «нулевых», когда не стало лучше, и уже шла «ползучая украинизация». Донбасс восстал три года назад, когда киевский «майдан» провозгласил новую, украинскую реальность – интенсивное создание «украинской политической нации». Из этой действительности ушёл Крым, ушли Донецкая и Луганская народные республики. Буквально на днях об автономии заговорили русины и Львов, который ближе к Польше и, скорее всего, при завершении распада бывшей Украины, к ней и отойдёт.

Что касается нашей страны, то о сложности её устройства сказано и написано уже много. Россия – это, по Константину Леонтьеву, цветущая имперская сложность этносов, народов и культур, стратегическое единство многообразия. В том числе – и гражданской политической нации, типичными представителями которой является большинство жителей крупных городов. Кроме того, вопреки настаиванию на единстве правового поля, о котором нам любят говорить юристы, для которых оно – практически религиозная категория, по факту в России его нет и быть не может.
Словом «национальность» ещё с советских времен принято называть всё подряд

И если мы хотим избежать распада России, мы должны не строить «российскую нацию», не загонять этносы в «россиянство», а идти в обратную сторону – к Империи, укрепляя единство отменой «президентов», «конституций», «республик», «национальностей» и уходя от правового единообразия в сторону правового плюрализма. Именно сложное, мозаичное, имперское устройство – это естественное для России положение дел. И именно Империей, если понимать это слово в его техническом значении, Россия была всегда и, как ни странно, вопреки всему, является до сих пор.

В противном случае, если наша страна пойдёт по пути «ороссиянивания», мы получим войну, гораздо более страшную, чем конфликт в Новороссии. Ибо, стоит это повторить - идентичность – это именно то, за что человек готов терпеть лишения, убивать, и даже умереть.


Материал распечатан с информационно-аналитического портала "Евразия" http://evrazia.org
URL материала: http://evrazia.org/article/2888