ЕВРАЗИЯ
Александр Ходаковский: Я противник существования независимой Донецкой Республики
«Слива Донбасса не будет однозначно. При всем своем осторожном и объективном отношении к происходящему я четко и осознанно понимаю: слива не будет! Другое дело, что мы не хотим присоединяться к России в составе 1/3 бывших Луганской и Донецкой областей. Мы   28 ноября 2016, 09:00
 
Основатель бригады «Восток» о праймариз и «сливе Донбасса»
Продолжение интервью с лидером общественного движения «Патриотические силы Донбасса», основателем и командиром бригады «Восток», бывшим министром госбезопасности и секретарём Совета безопасности Донецкой Народной Республики Александром Сергеевичем Ходаковским. Разговор о текущей военно-политической ситуации в ДНР и на временно оккупированных киевской хунтой территориях бывшей Украины и перспективах разрешения конфликта. (Начало беседы – здесь: «Александр Ходаковский: Нельзя спекулировать на памяти наших погибших товарищей»)

«Мы сами создавали такую систему - прообраз военной диктатуры, так как находились и продолжаем находиться в военной обстановке, но в конце концов от неё надо отходить»
- 2 октября 2016 года в Донецке состоялось предварительное голосование, т.н. праймериз. Что значило это мероприятие, и целесообразно ли было его проведение в сложившейся ситуации?

- Я считаю, что праймериз – некое заигрывание перед европейцами. Это чисто политическое, не вредное и не полезное мероприятие при условии небольших денежных затрат на его проведение. Провели – так провели. Но дело в том, что люди же воспринимают это серьезно. Когда за теперь уже бывшего мэра Донецка Игоря Мартынова проголосовали 86% из числа пришедших на избирательные участки, а через две недели после выборов его берут и снимают с должности, проигнорировав результаты этих праймериз и его собственное желание, это начинает попахивать какой-то профанацией. Своим решением об отстранении Мартынова власти сами свели к нулю стоимость и ценность предварительного голосования. Его назначили заместителем главы городской администрации – это такая клерковская бюрократическая должность, на которой тебя забудут и сотрут. Тем более, Мартынов, как функционер довольно эффективный. Конечно, с нами он на площади не выходил, войной не занимался. В то же время порядок в Донецке он поддерживал: розы сажаются, улицы метутся, коммунальные службы работают… Ничего другого, собственно, от него не требовалось. При прообразе военной диктатуры, которую у нас представляет власть, он не мог восприниматься как политик. А вот как управленец, хозяйственник он всех устраивал.

- А что дальше? Ведь декларировалось же, что праймериз – это предварительное голосование, вслед за которым должны состояться местные выборы. Будут ли они, в конечном итоге, проведены? Недавно лидеры ДНР и ЛНР аннулировали свои прежние указы о проведении голосования 6 ноября 2016 года, сделав громкие заявления, что выборы уж точно состоятся в следующем 2017 году. Но ровно такие же слова мы слышали от них в прошлом 2015 году. Так чего они ждут? Того, что где-то на горе рак свистнет, и в Киеве все-таки соизволят изменить конституцию, по которой ДНР и ЛНР будет положен некий «особый статус»?

- Я так понимаю, что праймериз – способ некой стимуляции Киева…

- Так, в Киеве же однозначно заявили, что мы эти ваши праймериз никогда не признаем…

