ЕВРАЗИЯ http://evrazia.org/article/2240
Жонглирование цифрами: как из голодомора сделать геноцид
Документов, т. е. прямых доказательств, что голод 1932-1933 годов был организован именно с целью геноцида украинской нации, не существует   13 марта 2013, 09:00
 
Как и многие другие идеи «оранжевых», «доказательство» геноцида украинского народа посредством голодомора пришло из Вашингтона

Одной из центральных тем не только гуманитарной, но и всей внутренней и даже внешней политики во время президентского срока Виктора Ющенко было продвижение идеи о голодоморе 1932-1933 годов как о «геноциде украинской нации». И поныне тема голодомора нет-нет, да всплывает в украинском дискурсе, пускай уже и не на официальном уровне, как в «эпоху Ющенко», поэтому имеет смысл рассмотреть, что же лежит в основе этой самой настоящей пропагандистской кампании.

Где и какими «учеными» были предъявлены хоть какие-нибудь документальные доказательства того, что от голода в 1932-1933 годах умирали только или хотя бы преимущественно украинцы по национальности?

Стоит признать, что словосочетание «голодомор-геноцид» в известной степени закрепилось в массовом сознании украинцев. Причины этого, в общем-то, понятны. Многие люди, не воспринимая маниакальное стремление «оранжевых» и националистов «оголодоморить» чуть ли не все историко-культурное пространство страны, в то же время достаточно резонно рассуждали (и рассуждают) примерно по следующей схеме: голод на Украине, повлекший за собой миллионы погибших людей, был? Был. Он не был следствием какого-то стихийного бедствия и значительного неурожая? Не был. Тогдашняя власть выгребала у крестьян урожай до последнего зернышка? Выгребала. Значит, морили людей голодом сознательно и геноцид (а он в сознании не вдающегося в юридические тонкости большинства наших сограждан как раз и ассоциируется с сознательным и массовым уничтожением людей) был.

Более того. Вспоминая обстоятельства принятия в 2006 году закона «О Голодоморе 1932-1933 гг. в Украине», нужно отметить, что подобной же логикой руководствовалась и часть народных депутатов, голосовавших тогда за этот закон. Этот и поныне действующий закон стал тогда результатом ряда компромиссов, что отразилось на его тексте.

В результате этого компромисса в украинском законодательстве появилось довольно путаное и сбивчивое, исключительно политическое, а не правовое, не имеющее аналогов в международном праве и законодательстве других стран определение геноцида (применительно к голоду 1932-1933 годов). В соответствии с ним, голодомор был признан направленным «на массовое уничтожение части украинского и других народов бывшего СССР» и выражалось сочувствие «другим народам бывшего СССР, понесшим жертвы в результате Голодомора». И одновременно голодомор характеризовался как геноцид украинского народа. Правда, именно народа, а не нации, т. к. по Конституции Украины украинский народ составляют «граждане Украины всех национальностей».

Часть депутатов, включая и меня лично, голосуя за такие, внутренне противоречивые нормы закона о голодоморе, прекрасно понимали эту противоречивость. Но исходили из надежды, что принятие этого закона остановит все-таки попытки спекуляций на тему якобы этнического характера голодомора (и очередного раскалывания общества в связи с этими спекуляциями). Но время показало, что мы ошиблись. И эти спекуляции, наоборот, окончательно приобрели под руководством Ющенко характер целенаправленной государственной политики.

Одно из широко обнародованных заявлений Ющенко на эту тему, например, гласит: «Благодаря труду ученых обнаружены неопровержимые доказательства того, что это был акт геноцида. Коммунистический режим намеревался уничтожить цвет нации и сами корни украинства. Все это делалось с целью сломать нашу волю к свободе и возрождению собственной государственности. Однако все усилия нелюдей потерпели поражение. Боголюбивый украинский народ, несмотря на невиданные потери, выстоял и победил».

Вдумайтесь в формулировки и логику этих высказываний. Каких «ученых»? Какие «неопровержимые доказательства»?

Конвенция ООН «О предупреждении преступления геноцида и наказании за него» от 9 декабря 1948 года (ст. II) четко и однозначно гласит, что под геноцидом понимаются действия, «совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую». Где и какими «учеными» были предъявлены хоть какие-нибудь документальные, а не то, что «неопровержимые» доказательства того, что от голода в 1932-1933 годах умирали только или хотя бы преимущественно украинцы по национальности? Ни одного документа, подтвердившего бы подобные обвинения, несмотря на многолетние старания множества заинтересованных в этом украинских и зарубежных исследователей из числа ученых, журналистов и даже спецслужб, не обнаружено.

