ЕВРАЗИЯ
Дискретность информационного пространства Юга России
Достаточно очевидно, что центральные СМИ транслируют преимущественно модернизационную культуру в целом, а также ценности современной политической культуры   24 сентября 2016, 09:00
 
Утверждение новой политической культуры и правосознания через СМИ ассоциативно связано с их нигилизмом по отношению к традиционной культуре

Деструктивные процессы конца 80-90-х годов ХХ века негативно сказались на всех сферах жизни России, однако, их самыми очевидными результатами, сказывающимися до сих пор, стали ослабление единства народов нашей страны, сеяние зерен ксенофобии и сепаратизма. В те годы некогда единое, идеологизированное информационное пространство страны раскололось и стало дискретным.

Сегментация регионального информационного пространства закреплялась и закрепляется тем, что местные СМИ, в отличие от центральных, преимущественно ориентированы на возрождение традиционной культуры титульных этносов.

Структурировать информационное пространство Юга России можно на различных основаниях, однако, для большей наглядности можно ограничиться и анализом роли двух сегментов информационного пространства региона: центральных СМИ и региональных СМИ как каналов легитимации и воспроизводства различных типов культуры личности, включая, прежде всего, политическую.

Достаточно очевидно, что центральные СМИ транслируют преимущественно модернизационную культуру в целом, а также ценности современной политической культуры. К сожалении, делается это унифицировано, без учета этнокультурных особенностей регионов, в частности Юга России. Поэтому, с одной стороны, несомненно идет процесс утверждения демократических ценностей и индивидуализма в обществе. С другой стороны, утверждение новой политической культуры и правосознания через СМИ ассоциативно связано с их нигилизмом по отношению к традиционной культуре и нередко советскому периоду в истории России.

Здесь следует напомнить, что именно дискредитация советской науки и пропаганда паранаучного мифотворчества, эксплуатация тем насилия, аморализма, критика власти и управления в качестве самоцели и т. д. объективно создали в 90-е годы информационную основу для ослабления единства страны, нарастания противоречий в ценностных ориентациях людей в центре и регионах.

Сегментация регионального информационного пространства закреплялась и закрепляется тем, что местные СМИ, в отличие от центральных, преимущественно ориентированы на возрождение традиционной культуры титульных этносов. Актуализация этнических традиционных ценностей неизбежно приводила и приводит к противоречиям и асинхронности с общероссийской социальной трансформацией.

Определенно, дискретность современного информационного пространства России сформировалась под влияниям распада ценностной системы и социальных институтов советского общества, но с течением времени она сама стала фактором воспроизводства российского общества как многосоставного.

В условиях разновекторного социокультурного давления в полиэтнических субъектах Российской Федерации на Юге происходит формирование политической культуры и ценностных ориентаций молодежи. Оно осложнено системным кризисом и последующей стагнацией в республиках Северного Кавказа. Политическая культура личности, формирующаяся в данных условиях, внутренне противоречива. Быстрый рост потребностей не подкрепляется у молодежи возможностями легальных форм их достижения, ограничивается материальной и карьерной бесперспективностью, что создает условия для распространения экстремистских политических настроений, питательную среду для деятельности террористических и сепаратистских организаций.

Со временем центральные СМИ по отношению проблемам Юга России хотя и эволюционировали, но все еще недостаточно, что отрицательно влияет на формирование политической культуры личности в данном регионе.

В то же время модернизационные ценности (радикализм, автономность личности, идеалы свободы, равенства, толерантность, уважение к частной собственности, инновационность, мобильность и т. д.) и традиционные ценности (почтительность, честь, мужество, скромность, гостеприимство, воинский этос и др.) противоречат друг другу лишь частично, могут адаптироваться, коррелировать и быть взаимно дополняемы, что и происходит в реальной социальной жизни.

Процесс формирования новой политической культуры может происходить у современной молодежи стихийно (что преимущественно происходит в настоящее время), но может быть предметом регулирования и управления, в том числе с использованием СМИ - решающего канала трансляции и воспроизводства политической культуры (положительной манипуляции) в современном обществе.

Со временем центральные СМИ по отношению проблемам Юга России хотя и эволюционировали, но все еще недостаточно, что отрицательно влияет на формирование политической культуры личности в данном регионе, сохраняет противоречия, характерные для взаимоотношений между центром и периферией.

Кроме того, определилась другая негативная крайность – превращение центральных и региональных СМИ из институтов гражданского общества в послушный инструмент политики бюрократии. «Бюрократическое единство» генетически содержит в себе механизм самораспада информационного пространства в перспективе, не может быть долговременным и саморазвивающимся.

На ближайшую перспективу политическая культура личности на Юге России будет носить синкретичный характер, сочетая модернизационные и этнорелигиозно окрашенные традиционные ценности, вектор и динамика их формирования во многом будет определяться информационной политикой в центре и субъектах Российской Федерации.


Анна Ненашева  
Материал распечатан с информационно-аналитического портала "Евразия" http://evrazia.org
URL материала: http://evrazia.org/article/2024