ЕВРАЗИЯ
Против тех, у кого нет родины
Мы живем в мире, где вещей становится все больше, а пространство для внутреннего бытия убывает   25 ноября 2009, 09:00
 
В современном западном обществе происходит антропологическая трансформация, при которой вполне оправданное стремление к материальному благополучию приводит к уничтожению нематериальных ценностей

20 ноября в Санкт-Петербурге в «Доме книги на Невском» состоялась презентация книги французского философа и политолога Алена де Бенуа «Против либерализма. К четвёртой политической теории», вышедшей в питерском издательстве «Амфора». Из более чем сорока трудов знаменитого европейского мыслителя это всего лишь вторая его книга, переведенная на русский язык. Первая – «Как можно быть язычником» (М.: «Русская Правда», 2004) - была неоднозначно встречена в русском патриотическом сообществе, «за» и «против» распределились, как это понятно, в зависимости от религиозных убеждений критиков.

«Альтернативой однополярному миру является не мир государств-наций, но многополярный мир. Многополярный мир не заключается в том, чтобы заменить один полюс власти несколькими».

Вторым в Россию был и ноябрьский визит де Бенуа – в прошлый он побывал в Москве, прочитав лекцию на Социологическом факультете МГУ и приняв участие в VI Евразийском интеллектуальном конгрессе молодежи. Оба посещения России были проведены в рамках деятельности по внедрению в жизнь Четвертой Политической Теории, над которой Ален де Бенуа работает совместно со своим русским коллегой и давним соратником Александром Дугиным.

Говорим «ЧПТ», подразумеваем – «Против либерализма». Название новой вышедшей на русском языке книги де Бенуа говорит само за себя - она посвящена критике либеральной идеологии. Главные «претензии» французского философа к либерализму были озвучены во время его встречи с читателями в «Доме книги».

Все начинается с Традиции. Ален де Бенуа соглашается с тем, казалось бы, парадоксом, что в традиционных обществах рынок всегда располагался рядом с церковью. Однако, это не может служить оправданием сегодняшней тотальной коммерциализации жизни человеческого общества: «Тот рынок не имел ничего общего с глобальным рынком, который мы имеем сегодня. Это не локальный рынок традиционного общества, на котором люди обменивались конкретными товарами, это глобальный рынок финансовых услуг на глобальном планетарном уровне».

Либерализм же по утверждению гостя Санкт-Петербурга никогда не был на стороне традиционных обществ: «Исторически либерализм связан с теорией прогресса, которая утверждает, что завтра будет лучше, чем вчера, и что о прошлом ничего хорошего сказать нельзя».

«Локальный рынок» традиционного общества не сразу был заменен глобальным рынком. Его зарождению способствовал институт государств-наций: «Вначале либеральный капитализм создавался в рамках государств-наций. Тогда идеология прибыли способствовала обогащению наций. Но после того, как либерализм вышел за пределы нации, он изменил свою природу и превратился в новое явление – международный либерализм. Как сказал Адам Смит, основатель либеральной философии, у торговца нет родины, его единственная родина - это то место, где он может извлечь максимальную прибыль».

Ален де Бенуа имеет и четкое представление о том, каким именно образом всепланетное царство либерализма следует свести на нет. Прежде всего, нужно остановить тот процесс глобализации, который уверенно шагает по странам и континентам: «Альтернативой однополярному миру является не мир государств-наций, но многополярный мир. Многополярный мир не заключается в том, чтобы заменить один полюс власти несколькими».

Напротив, «многополярный мир должен построить диалектическую систему отношений, в которой различные культуры могли бы находиться в диалоге друг с другом. И каждая из них должна выполнять не функцию контроля, но функцию регуляции по отношению к той глобализации, которая происходит сегодня. Конкретно это означает, что для каждого народа открывается возможность следовать той истории, которая является его собственной историей. В системе же однополярного мира любой народ становится лишь объектом манипуляций тоталитарного полюса».

