ЕВРАЗИЯ
В ожидании Русской весны
18 марта 2017 года, мы отмечаем третью годовщину «Русской Весны». Отмечаем и вспоминаем с противоречивыми чувствами. С одной стороны, это день настоящего единения русского народа, русской цивилизации. В самой России, в Крыму и на Донбассе, Днепропетровске   18 марта 2017, 09:00
 
На территориях, временно находящихся под контролем Киева, всё ещё ждут «северный ветер»

18 марта 2017 года, мы отмечаем третью годовщину «Русской Весны». Отмечаем и вспоминаем с противоречивыми чувствами. С одной стороны, это день настоящего единения русского народа, русской цивилизации. В самой России, в Крыму и на Донбассе, Днепропетровске, в Харькове, Николаеве, Одессе и многих других городах исторической Новороссии в поддержку единства с Россией на улицы вышли тысячи людей. Вышли против самозванцев, захвативших власть в Киеве, против всего того, что сегодня принимают за «легитимную власть так называемой Украины». Четкость антироссийской позиции захватчиков киевского «трона» была ясна уже тогда, принцип евромайдана строился на окончательном отделении нашей Родины, как в прямом, так и в переносном смысле. Такого духовного подъема, как тогда у нас всех не было как до этого, так и после.
Бежать спасаться русским со СВОЕЙ земли некуда... да и незачем. Пора бы понять, что это наши люди и наша общая беда

С другой, это праздник со слезами на глазах. Всплеск народной инициативы не нашел большой поддержки в политических кругах РФ. Один за другим уходят от нас настоящие герои. Несмотря на ставшие фарсом Минские соглашения, Россия и руководство ЛДНР по-прежнему продолжают их придерживаться. Восставший Донбасс продолжает стонать под обстрелами, про остальных из Большой Новороссии стараются не вспоминать ни на Украине, ни в России. Редко, но иногда освещают в СМИ истории тех несчастных, для кого Русская весна не состоялась, а стала роковым поводом в судьбе.

Роковой стала она для тех, кто попал в застенки Службы безпеки, роковой и для простых людей с их простыми историями, простых беженцев и пенсионеров, о которых и пойдет речь. Показательна история от беженца из Днепропетровска Дмитрия, срочно покинувшего город еще в 2014-ом. Его знакомая Елена уехать не успела и попала под "надзор" СБУ, да так, что «спецы» более двух лет человека таскают на допросы и дознания, возвращая периодически в казематы. Она периодически по полмесяца отсиживает в СИЗО СБУ Днепроперовска и от следователей и доброхотов-соседей слышит одно: «нечего было подрывать Украину»... Хотя к тому времени уже нечего было подрывать, структура БУ была полностью обезличена и разрушена.

«Меня допытывали подполковник, точно звание не помню, он возглавлял всё дело, Вячеслав Голов и следователь Иван, фамилию сейчас не назову, он из Крыма переехал и на всех инакомыслящих катит бочку», - передаёт воспоминания Елены сосед женщины Вячеслав.

«Подробностей ареста не знаю, но с ней мать была и дед. Стоял сильный шум. Хорошо помнят и об уехавшем брате Александре там, вопросы у спецов возникают постоянно», - продолжает историю Лены сосед. Он непосредственно наблюдал все аресты, приводы, «зачистки» в своем районе оккупированного свидомыми «единоукраинцами» Днепропетровска после «заморозки Русской Весны»...

«Если их люди - это плохо. Могут придумать всё что угодно. У меня при обыске была мама и писатель Александр Мякотин. Они меня морально поддерживали - а это уже был крутой плюс. Если она одна с ними на обыске находилась - это весьма жёсткий вариант. Я СБУ не открывал, пока мать и тёзка-прозаик не пришли около 8:00» — вздыхает Дмитрий, вырвавшийся из-под удара днепропетровец, кто после неудачного ареста СБУ, смог вырваться на подписку о невыезде и потом скрыться в России.

«И по поводу меня ещё каких-то людей допрашивают. Знаю, что вызывали пару человек из активистов. Один вроде с ними нормально пообщался, он свободно мыслящий журналист, но особо не активничал. Второго на допросах долго не дергали, но с работы (а он местный журналист) через год выперли с ТВ за наши с ним беседы для газет "Литературной России" и "Завтра". Надо готовить крепкую защиту. Пока о нападении нельзя думать. Одно можно им сказать: СБУшники виновны в смерти моей мамы - не устроили бы погром в квартире и не завели бы произвол в отношении меня - был бы нормальный литературный процесс. Я уже в октябре-2014 начал отходить от политики. Сворачивать все интернет-связи, потому что убедился в их неэффективности. Решил к тому времени уйти во внутреннюю эмиграцию, как уже это сделали миллионы более трезво мыслящих сограждан» — добавляет он.