Как вынужден был признать ведущий в Украине историк-сторонник концепции «голодомора-геноцида» Станислав Кульчицкий, «у нас есть исчерпывающая документальная база для ответов на вопросы, КАК крестьян уничтожали, но нет документов о том, ПОЧЕМУ их уничтожали». На самом деле, есть и предостаточно документов о том, ПОЧЕМУ начался массовый голод - об этом будет сказано ниже, но, так как они не вписываются в концепцию геноцида, то Кульчицкий и иже с ним предпочитают их попросту не замечать.

Те же документы, которые некоторые, и вовсе малознакомые с исторической наукой «исследователи», обычно пытаются представить как доказательство геноцида украинцев как нации, не дают для подобного вывода ни малейших оснований.

Судите сами. В постановлении ЦИК и СНК СССР от 1932 года «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности» - так называемом «законе о пяти колосках», действительно предусмотрены жесточайшие - вплоть до расстрела, меры за «расхищение колхозной и кооперативной собственности». Но ведь в этом постановлении, которое действовало на всей территории Советского Союза, нет ни слова о какой-либо выборочности при его применении по отношению к украинцам или гражданам любой другой национальности! Где же здесь геноцид украинцев?

Или вот, например, постановление ЦК ВКП (б) и СНК Союза ССР от 14 декабря 1932 года «О хлебозаготовках на Украине, Северном Кавказе и в Западной области», подписанное Вячеславом Молотовым и Иосифом Сталиным. В нем, действительно, шла речь уже конкретно об Украине, но не только - а еще и о ряде других сельхозрайонах СССР. Постановление определяло, как именно надлежит наказать «организаторов саботажа хлебозаготовок» (в том числе и тех, у кого был партбилет) - высылка, арест, заключение в концлагерь на длительный срок, расстрел.

В нем также «предлагалось» ЦК КП (б) У и СНК Украины «обратить серьезное внимание на правильное проведение украинизации, устранить механическое проведение ее, изгнать петлюровские и другие буржуазно-националистические элементы из партийных и советских организаций, тщательно подбирать и воспитывать украинские большевистские кадры, обеспечить систематическое партийное руководство и контроль за проведением украинизации».

Здесь можно говорить и о репрессиях, и о внутрипартийной борьбе с несогласными и даже, с некоторой натяжкой, об ограничении - однако, заметим, не об отмене украинизации и т. д., но где, в каких именно словах этого документа можно найти признаки геноцида украинцев?

И это, повторюсь, одни из наиболее часто упоминаемых в качестве «доказательств геноцида украинцев» документы. Можно, конечно, возразить, что, мол, такие документы уничтожены или до сих пор скрыты в архивах. Но ведь огромный массив - сотни и тысячи некогда секретных документов: от всех постановлений ЦК и стенограмм пленумов ЦК и протоколов политбюро ЦК тех лет и до соответствующих сводок ОГПУ и переписки Сталина с Молотовым (возглавлявшим хлебозаготовительную комиссию с чрезвычайными полномочиями, работавшую тогда в Украине), сейчас известны и обнародованы.

Ни один исследователь темы Голодомора ни разу не заявлял (во всяком случае, публично), что для выводов относительно предмета его исследований ему не хватает каких-либо документов, которые от него кто-то засекретил. Или что он нашел следы каких-нибудь документов на тему голодомора, которые были уничтожены - а те, кто серьезно работает с архивами, прекрасно знает, что при такой степени проработки темы, как по Голодомору, следы недостающих документов как раз обнаруживаются без особого труда (есть журналы входящей-исходящей документации с соответствующей нумерацией и т. д.). Значит, документов хватает - ведь выводы, и при этом зачастую категорические и однозначные, ими делаются и публикуются.

Но, как видим, документов, т. е. прямых доказательств, что голод 1932-1933 годов был организован именно с целью геноцида украинской нации, не существует.

А вот документов, неопровержимо доказывающих, что массовый голод, повлекший за собой массовые же смерти, был не только в Украине, но и практически во всех других сельскохозяйственных районах СССР - на Северном Кавказе (и не только на «украинской» Кубани, но и на Дону), Среднем и Нижнее Поволжье, во всех российских черноземных областях вплоть до Южного Урала, в Казахстане и т. д., существует огромное количество. Причем со многими из этих документов все желающие могут ознакомиться сейчас не только в открытых архивах, а и в Интернете. Кроме того, как и на Украине, есть свидетельства переживших те годы людей и т. д. Но относительно других народов СССР выводы о «геноциде» почему-то не делаются.

И ясно почему. Ведь тогда рушится логика всей схемы, по которой украинцев надо представить в роли жертвы геноцида, а русских (и, очевидно, все другие народы СССР - ведь геноцид-то, по схеме, был только в отношении украинцев), получается, в роли как минимум пособников палачей. Нет, прямо и публично об этом, упаси Боже, не заявляется, но ведь всем понятно, кого именно имеют в виду под эвфемизмом «московский режим» украинские националисты.