«Все бегут все быстрее и быстрее - чтобы прибыть в никуда. Об абсурдности этого бегства нам и следует задуматься, чтобы найти смысл своей жизни».

При этом, ратуя за сокрушение либеральных ценностей, за полное искоренение этой идеологии, французский философ вовсе не стоит на позициях, например, примитивистов во главе с Джоном Зерзаном, призывающих к полной замене современной цивилизации «доаграрным стилем жизни»: «Вряд ли в истории были периоды, во время которых человечество обходилось совсем без денег. Альтернатива состоит не в том, чтобы жить в обществе с деньгами или в обществе без денег. Она заключается в том, что существуют общества, где деньги являются богом, и общества, где деньги лишь выполняют социально-экономическую функцию».

«Моя идея, - поясняет Ален де Бенуа, - не заключается в том, чтобы отказаться от денег и вернуться к дефициту или недостатку. Я нахожу абсолютно легитимным, что все люди стремятся завоевать определенное благополучие, определенный комфорт. Однако, в современном западном обществе происходит антропологическая трансформация, при которой вполне оправданное стремление к материальному благополучию приводит к уничтожению всех ценностей, которые не являются материальными. Но материальный экономический рост не является бесконечным, потому что мы живем не в бесконечном, а конечном мире. Я не предлагаю возвращение к нищете, я предлагаю возвращение к равновесию, к чувству предела и меры».

Но де Бенуа не был бы самим собой, если бы видел только явное зло современной экономики с ее паразитическими принципами: «То, что не может быть вечного роста – это только один аспект. Я также понимаю, что существует экономика виртуальная, нематериальная. Например, экономика вокруг интернета совершенно не использует природных ресурсов. Но она оказывает влияние на дух людей и переориентирует их в определенном направлении».

Из проявления невидимой стратегии монстра материализма следует и угроза существованию человека – того человека, который не является банальным представителем «общества потребления»: «Как и все, я использую интернет, но я знаю, что моя жизнь – это не интернет. К сожалению, многие уже так не считают. Потому сейчас актуальной стоит проблема именно тех ценностей, которые придавали бы смысл нашей жизни. Мы живем в мире, где вещей становится все больше, а пространство для внутреннего бытия убывает. Мы прозябаем в развлечения, мы растащены ими по кускам. Поэтому в применении к многим людям понятие жизни теряет всякий смысл».

Решить можно все, в том числе и эту проблему. Для этого необходимо «деколонизировать сферу воображения» - «это значит восстановить гармонию и баланс между тем, что полезно, и что должно быть. Существует множество полезных вещей, которые для нас не служат смыслом жизни. Мы, конечно, нуждаемся в экономике, но когда экономика полностью занимает наше сознание, получается, что мы становимся рабами экономики. Именно это мы и наблюдаем сегодня. Все бегут все быстрее и быстрее - чтобы прибыть в никуда. Об абсурдности этого бегства нам и следует задуматься, чтобы найти смысл своей жизни».

И, можно сказать, свое жизненное кредо Ален де Бенуа пояснил, высказав свое мнение о творчестве шотландского писателя и философа Томаса Карлейля: «Я очень люблю Томаса Карлейля. Он прекрасно писал о героических ценностях, но, как известно, далеко не всякий может быть героем. Но даже читая Карлейля, можно прийти к выводу, что смысл жизни дает то, что нас превосходит. И что в конечном счете смысл жизни - это то же самое, что и смысл смерти. Таким образом, причина жить заключается в том же, в чем и причина умереть. Карлейль прекрасно показал разницу, которая существует между ценностями и интересами. Интересами всегда можно торговать, а ценностями не торгуют».


Подготовил Эрнст Плиев  
Материал распечатан с информационно-аналитического портала "Евразия" http://evrazia.org
URL материала: http://evrazia.org/article/1169