История Елены, как и тысяч таких же наивно поверивших в народный импульс освобождения Новороссии от обандерившейся Украины, не завершена. В любой момент ее могут просто без приговора и объяснения сунуть в СИЗО, а то и в лагерь - украинский суд бессмысленный и беспощадный.

А вот наблюдения «пенсионного туриста», из Ясиноватой, который был вынужден за заработанной пенсией (той, которую налогами всю жизнь перечислял в экономику Украины, и в выплате которой Киев отказал Донбассу первым делом в 2014-ом) ездить в оккупированный ВСУ Красноармейск.

Уже с апреля месяца переломного года жители шахтерского края сидели без денег из «единоукраинского центра», а потом вытягивали свои кровные деньги всеми правдами, пока в конце концов выплаты даже на оккупированной территории перестали выдавать. Хочешь, нет, а пришлось становиться «пенсионным туристом» и первым делом сталкиваться с такой простой вещью - полным отсутствием туалетов на блокпостах. Мало того, что не было туалетов, так и за кустик не зайти - заминировано. Наш герой пенсионной эпопеи Василий наблюдал такую картину: пожилая женщина присела прямо на обочине оправиться. Но ВСУшник подошел, взял ее за шиворот переставил в конец очереди, хотя она к тому времени простояла почти пять часов и почти приблизилась к границе разграничения. Женщина стала объяснять, что у нее сахарный диабет. Но это не подействовало. То есть даже на бытовой и насущной мелочи «освободители» устраивают форменное издевательство. При возвращении назад, Василий заранее готовился к такой изматывающей дороге, почти перестав пить и отказавшись от еды за четыре дня до поездки, чтобы не хотелось в туалет. Приехал, как с креста снятый.

Но одной дорогой для пенсионеров беды не заканчивались. В Красноармейске «пенсионный турист» должен прожить не менее недели, пока получит деньги и вынужден экономить на коммуналке. В частном доме было холодно, на отоплении хозяева экономят, сами ходят полуодетые по причине нужды. На воде экономят настолько, что лишний раз в туалет не суются, на ночь «туристу» выдавали ведро для помоев, чтоб не тратить воду в туалете. Скудная еда, экономия на каждой копейке. И это город, в котором до прихода «освободителей» работало всё, даже с учетом начавшейся войны.

О мародерстве и говорить нечего, после ротации ВСУшники домой увозят полные грузовики наворованного у жителей Донбасса добра. Спрашивают их: откуда? Они: это нам местные жители в благодарность за то, что мы их освободили. Местное население платит ненавистью. Боевиков ВСУ ненавидят, причиной всех несчастий и безобразий называют именно их, а не «проклятых сепаров», на которых сваливают вину сами «настоящие украинцы».

Постепенно до Василия стала доходить тщетность найти справедливость у Киева. Выплату пенсий даже на оккупированной территории обложили непролазными условиями, а со временем перестали вообще выдавать. На блокпостах царило полное издевательство - все это заставило пожилого мужчину понять, что украинские упыри свои социальные отступные жителям шахтерского края отдавать не будут. Так и пришлось старому шахтеру каждый раз, как в последний, ехать за своими кровными множество раз. А как же, у советского человека вера в государство высока и признать, что там за блокпостом никакого государства и в помине нет всегда сложно.

Мы отмечаем и вспоминаем третью годовщину «Русской Весны» с противоречивыми чувствами
И таких вот отголосков отложенной Русской весны остались тысячи... К сожалению, дальнейшая судьба простых русских в городах, оккупированных бандеровской Украиной, уже определена – их просто не должно быть. Не должно быть тех, кто отказывается забыть свою настоящую родину, свою историю, свой язык. Для более молодых - тотальная украинизация и историческая ложь украинства. Все они должны забыть, кто такие, став селюками самых глухих уголков Галичины, откуда и пошло понятие «исключительных украинцев».

И вот это самое страшное в нынешних событиях. Страшней войны и обстрелов. Более четверти века Россия молчала на подобные «парады самостийных нацизмов», далее молчать некуда, из режимов воров они превращаются в зомби-страны с одной целью – убить русских. Время показывает, что диагноз этого зомбирования заразителен: в России набирают обороты «подпольные бандеровцы», так называемые сочувствующие Украине и даже разделяющие свидомые идеи. То есть из проблемы внешней, при игноре кровавого геноцида жителей Донбасса «настоящей Украиной», она станет внутренней. А это уже беда - бежать спасаться русским со СВОЕЙ земли некуда... да и незачем. Пора бы понять, что это наши люди и наша общая беда.


Анна Шершнёва  
Материал распечатан с информационно-аналитического портала "Евразия" http://evrazia.org
URL материала: http://evrazia.org/article/2901