- Да, но мы же видим, что те или иные заявления, особенно по части проведения выборов, происходят на фоне амплитуд, колебаний отношений между нами, Украиной, Россией, Европой. Как только кривая ползет в сторону некоего потепления наших отношений с Киевом, в Минске договариваются об установлении очередных «режимов перемирия», а в Верховной Раде выносятся на рассмотрение некие проекты о предоставлении Донбассу «особого статуса», соответственно, мы со своей стороны заявляем о готовности проводить выборы, назначаем даты их проведения. Как только кривая ползет в другую сторону, сразу риторика меняется. Я полагаю, что в ближайшей перспективе мы вопрос о выборах даже не будем поднимать. Это абсолютно бессмысленно и голословно. Мы видим, как накаляется политическая обстановка вокруг Донбасса. Вместе с тем наблюдается острая зависимость от европейских и американских тенденций. Так, в преддверии выборов в США и странах Евросоюза [беседа происходила 19 октября 2016 года – прим.ред.] некоторые процессы подвисают. Полагаю, что если следующие лидеры США, Германии, Франции станут придерживаться линии своих предшественников, то вакханалия продолжится. Американцы будут продолжать свою игру и вносить путаницу в выстраивание какой-то более-менее прогнозируемой линии отношений с Украиной. Европейцы-то пытаются локализовать этот конфликт, от которого они получили очень много неприятностей. Американцы же спокойно ворошат угли через свое посольство, своих представителей, ЦРУ, филиалом которого де-факто является СБУ. Если все останется как прежде, значит, мы будем иметь долговременный конфликт без каких-либо перспектив стабилизации ситуации. А под стабилизацией мы подразумеваем в первую очередь устойчивое перемирие, устойчивое прекращение огня, потому что страдает мирное население. Это основной болезненный вопрос.

- Какие, на Ваш взгляд, перспективы завершения военного конфликта? Возможен ли пресловутый слив Донбасса, которым уже два года упорно пугают отдельные политические силы в России?

- Слива Донбасса не будет однозначно. При всем своем осторожном и объективном отношении к происходящему я четко и осознанно понимаю: слива не будет! Другое дело, что мы не хотим присоединяться к России в составе 1/3 бывших Луганской и Донецкой областей. Мы считаем, что скрытые тенденции, которые происходят на Украине, позволяют рассчитывать на то, что, по крайней мере, её левобережная часть через какое-то время очень сильно напряжется. Политика, которую реализуют там под американскую диктовку, не способствует стабилизации ситуации. Здесь есть своя синусоида, своя амплитуда, но общая демонстрирует рост недовольства киевской властью как таковой, её социальной и идеологической политикой. И, несмотря на мощную пропаганду, с помощью которой промываются мозги населению, нормальные здоровые ростки пробиваются. У людей возникает недоверие к той пропагандистской доктрине, которую реализуют киевские власти. Это уже пресытило людей. Так, например, где-то сняли с постамента самолет-памятник с красной звездой, перекрасили его, нарисовали трезуб и поставили на место. Человек пройдет мимо, пальцем у виска покрутит, но в то же время где-то на подсознательном уровне у него отложится: «Что же вы творите, сволочи?» Под этими красными звездами люди погибали, отстаивая нашу свободу и независимость. Почти в каждой семье есть траурная фотография «Бессмертного полка». Это все происходит не просто так и будет иметь серьезные последствия.

Я думаю, что сейчас не стоит торопиться с принятием каких-либо резких решений в отношении Донбасса. Ситуация должна выдержаться и получить свое развитие. У нас есть безусловные серьёзные проблемы, но на нашей маленькой территории навести порядок и показать более привлекательную сторону гораздо легче, чем на Украине. Мы у себя наведем порядок в любом случае, научимся правильно подходить к управлению этой территорией, и у нас за короткий срок наступят серьезные преобразования. На Украине нет ни таких перспектив, ни возможности, ни потенциала. При всей совокупной помощи от Европы и США Украина не имеет шансов, чтобы состояться и развиться как самостоятельное независимое государство. Во-первых, оно уже сателлит, подстилка. Порошенко дыхнуть не может без разрешения своих американских хозяев. Во-вторых, Украина никогда не могла сформировать систему действенного контроля и управления на своей территории. Даже такой авторитарный самодур как Янукович, имея безграничную власть, не сумел удержать Украину под своим контролем. Не удержат и эти товарищи, какие бы репрессивные меры и пропагандистскую политику они не проводили. Поэтому, здесь вопрос о нашем вхождении в Россию открыт и актуален, но я бы предпочел в таком усеченном территориальном формате с этим не торопиться. Вектор в сторону России должен быть постоянно. Я противник существования независимой Донецкой Народной Республики, кроме как на временном этапе, потому что, учитывая менталитет нашей элиты, это автоматически превратится в удельное княжество или личную вотчину с очень извращенными внутренними порядками. А это абсолютно недопустимо!