Откуда, кстати, вообще возникла сама идея трактовки голодомора как геноцида украинцев? Ответ известен. Как и многие другие идеи «оранжевой» власти - из Вашингтона. Именно там, в 80-х годах прошлого века, в разгар Холодной войны, властями главного противника СССР в этой войне была создана комиссия Конгресса США во главе с Джеймсом Мейсом, которая и представила Конгрессу отчет, где назвала голод 1932-1933 годов на Украине геноцидом.

При этом возглавляемая Мейсом комиссия Конгресса США не имела доступа к советским архивам и работала по большей части с эмигрантами, пережившими коллективизацию и голод, а после Второй мировой войны оказавшимися в Северной Америке. Как признал тот же Кульчицкий, решение Конгресса об определении голода в Украине как геноцида «основывалось не на документах, а на субъективных суждениях свидетелей Голодомора». К этому надо только добавить, что в вышеупомянутом докладе значительная часть свидетельств, на основании которых делается вывод о геноциде, вообще являются анонимными.

Ключ к выяснению причин голодомора лежит практически на поверхности - ведь голод преимущественно и был именно в зерновых районах СССР, независимо от национальной и республиканской принадлежности проживавших там людей.

Справедливости ради, надо отметить, что еще раньше, только в ходе не холодной, а самой что ни на есть «горячей» войны, тему голода 30-х в духе геноцида украинцев русскими активно раскручивал Йозеф Геббельс, но слова «геноцид» он, правда, не употреблял - этот термин тогда еще не использовался.

В отсутствие документальных свидетельств и иных прямых доказательств геноцида украинцев многие сторонники концепции «голодомора-геноцида» приводят в качестве косвенных, но убедительных, на их взгляд, доказательств своей правоты еще ряд аргументов.

Это, в частности, недопущение выезда крестьян из голодающих районов, применявшееся, по их мнению, только в украинских регионах, и большее, (опять-таки, по их мнению), количество погибших от голода украинцев в сравнении со всеми другими пострадавшими народами СССР.

Относительно первого из этих аргументов, приведу, за неимением места, только один документ, опровергающий его. В решении Политбюро по телеграмме Нижне-Волжского крайкома о самовольном выезде крестьян из своей области от 16 февраля 1933 года говорится: «Обязать ОГПУ распространить на Нижнюю Волгу постановление СНК и ЦК ВКП/б/ от 22-го января 1933 года о самовольном выезде крестьян из пределов своей области, задержке их и принудительном возврате на старые места жительства». Нижняя Волга и подавляющее большинство ее крестьян, как известно, никакого отношения к Украине и украинцам не имели. Подобных документов по другим регионам СССР, повторюсь, предостаточно.

Что же касается количества жертв Голодомора - это по-прежнему остается одной из наиболее мифологизированных и идеологизированных тем. И хотя абсолютно точное количество погибших тогда от голода людей установить сейчас невозможно, но данных для достоверного установления порядка цифр потерь достаточно. В соответствии с методикой, использованной Кульчицким, для оценки количества жертв голодомора были взяты, в сравнении, цифры переписи населения 1926 года и рассекреченные данные переписи 1937 года.

В 1926 году население УССР составляло 28 млн. 926 тыс. человек, а в 1937 году - 28 млн. 388 тыс. За 10 лет оно сократилось на 538 тыс. Сопоставив с этими данными среднюю смертность при нормальных условиях - в годы, предшествовавшие голоду, а также уровень рождаемости в те годы, данные миграционного баланса и другие достоверно известные сведения, Кульчицкий вывел прямую цифру потерь в Украине от голода в количестве «3 млн. 238 тыс. человек, а с поправкой на неточность данных о механическом движении населения - от 3-х до 3,5 млн.» И даже непрямые потери с учетом снижения рождаемости в голодные годы «повышались максимум до 5 млн. человек».

По данным Института демографии и социальных исследований Национальной Академии Наук, демографические потери от Голодомора 1932-1933 годов составили 3 млн. 200 тыс. человек. Если же учесть не только прямые, но и косвенные потери, то они, по данным Института, составили 4,6 млн. человек. К подобным же цифрам умерших от голода - от 3 до 3,5 млн. человек, пришли и многие другие, в частности западные исследователи - профессор Мельбурнского университета Стивен Виткрофт и профессор Гарвардского университета, в прошлом московский диссидент из окружения Андрея Сахарова Александр Бабенышев (Сергей Максудов). По всему Советскому Союзу, кстати, прямое количество жертв голода определено теми же исследователями и по той же методике подсчетов в размере от 6 до 7 млн. человек.

Исходные данные и методика подсчета этих цифр доступны сейчас даже в Википедии, не говоря уже о других источниках. И ни один ученый, работавший с документами, их не опровергал. Однако, тем не менее, во всех своих выступлениях, когда речь идет о количестве жертв, «оранжевые» и националисты придерживаются одной цифры - 10 млн. человек.

