ЕВРАЗИЯ
Воины с Поросья: верой и правдой Русскому миру
Черные клобуки пришли на Русскую землю и, на деле доказав ей свою преданность, были приняты как равные. Потомки их, помня добро, когда-то оказанное им славянами, неуклонно следовали традиции, заложенной предками   21 декабря 2015, 09:00
 
Пройдя через этапы многогранного этнического генезиса, казаки явились воинской кастой, на которую русское государство во все времена могло уверенно опереться

На Евразийском континенте существует много «волшебных мест». Но есть одно особое - причерноморские и прикаспийские степи - Родина множества этносов Великого Переселения Народов. Стоило только одному племени обжиться и осесть здесь, решив, что нашли свою землю обетованную, как к ним врывались более агрессивные молодые племена и вытесняли их прочь с обжитой земли. Гунны вытолкнули готов - и те пошли на Рим. Печенеги выбили мадьяр - потомков некогда грозных гуннов, - и те двинулись в Центральную Европу, где создали свое королевство. Самих печенегов подвинули торки, а тех, в свою очередь, нахлынувшие из азиатских степей бесчисленные половцы.

Но однажды очередным беглецам идти стало некуда. Ни русские князья, ни западные бароны не захотели пропускать очередных кочевников через свои земли. Попав в непосредственное соседство с молодой, агрессивной Киевской Русью обескровленные бесконечной войной, разрозненные племена заняли положение, известное в истории под термином «федераты». По словам Василия Татищева, каждый князь видел их пребывание там «за полезнейшее, бо в Черных клобуках много было мужей искусных и храбрых, понеже непрестанно себя обороняя или исча прибытка, в войне пребывали».

Черные клобуки становятся пограничниками раннего русского Средневековья, несущими службу за княжеское жалованье. Сыновья русских князей все чаще проходят боевые крещения, возглавляя именно их отряды.

В 964 году Святослав отправился громить булгар и хазар, и в его войске уже шли конные полки степняков. С тех пор отряды степняков стали неотъемлемой частью воинства русских князей и участвовали практически во всех их вооружённых предприятиях. В 1146 году дружественные Руси представители племен торков, берендеев и ковуев объединились в воинский союз. На Руси их стали называть «Черными клобуками» - из-за конусообразных войлочных шапок черного цвета, которые носили степняки. Место, где они обитали, стало называться Поросьем - буквально, «по границе с Русью».

До 50 тысяч этих воинов всегда были в распоряжении киевских князей. Они не пахали и не сеяли, мужчины несли сторожевую службу на границе, женщины занимались домом и детьми. Чаще всего им приходилось вести войны с бывшими соплеменниками - остатками торков и печенегов, разбитых в 1037 году Ярославом Мудрым. Служили верой и правдой. Со временем начали креститься в православие, и очень скоро стали частью Русского мира. Это привело к тому, что их военные вожди совместно с киевскими боярами стали принимать решение о призвании в Киев того или иного князя. «Хочет тебя вся Русская земля и все Чёрные клобуки», - так звучала традиционная формула призвания на киевский престол.

Черные клобуки становятся пограничниками раннего русского Средневековья, несущими службу за княжеское жалованье. Сыновья русских князей все чаще проходят боевые крещения, возглавляя именно их отряды. Значение их в политической жизни древней Руси было подобно тому, какое позднее выпало на долю их потомкам - казакам, в Литве и в России. С крупными и малыми владетелями на Руси черные клобуки заключали договоры в своих собственных интересах и без всякого принуждения с их стороны.

Один из многочисленных примеров подобного соглашения приводит Ипатьевская летопись под годом 1159: племенные вожди берендеев и торков послали к Мстиславу Удалому предложение «Аще ны хощеши любити, яко же ны есть любил отец твои и по городу ны даси по девшему, то мы на тон отступим от Изяслава: Мстислав рад был речи той... и яся им по всю волю их». Они жили в отданных им на кормление городах, между русами, но основали и несколько своих - Саков, Берендичев, Берендеево, Ижеславль, Урнаев. Столицей Поросья был город Торческ.