- Вам не кажется, что в ситуации с Украиной время как раз работает против нас? Там идет тотальная промывка мозгов населению. Я даже это могу судить по некоторым своим родственникам и знакомым, проживающим ни где-нибудь, а в русском городе Харькове, в получасе езды от границы с Россией. За три года это стали совершенно другие люди. И их подсознание уже не улавливает какие-то очевидные и недопустимые для нас вещи: снесли памятник советским воинам или на самолете закрасили красную звездочку, нарисовав трезуб или свастику. Для них это в порядке вещей. Любое общение с ними даже на бытовые темы заканчивается тем, что «Ваш Путин такой-сякой, Россия на нас напала… В Донецке российские войска, а вы все - бандиты и террористы, сами себя обстреливаете». Таких людей на бывшей Украине сейчас, к сожалению, немало. И, несмотря на ухудшающуюся с каждым днем экономическую обстановку, высокие коммунальные тарифы, мозги у них пока не вправляются.

- Во-первых, к сожалению, трудно с Вами не согласиться. Во-вторых, это разные области, разные сферы. Экономическое направление, прожиточный минимум – это всегда связано с другими аспектами. Всегда можно рассказать про коррумпированность власти, разворовывание денег и неэффективную работу экономики, но при этом во всем этом обвинить Россию. Они простую истину могут извратить с точностью до наоборот. Но тут есть ещё один такой момент. Это же все-таки обывательская масса, которой очень легко манипулировать. Им показали картинку того, что происходит в Донбассе с конкретным подтекстом: «Вот мол, к чему привела социальная активность, поэтому, молчите, сидите тихонько, не дергайтесь и все нормально – будете живы-здоровы. Кусок хлеба есть за что купить, значит выживите как-нибудь. Дети получают образование, медицина худо-бедно работает, ну и нечего вам дергаться». А для того чтобы себя успокоить, люди принимают пропаганду как часть своего нового мировоззрения. Никуда от этого не денешься. Но все равно не может не наступить пресыщение всем этим. Хотя… Зрелое поколение уже отходит от какой-либо активности, молодежь воспитывается по другим канонам и, конечно, здесь приходится соглашаться с тем, что промывка мозгов в целом меняет настроения украинцев к России. Вот парадокс: люди говорят на русском языке, являются носителями русской ментальности, и в то же время они адресуют России проклятия, списывают на нее все свои беды и рассказывают, какая Россия, дескать, агрессор.

- Их же как раз и пытаются лишить русской ментальности, подменяя ее суррогатом украинства. Эта работа ведется уже на протяжении 25 лет.

- Работа-то ведется, но пока язык как последний оплот еще не сдался, она будет не очень эффективной. Им нужно сначала заставить говорить людей не на русском языке. Пока большинство украинцев использует русский язык, Украина никогда не станет для России чужим государством, и ментальность большинства украинцев все равно будет содержать в себе серьезную львиную долю русскости как таковой. Вот с этим они пытаются бороться. И плюс, конечно, немаловажный фактор - это Украинская Православная Церковь Московского патриархата. Я в Крыму подвозил совершавшего паломничество монаха. Сам он с Западной Украины, которая, казалось бы, является очагом всей этой бесовщины. Но этот человек рассуждал так, как рассуждаем мы с Вами. Та же Почаевская лавра на западе Украины является центром притяжения для огромного количества людей. А люди, которые продолжают приходить в лавру и храмы Московского патриархата, однозначно не носят в себе что-то враждебное России. По определению не могут носить. Конечно, утверждение, что сознание людей меняется, верное. Но мы не можем отслеживать это в таком формате, чтобы это напоминало объективный научный эксперимент. Мы, как правило, соприкасаемся с какими-то отдельными представителями, на основании позиций и мнения которых делаем свои выводы, и у нас складывается впечатление, что это все повсеместно таким образом. А Вы поговорите с людьми из Херсона, Николаева, с не урбанизированным населением Одессы, других городов – там совсем другие настроения…