Собственно, голодная смерть и 10 млн., и 3 млн., и нескольких тысяч человек одинаково ужасна, и на признание или непризнание причины этих смертей геноцидом прямого влияния не оказывает, не в количестве жертв дело. Приведенные выше расчеты - лишь пример сознательного манипулирования цифрами с целью посильнее воздействовать на психику слышащих эту «гонку миллионов жертв» людей.

Теперь же коснемся еще одного, практически повсеместного приводимого в качестве доказательства геноцида украинцев аргумента. Речь идет о сравнительной таблице на основании данных переписей 1926 и 1937 годов, в соответствии с которой процентное соотношение количества украинцев в 1937 году по отношению к 1926 году уменьшилось и составило 84,7% (т. е. уменьшилось на 15%). В то время как число, например, русских и ряда других народов за то же время, наоборот, увеличилось.

Но ведь при этом напрочь отбрасывается тот факт, что, например, казахи в относительных цифрах пострадали еще больше, чем украинцы - их количество составило в 1937 году по отношению к 1926 году лишь 72,1%.

Более того. Если исходить из вышеупомянутой сравнительной таблицы, как доказательства геноцида, то можно договориться и до того, что, скажем, русские, белорусы, евреи и грузины подверглись тогда геноциду, а армяне, азербайджанцы и татары - нет, так как число представителей последних наций за те годы увеличилось, в процентном соотношении, значительно больше, чем у первых.

Следует признать, что используемый критерий (в данном случае сравнительная таблица результатов переписей населения) сам по себе доказательством геноцида рассматриваться никак не может. Это же факт, совершенно очевидный для любого, не утратившего способность рационально мыслить человека!

А как обстоит дело с другими «доказательствами» геноцида украинцев как этнической группы (в качестве геноцида по расовому или религиозному принципу эти события, если не ошибаюсь, пока еще никто не рассматривал), мы уже рассмотрели выше.

Но если массовый голод в Украине и других зерновых районах СССР был, и это не следствие природного бедствия или войны, но в то же время он и не был геноцидом, то в чем же тогда его причины?

Ключ к выяснению его причин лежит практически на поверхности - ведь голод преимущественно и был именно в зерновых районах СССР, независимо от национальной и республиканской принадлежности проживавших там людей. А в тех регионах, где зерновые культуры по климатическим и иным причинам практически не выращивались, массового голода практически не было. Таким образом, даже версия о том, что объектом геноцида были не украинцы, а крестьяне (и украинцы как крестьянский в то время народ пострадал, мол, в итоге больше других), не соответствует фактам. Те же русские крестьяне массово умирали в 1932-1933 годах в зерновых районах Северного Кавказа и Поволжья, других черноземных областях, но крестьяне северных, малоплодородных областей РСФСР пострадали намного меньше.

Но неужели на этом основании кто-либо, находясь в здравом уме, может утверждать, что «коммунистический московский режим», опираясь на русских Нечерноземья и, допустим, тех же армян с азербайджанцами (а ведь любой режим должен опираться на какие-то слои населения, одних спецслужб для этого не хватит), организовал геноцид русских крестьян Поволжья и Дона, а также украинцев и казахов? Это же полный бред! Не говоря уже о том, что, как уже не раз отмечалось, ни «сельские жители», ни любые другие категории людей, кроме как этнически-расовые или религиозные, объектом геноцида быть не могут в принципе.

Множество документов (их известно сотни и тысячи) свидетельствует, что голод в первую очередь стал следствием установления завышенных норм хлебозаготовок и драконовских мер по выполнению их любой ценой. Осуществляемых, естественно, в первую очередь в тех регионах СССР, где этот хлеб выращивался в сколько-нибудь значительных количествах (в вологодских болотах или армянских горах много хлеба не вырастишь - хоть коммунизм объявляй, хоть рынок). В условиях резкой смены способа хозяйствования на селе - перехода к коллективизации, власть - в первую очередь, на уровне Сталина и Политбюро ЦК ВКП(б), но и на местах тоже, не смогла адекватно оценить ситуацию. А с учетом тоталитарных методов решения этих и других вопросов в те годы, эта ошибка переросла в итоге в преступление тогдашней власти и смерть миллионов невинных людей.

Эмоции любого нормального человека в связи с этим преступлением, а тем более, тех, чьи родные пострадали во время голода (лично у меня прадеды и их семьи не только голодали и теряли близких, но еще и подверглись до этого «раскулачиванию»), вполне понятны. Но нам всем необходимо не идти на поводу у манипуляторов и рационально разобраться с этой трагической страницей нашей истории.


Евгений Филиндаш  
Материал распечатан с информационно-аналитического портала "Евразия" http://evrazia.org
URL материала: http://evrazia.org/article/2240