История сохранила имена многих черноклобуцких вождей наряду с туранскими: Моначкж, Сатмаз, Каракозь, Мнюз, Карас, Кокей. В летописях обнаруживаются и имена со звучанием алан-скандинавским: Чекоман, Тошман, Кулдьяр, Кондувдый, Тудор. Про Кондувдыя летописец говорит, что он «бе мужь дерз и надобен в Руси». Вместе с Кулдьяром он участвовал в походе Игоря Святославича на половцев в 1185 году, ставших главным врагом русских и черных клобуков на долгое время. Однажды одно из подразделений, состоявшее на службе у Юрия Долгорукого, в ходе набега увело в полон множество половцев. В ответ половцы пришли к Киеву и просили Юрия, чтобы он приказал вернуть пленных. Женатый на дочери половецкого хана, Долгорукий развел руками, ибо черные клобуки сказали: «Мы умираем за Русскую землю с твоим сыном и головы свои складываем за твою честь».

Когда нужно было поразить врагов неожиданностью, застать их врасплох, тогда черные клобуки были незаменимы. Так, в 1187 году Святослав и Рюрик послали черных клобуков на половецкие вежи за Днепр под начальством Романа Нездиловича, и экспедиция удалась, так как черные клобуки заранее проведали, что половцы ушли на Дунай. Никто лучше их не мог разведывать о положении врага, никто ловчее не умел пробраться в неприятельский стан.

Пятью годами ранее своего неудачного похода Игорь, «има с собою половце, Коньцака и Кобяка», пытался выгнать из Киева Рюрика Ростиславича. Против Игоря и его половецкой родни (юная Кончаковна уже тогда была просватана за Владимира Игоревича) Рюрик вывел в бой чёрных клобуков. Столкнулись две половецкие орды, ведомые в междоусобной войне русскими князьями. Степняки в окованных медью лубяных наголовьях и плоских ближневосточных шлемах, которые на Руси звали «мисюрками» (от арабского «Миср», т. е. «Египет»), в лёгких кольчугах, с дальнобойными составными луками, покрыли холмы у Киева. Навстречу им безмолвно выдвигалась построенная сотнями чёрноклобуцкая конница. На головах лошадей поблескивали стальные налобники, всадники были «в брони, яко в леду», боевые хоругви кренились над строем, змеились по ветру тройные узкие языки. Своих степных сородичей чёрные клобуки знали вдоль и поперёк, не раз бивали их малым числом да большим умением. Так вышло и на этот раз. Игорь едва успел впихнуть в ладью свата своего Кончака и уплыть с места проигранной битвы к себе на Черниговщину...

Так, постепенно складывалась славяно-тюркская интеграция на территории земель, которые с XVIII века стали называть Новороссией. В XIII веке Русское государство изначально в ходе междоусобной войны русских князей, а впоследствии глобальной войны между Западом и Востоком, будет поделено между Литвой, Польшей, Молдавией, Венгрией и Золотой Ордой, а в дальнейшем и Османской Империей. Лишь спустя пять долгих веков земли Поросья будут возвращены русскими царями в родное лоно. Этому будет предшествовать целый ряд кровопролитных русско-турецких войн, но наши рати сделают все возможное, что бы эта земля с новым именем - Новороссия - вновь стала частью русского мира.

Черные клобуки и многие другие представители тюркского этноса прочно вошли в систему русских княжеств как постоянный фактор. Чем дальше шло время, тем прочнее становилось переплетение государственных интересов. Вот почему русские князья уже по зову других степных союзников - половцев - выступили на реке Калке, хотя могли этого и не делать. Половецкими воинами в этой битве руководили Котян-хан и Юрий Кончакович - сын того самого Кончака из «Слова». Там же и сложил голову.

Персидский историк Рашид-ад-дин пишет: «Царевичи Бату с братьями, Кадан, Бури и Бучек направились походом в страну русских и народа чёрных шапок и в 9 дней взяли большой город русских, которому имя Манкерман (Киев)».