Серьезная проблема состоит в том, что мы в рамках пилотного проекта ДНР-ЛНР не сумели пока продемонстрировать жителям Украины, что разрыв с киевской хунтой однозначно пошёл на пользу. У нас получился, как выразился один наш местный историк, «маленький уродливый карлик» того, что было раньше. Мы долгое время пытались замалчивать наши проблемы в силу корпоративной этики, стараясь не навредить. Но бесконечно это продолжаться не могло. Тем более, во-первых, с Украиной существуют сотни тысяч ниточек взаимосвязей, через которые туда утекает действительно объективная информация. Во-вторых, сами жители ДНР уже просто не выдерживают. На блогерском уровне люди пишут правду о положении дел в Республике. В-третьих, даже я начал говорить в открытую о коррупции здесь внутри только после того, как о ней заявил сам Александр Захарченко. До этого мы молчали, сцепив зубы наблюдали за происходящим, но при этом не пытались выносить сор из избы. Однако когда о коррупции заговорил сам лидер ДНР, дальше об этом нам молчать было уже нельзя. При этом Захарченко, пытаясь таким образом позаигрывать с народом, попал в лужу. Ведь получается так, что он располагает безграничной властью и является, по сути, военным диктатором, формирует всю вертикаль власти и при этом сам же критикует свою власть, называя ее коррумпированной и оторванной от народа.

Мы должны здесь сформировать нормальные здоровые отношения и показать пример всей бывшей Украине. Перспективы к этому у нас есть. Достаточно переформатировать подходы к управлению этой территорией, уйти от ряда имеющихся серьезных заболеваний, и у нас в Республике не только все наладится, но и поползет вперед. Даже несмотря на те трудности, которые мы испытываем. Хороший пример в этом отношении продемонстрировала Куба. А у Украины, повторюсь, перспективы нет. И даже если сегодня обыватель перенимает те пропагандистские догмы, которые ему навязывают. Тем паче, что, во-первых, это не все и далеко не вся Украина. Во-вторых, все процессы имеют обратимый характер. И это тоже обратимо.

- Вы планируете в ближайшей перспективе заниматься серьезной политической деятельностью в ДНР?

- Мы ей итак уже занимаемся как только можно. То, что я делаю и говорю сейчас – это уже политика.

«Праймериз – некое заигрывание перед европейцами. Это чисто политическое, не вредное и не полезное мероприятие»
- Я имею в виду участие в выборах, если таковые будут проводиться.

- Если все это будет происходить в рамках официально складывающихся обстоятельств, необходима будет свежая кровь для того, чтобы что-то переформатировать, то мы в стороне, разумеется, не останемся. Если кто-то нам станет оказывать препятствия, мы будем требовать и добиваться возможности участия в политических процессах. Я же ведь не один. За мной стоит группа людей, имеющих определенные настроения и соображения, которые всех нас охватили в 2014 году. Настроения, связанные с потребностью в преобразованиях, в оздоровлении всего того, что вокруг нас. Мы хотим жить в нормальном обществе и стремимся довершить начатое дело. Вокруг меня очень много людей, которых я считаю цветом нашего донецкого общества, потому что они носят в себе чистые и искренние намерения. Эти люди далеки от каких-либо коррупционных или накопительских устремлений, и к власти стремятся не для того, чтобы обогатиться, войти в состав элиты, а с целью изменить ситуацию в лучшую сторону, чтобы затем уйти с ощущением выполненного долга. Поэтому, конечно, мы будем во всем участвовать. Сейчас пока в этом нет объективной необходимости: ни в праймериз, ни даже в выборах в местные органы власти, если таковые состоятся. На фоне той системы власти, которая сложилась, это абсолютно бессмысленно, так как любой руководитель, начальник любого уровня в Донецке – всего лишь винтик в системе, который не имеет никаких возможностей на что-то влиять и что-либо преобразовывать. Мы сами создавали такую систему - прообраз военной диктатуры, так как находились и продолжаем находиться в военной обстановке, но в конце концов от нее надо отходить. Это временная мера, временное состояние, сообразно той обстановке, в которой мы находимся. И не более того.


Беседовал Дмитрий Павленко  
Материал распечатан с информационно-аналитического портала "Евразия" http://evrazia.org
URL материала: http://evrazia.org/article/2885