Согласно археологическим данным, в период времени, когда Русь стала частью Великой Монгольской Империи, часть чёрных клобуков была переселена в Поволжье и Молдавию и включена в военно-аристократическую структуру улуса Джучи. Однако полуоседлая и оседлая часть их осталась в Поросье, и со временем была ассимилирована местным славянским населением. На стенах Георгиевского собора в Юрьеве-Польском рядом с ликами святителей и архангелов можно увидеть их изображения в высоких остроконечных шапках, с кольцами в ушах, подкрученными усами и бритыми подбородками.

Черными клобуками их прозвал народ, но так же их называли и летописцы. С развитием же русской научной мысли составители летописных сводов не удовлетворились таким примитивным прозвищем и обратили внимание, что эти народы как выходцы из страны Черкасии должны называться общим именем черкасов. Поэтому в Московском летописном своде XV века под годом 1152 поясняется: «Все Черные Клобуки еже зовутся Черкасы». Несколько позднее такое же пояснение помещено и в Воскресенской летописи. На основании всех этих летописных данных русский историограф Николай Карамзин и делает вывод, что имя казаков древнее «Европейского похода» Батыя (1237 год) и принадлежало торкам и берендеям, которые у русских назывались черкасами, т. е. так же, как и казаки в официальных актах.

С XIII века прозвище Чёрные клобуки вообще исчезает из летописей, в хрониках и актах появляются их имена - черкасы и казаки. Некогда враги, иноземцы, они стали неотъемлемой частью русского народа, чтобы через два с половиной столетия, приумножившись числом, стать новым неподражаемым русским субэтносом и получить новое имя «казак». К тому времени Улус Джучи распадется на несколько враждующих орд, и начнется великая смута. Больше чем на полтора века казаки окажутся оторванными от Русского мира.

В XV-XVII столетиях на границы Руси и хлынет поток русских беглецов, вливаясь, десятилетие за десятилетием, в разудалое пограничное братство. Кто бежал от лихого помещика, многие (самые идейные, потому как не предали старую отцовскую веру) в результате Раскола середины XVII века. Русским беглецам, и особенно их потомству, будет у кого научиться воинскому ремеслу! Нескончаемые раздоры среди вчерашних союзников и завоевателей, и пополнение новыми людьми будет на руку казакам, которые с каждым годом станут расширять ареал своего обитания. Большинство водных магистралей Руси - Днепр, Дон, Волга, Урал скоро будут подчинены казакам. Они будут грабить караваны персидских купцов и разорять татарские улусы. И для всех - кому бы ни пришлось с ними столкнуться, они всегда будут русскими.

Потомки тех, кто большую часть жизни проводил на коне, удивительным образом окажутся хранителями варяжской военной традиции. Подобно дружинам руссов в грозных драккарах, казацкие ватаги на чайках и стругах избороздят вдоль и поперек Черное и Каспийское моря. Запорожцы Петра Сагайдачного не раз грабили Стамбул, топили турецкий флот и уходили восвояси, освобождая из неволи тысячи рабов. А уж сколько раз эта участь постигла Кафу, Трабзон и Синоп - не сосчитать. Донцы на Каспии беспощадно громили персов. В бою у Свиного острова флотилия Стеньки Разина пустила ко дну весь флот персидского шаха Сулеймана. Персы превосходили казаков по численности втрое - а погибли все до единого. В этом бою попала в казацкий плен «та самая» персидская княжа - дочь наместника Астрабада. Экспедиция Ермака Тимофеевича в восемьсот человек разметала по всей тайге десятитысячную армию хана Кучума, положив начало ликвидации Сибирского ханства и покорению Сибири.

Черные клобуки пришли на Русскую землю и, на деле доказав ей свою преданность, были приняты как равные. Потомки их, помня добро, когда-то оказанное им славянами, неуклонно следовали традиции, заложенной предками - принимая в свои воинства представителей огромного количества всевозможных этносов и субэтносов. Сколько было казаков из татар - крымских, литовских, ногайских, касимовских, мещерских, сибирских, тептярей и нагайбаков, ставропольских и астраханских калмыков, эвенков, коряков, бурят, юкагир, башкир, туркмен, представителей северо-кавказких горских народов. Исходят все реки, озера, моря и океаны - сядут на коней казаки. Взыграет в казаках степняцкая кровь - станут такой страшной силой, что вытопчут конями полмира, добывая для России славу и величие. Непобедимые рати Наполеона Бонапарта, Вильгельма II Прусского и Адольфа Гитлера буду трепетать при одном упоминании о казаках, и матери в разных концах земли будут пугать ими своих непослушных чад.

Многие века верной службы Русскому Отечеству породят огромное количество таких славных казачьих имен как гетман Богдан Хмельницкий - он вернул земли Войска Запорожского в состав России; землепроходец Семён Дежнев, открывший Берингов пролив за восемьдесят лет до Витуса Беринга; донской атаман Матвей Платов - больше полувека посвятивший защите Отечества, успев принять участие во всех войнах Российской империи конца XVIII - начала XIX века; писатель Михаил Шолохов, создавший неповторимые шедевры русской литературы, став одним из пяти русских писателей, получивших нобелевскую премию. Это генерал Бакланов и атаман Безкровный, командарм Миронов и казак Недорубов.

Донцы, кубанцы, терцы, запорожцы, семиреченцы - сегодня они защищают мирное населения Донбасса от карательных батальонов фашистского украинского правительства, сдерживая новое шествие объединенной Европы на Восток.

Казачьи военачальники - войсковые и наказные атаманы, и просто полковые командиры, есаулы, сотники - и герои из рядовых бойцов составляли гордость русского оружия во всех войнах, которые довелось вести Великому княжеству Московскому, Русскому царству, Российской империи. С кем только не велись эти войны - с Оттоманской Портой и Францией, Швецией и Речью Посполитой, Пруссией и Персией, Англией и Сардинией, Японией и Германией, Австро-Венгрией и имаматом Шамиля, Хивинским ханством и Бухарским эмиратом… Всё это не считая военных походов - Каспийского и Персидского, Итальянского и Швейцарского, Венгерского и Китайского, Кокандского и Кульджинского, Текинского… Казачья слава блистала на поле Бородина и на берегах реки Чернишня, в сражениях при Кунерсдорфе и Малоярославце, под Измаилом и Карсом, Прагой и Очаковом, Азовом и Малоярославцем, Лейпцигом и Парижем, на полях Маньчжурии и в горах Кавказа. Под русским знаменем и с Божьей помощью казаки будут первыми на Чукотке и Сахалине, на Енисее и Лене, на Аляске и в Абиссинии. В последнюю нашу Великую войну казаки выкупали своих коней в Рейне. Шагали потом казачки в победном марше по Красной площади. Вождь с трибуны по-отцовски подмигивал. Любили Вождя казаки, ой как любили. Потому что спас их от лютой гибели, весь русский мир спас…

В феврале семнадцатого года погибла Российская империя. Случилась великая смута - пошел брат на брата, отец на сына, и восстали дети на родителей своих. Стонала Русская земля - с каким упоением её чада истребляли друг друга. «Русские рубят русских». Много казаков было с обеих сторон. Много казаков не вернулось с полей сражений. Приняли казаки новую власть, да что толку - в лексиконе новой власти всплыло страшное для них слово, доставшееся в наследство от России Романовых - «расказачивание». Сколько казачьих войск вывели под корень русские императоры. Казаки выселялись, лишались привилегий, переводились в разряд крестьян, обезземеливались, сокращалось количество их в армии. К 1875 году в Русской армии насчитывалось всего около 20 казачьих полков.

Поистине многовековую трагедию прекратила русско-турецкая война 1877-1878 годов, в которой Россия, недооценив силы противника, столкнулась с турецкой армией, прекрасно обученной, вооруженной крупповскими пушками, новыми английскими винтовками и прекрасной кавалерией, сформированной из черкесов и чеченцев, вооруженных новейшими магазинными «винчестерами». В значительной мере ситуацию спасло казачество, которое выполнило роль полноценного войскового резерва и смогло выставить 125 тысяч воинов. При этом, составляя лишь 2,2 % населения страны, казачество дало 7,4 % личного состава всех вооруженных сил.

В ходе Гражданской войны воровская шайка Троцкого руками «часовых и сапожных дел мастеров» едва не извела под корень русский народ. В одном только 1919 году на Дону и Кубани было уничтожено свыше миллиона казачьих душ. Справедливости ради нужно отметить, что белогвардейский режим атамана Краснова не отставал от большевиков. Белый террор был не менее кровожаден, чем красный. Но белые пароходы отбыли в Константинополь, а казаков продолжали «давить» как сословие. Враги народа проводили диверсии, в ходе которых казачьи станицы и хутора вымирали от голода, выживших казаков выселяли с родных земель, а тех, кто подходил под определение «кулак», расстреливали. Тужили казаки, тужил весь русский народ.

Но, видать, услыхал Господь молитвы русского народа - послал заступника. Явился он Архангелом Михаилом во главе воинства Божия, поразил, подобно Георгию Победоносцу, змея копьем, и открыл аки Архангел Гавриил русским людям тайное знание Бога. Репрессии против казачества были свернуты, с казаков были сняты все ограничения по службе, в Красной Армии началось формирование казачьих частей. Как вжало в спинки сидений троцкистских недобитков, когда в 1935 году на празднование годовщины ОГПУ в Большом театре Иосиф Виссарионович Сталин явился в окружении конвоя из казацкой старшины в вызывающей форме царского образца, с золотыми и серебряными аксельбантами. Лица старых большевиков и политкаторжан перекосило, сердца тревожно забились, по спинам потекли ручьи пота. В честь казаков, московский танцевальный ансамбль исполнил казачью пляску. Сталин весело аплодировал. Взгляды присутствующих чаще устремлялись в сторону воскрешённых атаманов, чем на сцену. Бывший начальник ОГПУ, отбывавший когда-то каторгу, демонстрировал всем шрам, оставшийся от удара казацкой шашкой.

Иосиф Виссарионович прекрасно понимал, что все эти казачьи войска на протяжении долгих веков разбросанные по границам государства и защищающие его, живущие среди представителей других языков, религий, культуры, являлись своеобразным буфером, фильтром, между новыми гражданами Империи и Россией уже существующей. Оказываясь каждый раз в тяжелейших условиях чужбины, казаки сохраняли собственную культуру, вбирая всё самое лучшее из местной, являясь, по сути, лицом русского мира, его первыми глашатаями на новых освоенных территориях. Пол-Европы пройдут потом казаки за Родину, за Сталина. «Едут-едут по Берлину наши казаки».

Но шло время, конь стальной победил коня живого. В августе девяносто первого был убит Союз Советских Социалистических Республик. Большинство братских республик погрязло в хаосе новой смуты. И вновь везде, где враг скалил зубы, казаки оказывались на острие копья - будь то Приднестровье или Югославия, Чечня или Сирия. Мало кто знает, но на стороне режима Башара Асада воюют добровольные казачьи подразделения. Вот и сегодня, во времена новой смуты, когда на Украине идет братоубийственная война, казаки вновь в самом пекле войны, стоят на защите русского мира и его мирян. Казачьи отряды с первых дней принимали участие в обороне Крыма и много посодействовали его возращению в родное лоно.

Донцы, кубанцы, терцы, запорожцы, семиреченцы - сегодня они защищают мирное населения Донбасса от карательных батальонов фашистского украинского правительства, сдерживая новое шествие объединенной Европы на Восток. Их имена уже вписаны в тысячелетнюю историю нашего Отечества, полную воинской славы и славных побед. В папахах и камуфляже, в моднейших очках и георгиевских крестах, с «калашниковыми» наперевес, стоят эти «черные клобуки» на границах нашей Родины, как тысячу лет назад - и столько же простоят, достойные славы великих предков. Каждый раз, доказывая, что прав был Лев Толстой, говоря: «Вся история России сделана казаками». И согласитесь - было бы не плохо в следующий раз, выкупать казачьих лошадок в какой-нибудь Миссисипи.


Богдан Самоенко, Николай Преображенцев  
Материал распечатан с информационно-аналитического портала "Евразия" http://evrazia.org
URL материала: http://evrazia.org/article/2792